Новые Известия
Прогноз: как Байден станет делить с Москвой Ближний Восток
15 декабря 2020, 13:53
Прогноз: как Байден станет делить с Москвой Ближний Восток
В каких-то вопросах новая администрация США создаст России трудности, но для Кремля могут открыться и новые возможности

О том, как новый президент США будет разбираться с непростым наследием Дональда Трампа на Ближнем Востоке, пишет на сайте Московского Центра Карнеги вице-президент РСМД, посол в отставке Александр Аксененок.

Особенно тяжело придется Джо Байдену решать проблемы Ближнего Востока, более или менее быстро можно только отменить указы Трампа, которыми был ограничен въезд в США граждан мусульманских стран, ну и восстановить участие США в некоторых структурах ООН. Тогда как отношения с Ираном после давления Трампа на эту страну, все будет сложно и долго, а потому у Москвы появятся новые возможности на этом направлении.

Несмотря на то, что американцы еще при Обаме хотели ограничить свои военные и политические вложения в Ближний Восток, поскольку они не давали желаемой отдачи, им приходилось все глубже погружаться в эту проблему: слишком частыми и громкими являются конфликты, раздирающие этот регион. Казалось бы, Трамп несколько снизил уровень присутствия там, прекратив военную помощь сирийской оппозиции, однако все равно ему пришлось наносить ракетные удары по сирийским объектам и вводить «закон Цезаря», призванный удушить сирийскую экономику.

Более того, Трамп с одной стороны поддержал курдов в Сирии, когда они воевали против ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ), с другой – негласно позволил Турции атаковать тех же курдов. Даже вывод войск США из Сирии так и не завершился.

На этом фоне Байден будет наверняка более последователен и понятен, станет теснее работать с региональными партнерами, причем полагаться больше на дипломатию, нежели на оружие. При этом и внутренние проблемы США и европейские и азиатские приоритеты вынудят его к поиску мирных решений, с возможностью применения силы только в крайних случаях.

Сирия, конечно, займет важное место в ближневосточной политике США, и Байден будет исправлять ошибки Трампа, которые позволили России и Ирану укрепить свои позиции там.. Тем более, что будущий госсекретарь Тони Блинкин уже оценил трамповскую политику США в Сирии как «провальную», по вине которой Вашингтон так и не предотвратил массовый исход беженцев, а Америка лишилась немногих оставшихся рычагов давления.

Вот как сам Блинкин объясняет эти неудачи: «Мы стремились не делать слишком много, чтобы избежать повторения Ирака, но совершили обратную ошибку, делая слишком мало».

Так что давление на Сирию продолжится, а Асаду намекнут, что ему нужно делать, чтобы США смягчили санкции. Останется на северо-востоке страны и небольшой военный контингент США, и его в случае чего можно будет легко увеличить. Это позволит ограничивать российское влияние, защищать курдов в органах местного самоуправления, которые они создали, а также принуждать Дамаск к выполнению Резолюции №2254 Совбеза ООН.

Эта политика будет во многом зависеть и от отношений США с Турцией и Израилем, ведь их роль в конфликте очень важна, а кроме того, и от переговоров по возвращению США в ядерную сделку с Ираном. Вернутся – значит сблизятся с Турцией и отдалятся от Израиля и Саудовской Аравии. А нет, то все будет наоборот и нужно будет ждать обострения ситуации либо на юге, или на северо-востоке Сирии, то есть там, где влияние этих стран определяющее.

Что же касается ситуации в Ливии, то тут Байдену проще. При Трампе США встали в выжидательную позицию, отдав рычаги европейским союзникам и стараясь держать баланс между действиями внутренних и внешних сил в ливийском конфликте. Однако поскольку беспомощностью Европы, уже воспользовались Россия и Турция, то Байден сможет действовать здесь более решительно, и взять в случае чего урегулирование в свои руки. Америка наверняка ужесточит требования к внешним участникам конфликта, чтобы те соблюдали, под угрозой санкций, оружейное эмбарго по букве резолюций Совбеза ООН, а кроме того, Вашингтон будет решительнее реагировать на участие в конфликте сирийских боевиков, завезенных Турцией, или российских наемников.

Что касается России, то ожидает от Байдена только самого худшего, полагая, что он будет вести свою политику с позиции силы. Однако однозначно плохой или хорошей для России ситуацию назвать нельзя: где-то у Москвы возникнут трудности, хотя еще больше трудностей добавят ей местные державы. Зато появятся и новые возможности, поскольку администрация Байдена станет меньше ориентироваться на Пентагон и чаще будет искать компромиссы.

К примеру, в Сирии расклад сил не дает США переходить к силовому давлению, а потому Белый дом скорее станет использовать свое влияние на северо-востоке больше для демонстрации присутствия и сохранения политического давления на Россию во время переговоров, а кроме того, для разыгрывания курдской карты.

Россия достигла здесь многого, одержав важные победы над международными террористами, подтвердив статус мировой державы и обеспечив военно-стратегические позиции в Средиземноморье, тем самым добавив себе престижа в арабском мире. Многие задачи уже решены, но поскольку сирийское правительство сумело вернуть большие территории под свой контроль, то возможностей для маневра у России стало меньше. Тем более теперь, когда отношения с Турцией осложнились в связи с событиями в Карабахе, и Анкара вполне способна вновь сблизиться с США.

Турецкие войска закрепились на северо-востоке страны, а американские - к востоку от Евфрата, а потому восстановление всей территориальной целостности Сирии, уже вряд ли возможно без договоренностей на базе Резолюции №2254 Совбеза ООН. К тому же туманными выглядят перспективы примирения между самими сирийцами, последнее заседание с таким трудом созданного Конституционного комитета из представителей правительства, оппозиции и гражданского общества увязли в спорах и дискуссиях и не похожи на настоящий конституционный процесс.

Главная угроза для Сирии, которая страдает и от санкций, и от пандемии, теперь отнюдь не военная, а экономическая: борьба за выживание, рост цен, дефицит продуктов, лекарств, электричества, топлива, разрушенная инфраструктура – чтобы восстановить все это нужны политические компромиссы.

«Сирийское общество устало от войны и сильно встревожено из-за неопределенного будущего. Трезвомыслящие представители режима и оппозиции все ближе к согласию по трем пунктам: без России не может быть политического решения, без Турции – прекращения военных действий, без США – экономического восстановления. Чем ближе сирийские выборы президента, тем острее России нужна новая повестка в Сирии, чтобы, победив в войне, не проиграть в мире...» - заключает эксперт.