Новые Известия
Минус два триллиона: получат ли работающие пенсионеры свои деньги
15 января, 10:21
Минус два триллиона: получат ли работающие пенсионеры свои деньги
Фото: 9111.ru
До первого февраля правительство должно доложить президенту, получат ли работающие пенсионеры положенную им индексацию после пяти лет моратория. Пока бюджет сэкономил на них уже два триллиона рублей. Перспективы получения прибавки весьма туманные – денег в бюджете нет, и неизвестно, когда станет лучше.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Сколько человек стране получают и пенсии, и зарплаты, точно неизвестно. В 2017 году озвучивалась цифра в 7 миллионов человек. Позже мелькала другая - работающих пенсионеров в стране 11 миллионов. Экономист Игорь Николаев считает, что правда где-то посередине – 8-9 миллионов человек. Для них в начале января прозвучала радостная весть: президент дал поручение правительству предоставить предложения по индексации пенсий работающим пенсионерам. Не спешите пока радоваться, надо правильно трактовать язык властных поручений, напоминает он. Пока никто не поручал финансовым властям проиндексировать пенсии. Правительство вполне может сообщить президенту о нецелесообразности проведения индексации.

- Государство не индексирует им пенсию и просто экономит. Оно уже просто сэкономило триллион, и в перспективе еще один триллион будет сэкономлен. У государства в принципе сейчас только одна задача – где взять деньги. Вот придумали не индексировать пенсии. Государство никого не хочет провоцировать, оно ищет деньги. - говорит Игорь Николаев.

Позиция у противников индексации кристально ясная. Министр финансов Силуанов не скрывает своей точки зрения: пенсия предназначена для тех, кто не может работать. Если человек трудится в пенсионном возрасте, значит, что он не должен претендовать на пенсию.

Научный руководитель Института экономики, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг говорит, что здесь проблема выбора приоритетов. Раз у людей есть и пенсия и заработок, они выживут, рассуждают власти, а в бюджете денег на повышение пенсий нет. В прошлом году в Совете Федерации предлагали отменить мораторий на индексацию. Правительство в ответ быстро посчитало, что тогда Пенсионному фонду понадобятся дополнительно 368,5 миллиардов рублей в 2020 году, 426 миллиардов в этом и больше пол-триллиона на следующий год.

Бюджет страны действительно дефицитный, но деньги есть. Например, в Фонде Национального благосостояния. На 1 декабря накоплено 13,5 триллионов рублей.

- «В ожидании черного дня» - эта мантра не меняется, как не меняется установка на то, что черный день еще будет, потому что непонятно, когда могут ввести санкции, они могут ужесточиться. Поэтому главное дело – пережить геополитическое одиночество, а это долгий процесс и очень долгая история, - говорит Руслан Гринберг.

Поэтому со всех нужно собирать все по возможности и тратить деньги только тогда, когда не тратить невозможно, когда, например, идут социальные протесты, а так можно спокойно жить и копить в кубышку, чтобы быть готовым к еще большим неприятностям. Но пока ее, кроме как на помощь крупному бизнесу, никто не трогал.

Индексация – это кричащая проблема, потому что инфляция в нашей стране занижена в несколько раз. Ее расчет экономист Гринберг иначе как эквилибристикой с цифрами не называет:

- Пятьсот позиций входит в определение уровня жизни. Но в такие трудные времена люди только едят, лечатся и платят ЖКХ – это все расходы, которые Вы не можете отложить. А там инфляция не 4%, как правительство любит говорить, а все 12%, если взять эти позиции. Эта проблема очень серьезная.

Если даже предположить, что инфляция на жизненно необходимые товары и услуги составляла по 10% в год, то работающие пенсионеры за пять лет моратория потеряли половину своей пенсии. Неразбериха с количеством тех, кто работает на пенсии, говорит только о том, что люди решают свои проблемы сами, а государство, экономя на индексации, теряют в другом, считает Игорь Николаев:

- Решают по-разному – кто-то договаривается с работодателем, что он увольняется, пенсия индексируется, а зарплату пенсионер получает в конверте. Государство недополучает налог. В этом случае значительные социально-страховые платежи не платятся.

Российские власти привыкли работать в режиме пожарной команды. Принцип один, говорит Руслан Гринберг: не делай, пока это тебе разрешают, или дитя не плачет – мать не разумеет. В каком-то смысле это рациональная политика, хотя и не слишком социальная. Мораторий ввели в 2016 году после Крыма, когда появились опасения, что будет хуже, но за два года до президентских выборов. Своя логика в этом есть. Руслан Гринберг полагает:

- Когда есть эйфория и гордость по поводу Крыма, и одновременно вы знаете, что миру это не понравится, и будут всякие санкции, запреты, в этой ситуации легче объяснить, что наступили тяжелые времена из-за того, что присоединили Крым, но цена такая, что начинается история с осажденной крепостью. А раз вы попадаете в геополитическое одиночество, все должны понимать, что нужно затянуть пояса.

В своем решении о новой индексации власти будут учитывать политические моменты. 2021 год – выборный, работающих пенсионеров – миллионы. Это та категория граждан, которая ходит голосовать. Если учесть, что у всех них есть семьи, то речь уже идет о нескольких десятках миллионов человек. Но в повальную индексацию Игорь Николаев не верит, максимум, чего стоит ожидать, это прибавка некоторых категорий работающих пенсионеров:

- Я склоняюсь к версии, что для какой-то части работающих пенсионеров предусмотрят эту индексацию, но не с этого года. Тут главное, чтобы решение для политических задач состоялось. Никто с первого февраля не будет индексировать даже каким-то группам.

Пришло время расщедриться для снижения социального благополучия. Хотя в этом скрывается определенное лукавство. Игорь Николаев напоминает, что в виде пособий на детей и других субсидий дадут миллиарды, но лишат триллионов. Еще один пример – повышение пенсионного возраста. Поэтому реальные доходы населения не растут, а падают и никак не могут достичь 2013 года. Надежда одна - что начнется экономический подъем в мире, и опять будут востребованы наше топливо и сырье. Но пока мир захлестывают и вторая, и третья волны пандемии.