Новые Известия
Покупать сейчас или ждать: когда подешевеют новые автомобили
20 июля, 16:50
Покупать сейчас или ждать: когда подешевеют новые автомобили
Фото: carsweek.ru
Хорошие новости для автомобилистов: тайваньский производитель микрочипов «TSMC» спрогнозировал сокращение дефицита чипов для автопрома уже в этом квартале. Но полностью от него избавиться получится только в 2022 году. Значит ли это, что до снижения цен на иномарки ждать осталось всего год?

Виктория Павлова

Ведь такие новости дают надежду на то, что автомобильный рынок наконец-то насытится машинами, и люди вновь смогут выбирать понравившееся авто по доступной цене и без очередей. А пока спрос опережает предложение. Приходится брать то, что дают на условиях, которые устанавливают производители и дилеры. В лучших традициях дефицита советских времен.

При сохранении текущих тенденций (как известно, в России легко цены повышают, но почти никогда не снижают), автомобиль рискует вновь из средства передвижения перейти в категорию роскоши. Почему автомобили дорожают почти так же быстро, как морковь, и есть ли надежда на доступный личный транспорт – выясняли «Новые Известия» вместе с вице-президентом Национального автомобильного союза Антоном Шапариным.

С дефицитом 2020 года всё предельно ясно: пандемия, неопределённость, заводы простаивали. Однако в 2021 году, как бы странно это ни звучало, но маленькие чипы, которые миллионами используют в домашней и носимой электронике, стали причиной больших проблем у автопроизводителей. Сложилось множество факторов вместе: производство чипов сосредоточено в руках нескольких азиатских компаний (TSMC – крупнейшая из них), которые останавливали работу из-за пандемии и создали очереди, производственные мощности забронировали производители потребительской электроники на волне повышенного спроса на смартфоны, компьютеры, телевизоры и прочие необходимые для удалённой работы и самоизоляции вещи. Тайваньский TSMC столкнулся с рекордной за 56 лет засухой, из-за которой водные резервуары компании в мае 2021 года были заполнены лишь на 11%-23%, а в марте 2021 года в Японии сгорело производство кремниевых пластин компании «Renesas» – третьего по величине производителя автокомпонентов в мире.

Дефицит чипов коснулся всех – и производителей люксовых автомобилей, и народных. В апреле «Jaguar Land Rover» был вынужден останавливать работу двух заводов в Великобритании, «АвтоВАЗ» с 7 по 9 июня останавливал линию №1 и с 7 по 11 июня линии №3 и №5 из-за отсутствия блоков «Эра-ГЛОНАСС». К концу июня «АвтоВАЗ» нашёл способ продолжать производство – он начал продавать машины в упрощённых комплектациях. Так, «Lada Vesta» сейчас поставляется без кнопок на руле, круиз-контроля и мультимедийной системы.

Антон Шапарин также указывает на то, что сейчас уже нет разницы между классом автомобилей и страной производства машины: от чипов зависят все.

- Во Франции покупателям новых автомобилей доплачивают по 500 евро, если они отказываются от цифровой приборки в пользу старой аналоговой. Что касается технологичности, то даже в автомобиле разработки конца 60-х годов электрические блоки уже есть. И блок управления двигателем, и другие составляющие – это древние, но микрочипы. От этого никуда не деться. Современный автомобиль – это вообще, по сути, гаджет, в котором просто есть двигатель. И поэтому та же «Лада» точно также этому всему подвержена.

И ещё дефицит подогревается спросом: люди готовы покупать даже сильно подорожавшие машины. Данные Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) говорят о том, что в первом полугодии 2021 года проданы 871 тыс автомобилей – это на 5,1% больше, чем в доковидном 2019-м. Хотя до показателей 2013 года, когда трава была зеленее, деревья выше, а доллар ниже, ещё очень далеко. Тогда за первые 6 месяцев реализовали 1,33 млн автомобилей. Производители больше не вытягивают. Зато в ожидании того, что вскоре машины станут ещё дороже, а денег в заначке будет меньше, люди готовы выкладывать немалые суммы прямо здесь и сейчас. По данным Росстата, новые иномарки за год подорожали на 17,5%, новые отечественные машины – на 12,2%. А за 2 года рост составил 25,5% и 21,6%. Не такая уж и большая разница между отечественными машинами и иномарками. А как же локализация, импортозамещение, которые должны были отвязать отечественный автопром от курса доллара и евро? Всё это так и осталось в планах чиновников. Антон Шапарин вообще советует забыть о разделении машин на «отечественные» и «иномарки».

- Автомобиль давно перестал быть отечественным или иномаркой – он глобальный. Сегодня и в автовазовских «произведениях искусства» тоже значительная часть компонентов импортная, поэтому и валютная составляющая огромная.

Если автомобиль собран из российских компонентов, это ещё не значит, что он отечественный. Автокомпоненты зачастую производятся из импортных сырья и деталей. Такой «скрытый импорт» может составлять значительную часть стоимости машины. Исследования показали, что «Lada Vesta» отечественная (если смотреть по расходам на производство) только на 47%, «Lada Largus» - на 27%, а «Lada XRAY» - лишь на 22%. И это данные от 2016 года, когда средний курс доллара составлял 66,9 рублей. Сейчас доллар дороже почти на 12%, а значит и импорт может занимать большую долю – значительного прогресса за последние 5 лет не наблюдалось. Даже у флагманского лимузина «Aurus Senat», гордости России, на отечественную продукцию приходится не более 53% деталей и компонентов.

Вообще хочется верить, что рост цен обусловлен исключительно объективными рыночными факторами: отсутствие микрочипов, сталь, которая за год подорожала более чем в 2 раза… Но ситуация куда прозаичнее. На первый план выходит желание воспользоваться моментом и нажиться тем, кто не производит автомобили, а продаёт –дилерам. По мнению Антона Шапарина именно они ответственны за формирование нынешних цен.

- Дорогая сталь - это далеко не решающее обстоятельство. Свыше 90% проблем – это усилия автомобильных дилеров, которые долгие годы находились в условиях вынужденного предоставления скидок, когда особо не заработаешь. Они получили возможность манипулировать общественным мнением, рассказывая всем о том, что у нас страшный дефицит, машин нет и никогда больше не будет, и сейчас последний шанс купить машину. Поэтому они очень сильно поднимают цены. До 1,5 млн рублей доходит рост цены на самые ходовые модели. Не хочешь – не бери. Потому что всемирно разрекламированные способы покупки автомобиля онлайн (которые, например, Хендай продвигала очень активно) не работают вообще. Никакого онлайн автомобиля нет и не будет. К сожалению, это невозможно.

Естественно, представлять дилеров хищниками, а производителей – невинной жертвой тоже было бы неправильно. Рыночный беспредел возможен только с их молчаливого согласия.

- Обычно автопроизводители очень жестко контролируют всевозможные жалобы на дилеров. А сейчас этим дилерам дали зеленый свет. К сожалению, все жалобы отправляются в урну, и никто продавцов не осекает. Поэтому они реально творят что хотят. А хотят они денег. Так и появляются варианты, когда автомобильные коврики начинают стоит 100 тыс рублей, автомобильная сигнализация – 200 тыс руб.

На первый взгляд – идеальная ситуация для того, чтобы вмешаться государству и начать регулировать цены. Это ведь даже не сахар, здесь суммы куда больше. И значимость серьезная: обеспеченность транспортом позволяет экономике развиваться. Но государство бессильно. А иногда оно даже действует на руку жадным дилерам. Так, например, автопроизводитель не может диктовать дилерам, по какой цене продавать машины или тем более ограничить верхнюю планку цен. Это уже сговор и нарушение антимонопольного законодательства, ФАС за такое выпишет штраф. А накручивать три цены за каждый чих – это легально. Можно ещё вспомнить импортные пошлины и акцизы, которые огораживают наш рынок от потока подержанных машин из других стран. Но, как поясняет Антон Шапарин, их отмена приведёт к большим проблемам у российских автопроизводителей, которые содержат огромный штат сотрудников, заключали с государством инвестиционные соглашения – СПИКи:

- Единственный способ, который могло бы применить правительство – снизить таможенные сборы бывших в употреблении автомобилей, тогда на рынок хлынет поток автомобилей из-за рубежа. Но этого делать никто не будет, потому что это противоречит всей государственной политике последних 15 лет.

Получается, что в ближайшее время вариантов нет – машина продолжит становиться всё большей роскошью. Правительству это даже на руку – список автомобилей, которые попадают под налог на роскошь (повышенный транспортный налог), постоянно расширяется. В 2018 году в этом списке было 1040 позиций, а сейчас Минпромторг насчитывает 1387 моделей машин. В итоге вся надежда только на ограниченную покупательную способность населения. Рано или поздно, деньги в заначках закончатся. А вместе с ними - и ажиотажный спрос. Надо только подождать – советует Антон Шапарин:

- Цены на таком уровне, как сейчас, долго оставаться не могут и не будут. У нас экономика не растет такими темпами, чтобы выдержать этот рост цен. Поэтому, как только ажиотаж схлынет, сразу же все вернется плюс-минус на круги своя. Более того, дилерам тоже нужно будет отчитываться перед автопроизводителями за план продаж, и начнутся скидки вместо накрутки. Так что этот период просто нужно переждать.

Конечно, цены 2019 года мы никогда уже не увидим, но то, что сумасшедшие накрутки дилеров сменятся скидками и прочими особыми условиями – уже хорошо. И тогда доступность автомобилей будет зависеть только от того, справится ли правительство с задачей развития экономки и повышения зарплат россиянам. Для себя чиновники проблему доступных автомобилей уже решили, выпустив «Aurus Senat» всего лишь за 18 млн рублей в базовой комплектации. Не можешь купить хлеб - ешь пирожные.