Просто надоели... Почему в мире растет запрос на сменяемость власти
17 сентября , 11:08
Даже там, где со сменяемостью нет никаких проблем, в последнем десятилетии происходит нечто прежде невиданное: явно реализуется запрос на несистемных политиков.

Писатель и публицист Мария Шаповалова отметила интересную соицально-психологическую тенденцию, которая по ее мнению становится все более популярной во всем мире:

«Почему тысячи людей не согласны с фальсифицированными результатами выборов?

Почему им не всё равно? Ведь столетиями легитимация власти основывалась на династической преемственности, когда законным королём был законный сын короля. Которого никто не выбирал - только рок. Но принцип сменился, и теперь как бы народ выбирает лидера и имеет претензии к процедуре: мы выбрали не этого!

Что это значит?

Это значит, что народ - массы людей! - не признают право политических элит на сохранение за собой власти в государстве. Требуют замены одних на других. Что интересно - на любых других. Без определения стратегии, курса и так далее - тут чистая претензия права на доступ к власти.

Это интересная тема. Потому что она не содержательная, а процедурная. Но в глубине посыла она содержательная в ином смысле - в отказе признавать право утвердившейся власти на власть. Мол, не важно, что вы уже уселись в креслах и сидите, мы хотим других. И мы имеем право требовать других. Потому что мы - народ.

Мы наблюдаем и присутствуем в Белоруссии и в России при этом жёстком переходе, когда одни не намерены отдавать власть ни в коем случае, а другие (массы!) уже требуют замены присосавшихся к власти на новых. Что пока не дошло до крови - это временные подробности. Переход без крови невозможен. Хотя никто её не хочет, все стараются обойти.

Вообще-то, это вопрос о смысле государства. Именно на этот уровень противостояние и выйдет в любом случае.

Не о демократии и тоталитаризме, не о том, что Россия хуже Европы и США. И даже не о сменяемости власти. Потому что там, где со сменяемостью нет никаких проблем, в последнем десятилетии происходит нечто прежде невиданное: явно реализуется запрос на несистемных политиков. Голосованием за несистемных - самых разнообразных, от мнимо-несистемных до откровенно фриковых - избиратель как бы вытесняет из власти устоявшиеся политические элиты. Хочет вытеснить. Нимало не смущаясь отсутствием у своих кандидатов управленческого опыта.

Это говорит об изменении представлений о государственном управлении. О том, что по мнению части избирателей, часто - значительной части, таковой опыт не нужен. Или же прежний опыт признаётся порочным и нежелательным. А сама принадлежность к традиционным политическим элитам воспринимается не как конкурентное преимущество, а как недостаток.

То, что в авторитарных постсоветских режимах продвижение несистемных происходит почти в пародийных форматах (проголосуем хоть за домохозяйку, хоть за манекена!), а удачным опыт избранных несистемных может стать лишь в странах с развитыми гражданскими институтами - это подробности. Определённые слишком разными обстоятельствами. Но общее в массовых настроениях явно просматривается...»