Новые Известия
А если бы они стреляли? При каких условиях могли бы выиграть ГКЧПисты
21 августа 2019, 12:27
А если бы они стреляли? При каких условиях могли бы выиграть ГКЧПисты
Вопреки распространенному мнению, вооруженное подавление антиправительственных протестов очень редко приносит успех

21 августа 1991 года стало окончательно ясно, что путч, организованный ГКЧП провалился. Однако споры о том, верную ли тактику избрали путчисты, и что бы было, если бы они штурмовали Белый дом, который защищали практически безоружные москвичи. О роли насилия в таких ситуациях пишет в своем блоге социолог Алексей Рощин:

«В очередную годовщину ГКЧП в сети более всего популярно мнение, что предводителей путча подвели излишняя мягкотелость и гуманизм, а также неумение доводить дело до конца: если уж ввели танки в город, так надо было, дескать, отдавать этим танкам приказ стрелять и давить – глядишь, мол, и сохранился бы «великий и могучий», а граждане бы до сих пор в очередях за водкой давились и интернет по талонам покупали (не более двух часов в одни руки!)

Это вообще тренд путинского правления – нечего, мол, было цацкаться с восставшими интеллигентиками. Помнится, еще в «нулевых» звучали призывы «намотать кишки на гусеницы» и «размазать печень по асфальту». Но тогда они еще шокировали общественность, а сейчас воспринимаются вполне нормально, как должное. В комментах к моему периодическому посту про 19 августа 1991 года в этот раз развернулась целая дискуссия на тему «будет ли нынешняя армия стрелять в народ», и большинство участников с удовлетворением пришли к выводу, что «будет!» И потому, мол, у любой будущей «площади Свободы» в России нет никаких шансов. «Раздавят очкариков».

Что лежит в основе обывательского озверения – когда вполне вроде бы мирные обитатели жежешки или Вконтакта вдруг начинают требовать крови и мечтать о пулеметах? Прежде всего – их собственная трусость, конечно же. «Государственники», как правило, не представляют, из-за чего ОНИ могли бы выйти «на площадь» с какими-то требованиями (вообще-то лозунг «начальство всегда право» подразумевает, что ни с какими выходить нельзя) – прежде всего потому, что боятся этого самого начальства. Соответственно, про тех, кто на площадь все-таки выходит, у них мнение одно – «страх потеряли».

Ну а если люди что-то потеряли – надо им помочь найти, не так ли? Отсюда и убеждение, что «не надо цацкаться». Надо, мол, пугать, и по-настоящему.

Однако так ли это? Сработает ли?

На самом деле, если посмотреть на дело в исторической перспективе и изучить аналогии новейшего времени – мы с удивлением увидим, что обывательское убеждение в том, что «жестокость рулит», вроде бы «очевидное на уровне здравого смысла» (ну в самом деле, кто сильнее – вооруженные до зубов автоматчики на танках или безоружные демонстранты?) не срабатывает.

Киргизия

Первый приходящий мне в голову пример – Киргизия. В 2005 году в результате «тюльпановой революции» восставшая чернь в Бишкеке свергла президента и академика Аскара Акаева. Тот прихватил семью и бежал из тамошнего Белого Дома через черный ход. Благополучно перелетел в Россию и с тех пор работает по специальности в Питере, в каком-то научном институте. ОК.

На смену утонченному Акаеву пришел типичный восточный бай – Курманбек Бакиев. И всем казалось, что уж такой персонаж воцарился в Киргизии надолго. Прежде всего потому, что он как раз считался «настоящим диктатором», который не отягощен интеллигентскими комплексами Акаева. Бакиев действительно расставил буквально по всем должностям своих бесчисленных родственников и приготовился править Киргизией, пока не надоест, а если, мол, вылезут еще какие-то «тюльпановые» или «оранжевые» дармоеды-демократы – всех давить. Никто и не сомневался, что за Бакиевым «не заржавеет».

И что ж? Всего через каких-то 5 лет, в 2010, в Бишкеке началась очередная заваруха, а точнее – очередные митинги протеста. Люди протестовали, смешно сказать, из-за «низкого уровня жизни» и «авторитарного стиля правления». НУ И ЧТО, казалось бы? Это ж мягкотелый гуманист Акаев бежал из столицы и отказался привлекать «верные части», мотивируя это интельским блеянием типа «не хочу провоцировать в стране гражданскую войну». Бакиев-то не таков! У него ж рука не дрогнет!

И что вы думаете? У Бакиева рука действительно не дрогнула. Он отдал приказ стрелять в митингующих. События 2010 года в столице Киргизии были совсем не «тюльпановые»: в тот раз 83 человека были убиты, около полутора тысяч пострадали.

Но итог…

Итог, как ни странно, был тот же самый: Бакиев был вынужден бежать из Белого дома в том же направлении – к аэропорту. И спешно эвакуироваться – правда, уже не в Россию, а в Белоруссию. Приказ открыть огонь ничего не изменил, а лишь немного затянул сопротивление режима: Акаев пал за 1 один день, Бакиев – за три. И вся разница!

Я ведь, в силу особенностей биографии, веду полемику не только в ЖЖ с блогерами. Доводилось мне во время оно аналогичным образом спорить – и эпистолярно, и вживую – с действующими киргизскими генералами и полковниками. Как ни странно, аргументация у них была аналогична нашим диванным «государственникам»: они никак не могли взять в толк, почему надо «цацкаться» со всякой «образованной шелупонью», со всеми этими «интелями в очках», которые, поди, и автомат-то не знают с какого конца заряжать – потому что «армию откосили». Они были искренне убеждены, что они «наглеют» только от безнаказанности, «небитые потому что». А я убеждал, вместе с коллегами, что нет, все не так просто, и прежде всего – какого рожна они думают, что против них «интеллигенты»??

Убедил, но не до конца.

На деле безоружные сплошь и рядом побеждают вооруженных. Можно даже сказать, что армия КАК ПРАВИЛО оказывается слаба против митингующего населения, ДАЖЕ в том случае, если безумный правитель разрешает ей «применять пулеметы».

Помимо Киргизии можно еще много чего вспомнить. Например, падение режима Чаушеску. Тот ведь тоже вовсе не отличался сентиментальностью – и отдавал приказы стрелять по толпе и в Тимишоаре, и потом в Бухаресте в 1989. Что же в итоге? В итоге бои между разными частями «секуритате» и последовавший расстрел самой четы Чаушеску.

Пример Чаушеску хорошо приводить тем, кто искренне сегодня верит, что ГКЧП в 1991 надо было «вести себе жестче» и «ничего бы не было». Чаушеску всего за полтора года до того стрелял вовсю (и, кстати, вполне возможно, что его пример – и особенно, его финал – оказывал благотворное сдерживающее влияние на «путчистов»; недаром ведь у Янаева так тряслись руки!)

Наконец, под нашу аналогию очень хорошо подходит и совсем недавний пример с неудавшимся военным мятежом в Турции. Отвлекаясь от оценок что хорошо, что плохо, отметим факт – армия в Турции была готова стрелять и она стреляла (есть убитые манифестанты), но, как ни относись к «исламистам Эрдогана», они все-таки вышли против танков и потом даже успешно «взяли в плен»… автоматчиков! Кадры, где турецкие гражданские лупят турецких солдат, обошли весь мир.

Украина

Но, конечно, самый яркий пример того, что «расстрелы не панацея» - это Украина, оба майдана, в 2004 и 2014 году. В обоих случаях – мы опять лишь констатируем факты – вооруженная сила государства оказалась бессильна против безоружных митингующих. Майданы особенно показательны, потому что они повторились с перерывом в 10 лет почти что вплоть до деталей. Оба раза были противостояния на главной площади Киева, оба раза выступления были направлены против одного и того же лица – Януковича, и оба раза за спиной Януковича вполне отчетливо маячила фигура нашего Путина.

Казалось бы, «уроки» первого майдана просто обрекали на поражение второй – особенно учитывая то, что тут в России целые колонии выдающихся охранительских умов все 10 лет, что прошли между ними, неустанно, выпуская струйки пара от натуги, кипели и бились над одной проблемой – что сделать, чтобы «второй майдан не повторился». Наши охранители так перекипели в этой своей виртуальной битве, что даже сделали фактически «борьбу с майданом» (он же оранжевая революция») основой российской государственной идеологией. До деталей все «продумали», что надо делать, чтобы «майдан победить».

Результат нам известен – майдан победил на Украине и во второй раз, несмотря на всех «российских советников». Среди их советов, конечно же, был и совет «не слюнтяйничать» и «мочить пожестче». В основе – то же убеждение, что «поганых интелей» надо пугать и стрелять, тогда они будут тише воды ниже травы.

И в самом деле – в случае второго Майдана Янукович очень старался «давить по-настоящему». Были применены все рожденные в муках «ноу-хау» противостояния «оранжевой угрозе» - тут и «титушки», и специальным образом подготовленная спецслужба, целевым образом «заточенная» на подавление «народных восстаний» (Беркут). Все карты сыграли – и титушки старались, и Беркут был на удивление стоек, и до стрельбы дело тоже дошло. Но все бесполезно – армия опять проиграла безоружной толпе.

Интересно отметить, что дальше, уже после победы Майдана, подобную же ошибку совершили уже новые власти Украины – когда поехали на танках подавлять восстание в Донбассе. И опять все пошло не так: народ, вместо того чтобы в панике разбегаться при виде пулеметов – разбегаться не стал.

Противоположные примеры

А на самом деле обратных примеров не так и много. Вспоминаются разве что китайский Тяньанмень и, конечно, успешное подавление Ельциным восстания Верховного Совета в 1993.

Итоги

В чем же дело? Беда, мне думается, в том, что всякие охранители, как правило, люди очень ограниченные, с бедной фантазией (увы, бедная фантазия – отличительная черта консерватора). Им свойственно заблуждаться, представляя себе восставшую массу по ее спикерам – тем, кто залезает на трибуну. Потому они и убеждены до самого последнего трагического момента, что в толпе против них идут сплошные одышливые новодворские и офисные крысы в очках и несвежих рубашках. Другими словами – люди, подобные самим охранителям, трусоватые и умеющие только более-менее складно болтать языком.

А это ведь не так. На митинг идут люди, которым нечего терять. В то же время армия сегодня комплектуется из тех же, что называется, обездоленных слоев населения, и даже неважно, как это происходит – по призыву или по контракту. Важно то, что стрелять в народную массу армия, как ее не муштровали, обычно не хочет. ОСОБЕННО в том случае, если в ответ на выстрелы никто особо не разбегается, а скорее рассыпается.

Проще говоря, армия уже самим фактом ее выставления против БОЛЬШИХ МАСС становится ненадежна. И поделать с этим ничего нельзя. Во всяком случае, очень трудно.

То есть: результат приказа «стрелять на поражение» для политика крайне чреват. НА САМОМ ДЕЛЕ победный исход совсем не гарантирован – а вот участь Чаушеску (и даже любимой жены!) становится близка как никогда. Неудивительно, что приказ такого рода отдают КРАЙНЕ неохотно.

Или не отдают вовсе...»