Новые Известия
Довесок к телевизору: почему российские интеллектуалы перестали служить истине
15 июля, 14:22
Довесок к телевизору: почему российские интеллектуалы перестали служить истине
Подавляющее количество современных российских интеллектуалов обслуживает не интересы общества, не ищет социальную «истину» как консенсус для нынешних и будущих поколений россиян, а обслуживает конкретные интересы конкретных представителей власти.

Крайне интересная дискуссия разгорелась в социальных сетях по поводу достижений российской пропаганды и роли в этих достижениях российских интеллектуалов. Тон этой дискуссии задал президент Европейской ассоциации политических консультантов Игорь Минтусов, который недвусмысленно назвал эту общественную прослойку предателями:

«Французский философ Жюльен Бенда был номинирован на Нобелевскую премию по литературе 4 раза. Но сегодня его помнят, благодаря единственной книге — «Предательство интеллектуалов», которая была издана в 1927 г., в России ее перевод вышел в 2009 г.

Основная идея данного произведения сформулирована в названии. Кратко обобщая, можно сказать, что Жульен Бенда в своей работе описал, как европейские интеллектуалы со второй половины XIX века перестали «служить» истине и стали «служить» власти. Он выделял интеллектуалов как часть общества, миссия которой заключается в поиске истины и служении общественному благу, а не «служению» власти. Вот это делает, по мнению Ж.Бенда, интеллектуалов свободными и способными мыслить категориями общественного блага для всех, а не блага для политической элиты, которая находится в данный момент у власти.

Раньше у всех интеллектуалов была высшая цель — выполнение общественной функции, заключавшейся в сохранении и продвижении духовных ценностей человечества, создании нравственного ориентира для общества. Сейчас «отрешенность» и исключительность мышления, направленные на высокие общественные идеалы, исчезли, а вместе с тем испарилась и беспристрастность. Интеллектуалы стали обслуживать власть и политический процесс в интересах власти. Иллюстрацией этого, с точки зрения Жюльена Бенда, является то, что многие из ведущих интеллектуалов Европы в первой половине ХХ века поддерживали крайне правых политических лидеров, что помогло фашизму прийти к власти в ряде стран.

В последние годы я все чаще вспоминаю эту книгу, так как она адекватно описывает, с моей точки зрения, сегодняшнюю ситуацию, сложившуюся в «касте» социальных и общественных российских интеллектуалов. Я говорю о «штатных», признанных обществом интеллектуалах, которые работают в бюджетных российских учреждениях и организациях, как то - институты системы РАН, исследовательские институты, ВУЗы и университеты страны.

БОльшая часть таких интеллектуалов обслуживает не интересы общества, не ищет социальную «истину» как консенсус для нынешних и будущих поколений россиян, а обслуживает конкретные интересы конкретных представителей власти.

На любое политическое решение, удачное или неудачное, хорошее или плохое, принятое российской властью, всегда находятся десятки интеллектуалов (деканы факультетов, заведующие кафедрами, доктора и кандидаты наук, научные сотрудники), которые объясняют и оправдывают любое политическое решение власти. Это в нашей стране называется «патриотизмом».

А любое несогласие или критика политического решения власти объясняется действиями «иностранных агентов» или «недружественных организаций», которые являются наймитами Госдепа или Запада.

Получается, что социальная миссия интеллектуалов — беспристрастность во всем, поиск социальной истины — то, за что им платит общество из государственного бюджета, перестает выполняться, а это и есть предательство российскими интеллектуалами общественных интересов страны.

«Истинный интеллектуал— плохой патриот» - написал Г.М.Дашевский. Каким должен быть настоящий интеллектуал - решать все же самим интеллектуалам. Французский же интеллектуал Ж.Бенда, мне кажется, был более истинным и честным по отношению к себе и обществу, чем многие мои современные российские коллеги, обслуживающие интересы власти и следующие в ее фарватере, а не служащие интересам «истины», что должно быть главной миссией интеллектуалов…»

Сетевой аналитик Юрий Долгорукий одобрительно отозвался на этот пост, добавив его своими мыслями:

«Снимаю шляпу. Не соглашусь, пожалуй, лишь с тем, что именно брать за точку отсчета для измены интеллектуалов. С идеями правых в Европе «все не так однозначно». Это сейчас, оглядываясь назад, с позиции знания истории и фактов, мы видим, какие ужасные вещи породил фашизм в Европе. Идеи правых на их заре многим казались привлекательными совершенно искренне. Вообще, преимуществом Гитлера и его помощника - пропагандиста Геббельса стало то, что они смогли упаковать свои жуткие планы в весьма соблазнительную обертку. Пример того, что может делать грамотная работа с общественным мнением, кстати говоря. Так что, интеллектуалы 30-х годов, наверняка, были более искренны в своих порывах, чем интеллектуалы нынешние.

Но вернемся к теме.

Фактически, Минтусов дает звонкую пощечину не только экспертам от науки, но и экспертам от политологии и социологии, которые сейчас массово рвутся вперед с коммерческими предложениями по обслуживанию властного аппарата. Специалисты знают, что всякий раскрученный рейтинг и всякий маститый комментарий имеют свою цену.

Обыватели же, может, и не в курсе про прайсы, но ощущают на интуитивном уровне, что что-то идет не так, особенно если придворный эксперт резко переобувается в воздухе вместе со сменой главного хозяина двора, регионального или федерального масштаба. И все это слишком сильно в последние годы напоминает принципы организации древнейшей профессии. Строго говоря, первыми сдали позиции представители медиацеха. После второй ельцинской президентской кампании наивный российский народ с удивлением обнаружил, что газеты, журналы и особенно ТВ могут быть поставщиками весьма противоречивой информации и то, что написано пером, не только топором вырубить можно, но даже просто ластиком стереть. Кнопка delete есть, в конце концов. А со временем к журналистам присоединились общественники и эксперты. Ни для кого не в новинку уже «феномен Терешковой», когда определенно заслуженный и уважаемый, а зачастую и возрастной человек, внезапно выступает с пассажем по несвойственной ему теме, явно заранее заготовленным, и все стыдливо, с пониманием отводят глаза от экранов, мониторов и дисплеев - ну, что уж, так надо, такие времена. Замыкают эту цепочку те, кто раньше претендовал на звание независимых аналитиков, а сейчас лабает свои записки по ТЗ и в нужном ключе.

Остается только один, но самый сложный вопрос. А остается ли интеллектуал интеллектуалом, превращаясь в пропагандиста? Вообще, насколько совместима пропаганда, имеющая целью программирование сознания, с интеллектом, в основе которого лежит способность к критическому мышлению? Может ли быть так, что критическое мышление оставим себе, а «тупым кроликам» подадим жвачку из нужных понятий и смыслов? И если можно, то как это уживается с еще одной составляющей интеллекта - признанием чужой воли и уважением к ней? Лично для меня эти вопросы являются риторическими, я убежден, что на каждый из них есть только один ответ - нет. А это значит, что сейчас мы говорим даже не о предательстве интеллектуалов, а об их полном вырождении…»

Журналист Михаил Пожарский посмотрел на эту тему с весьма неожиданного ракурса, который лишний раз подтверждает выводы Минтусова о том, что интеллектуалы продались именно за власть, а не за идею:

«Наверняка, вы не раз слышали о том, как плохо и неэффективно работает российская пропаганда. Прожигают миллиарды бюджетных средств, делая никому не нужный продукт, в который реально никто не верит. Особенно показательно это сейчас, когда на примере провальной кампании вакцинации выяснилось, что способность отечественной пропаганды убеждать людей стремится к отрицательным значениям.

Так-то оно так. Но у меня лично всегда оставался вопрос: если при власти такие дураки и бездари, то почему они тогда при власти? Пропаганда работает с низким КПД примерно при любом авторитарном режиме. Она берет не качеством, а количеством. Население СССР верило в некоторые аспекты пропаганды, однако к передовицам про героических доярок и злых капиталистов, наверняка, относились примерно с тем же недоверием, как и к нынешней пропаганде. Участие в советских публичных ритуалах воспринималось как душный официоз и обязаловка - не лучше нынешней. Тем не менее, совок на этой пропаганде 70 лет простоял.

И вот хороший текст психолога Роба Хендерсона, который расставляет все по местам. Да, вероятно, властям хотелось бы, чтобы население безоговорочно верило во все, что ему рассказывают. Однако такой результат недостижим. И в действительности механизм работы пропаганды иной. Пропаганда - это не убеждение, а демонстрация силы. Нам буквально посылают сигнал: да, мы производим полную чушь, но мы можем ЗАСТАВИТЬ вас ее слушать. Мы можем заставить вас участвовать в унылых шествиях, митингах и т.д. В общем, суть сигнала: мы сильные, а вы слабые. И это важно. Ведь бунтуют не тогда, как видят ложь и несправедливость, а когда видят слабость. По большому счету это лишь подтверждение старых оруэлловских интуиций: именно прямолинейная лживость лозунга "Океания всегда воевала с Евразией" и делало пропаганду Океании насколько непоколебимо эффективной.

В этом контексте обретает смысл и демонстративно бессмысленное прожигание денег Рашей Тудей, и найм самых конченных деградантов из числа "бывших оппозиционеров". Дескать, мы и собаку можем перед микрофоном посадить за полляма в месяц, не только Антона Красовского. Потому, что мы власть, а вы - нет.

Остается один вопрос - в статье автор ссылается на Китай, где, вероятно, власть и впрямь может окружить население нефритовым стержнем председателя Си. Однако в России остается некоторая возможность эскапизма - не соприкасаться с пропагандой вовсе. Вряд ли это опция для той части населения, что до сих пор смотрит ТВ, но опция для той, что полностью заменила ТВ интернетом. И вот здесь у нас финальный твист: в России вы не можете не соприкасаться с пропагандой, если вы... оппозиционер. О том, как пропаганда прожигает миллиарды, каких дегенератов нанимает и какую чушь несет - обо всем этом вас расскажут оппозиционные СМИ. Донеся, тем самым, до вас главный и подлинный сигнал этой самой пропаганды: "мы здесь власть, а вы - ничто"…»