Новые Известия
И ломать, и строить: что ждет российское кино в условиях санкций
14 июня, 15:00
И ломать, и строить: что ждет российское кино в условиях санкций
Фото: 1Mi
Киноотрасль России переживает кризис. Из-за отказа голливудских студий прокатывать блокбастеры, обвалилась касса кинотеатров. Сети готовятся к банкротствам. А это сужает «жизненное пространство» и для российского кино, которое пока продолжает сниматься, но уже думает о цензуре, деньгах и новых смыслах.

Александр Дыбин

ПОЧЕМУ КИНО ОСТАЕТСЯ БЕЗ КИНОТЕАТРОВ

В конце февраля американские компании, такие как Disney, Warner Bros и Sony Pictures заявили, что отменяют премьеры блокбастеров и в целом сворачивают деятельность в России на фоне событий на Украине. Это сразу же ударило по кинотеатрам, которые делают основную кассу как раз на голливудских новинках. Ассоциация кинотеатров сообщила, что к концу апреля из-за резкого падения выручки и посещаемости, закрылось более трети кинозалов. Киносети просили правительство страны поддержать отрасль субсидиями, но власти отказались выделять деньги, заявив, что вместо Голливуда можно показывать фильмы из других стран.

Пока поддержки дождались только сети Москвы, где власти компенсируют 100% затрат по договорам за использование прав на российские фильмы, сети также получат гранты на рекламу отечественных фильмов. Бюджет столицы частично компенсирует расходы на съемки фильмов. Но другие регионы пока ничего подобного не заявляли.

Проблемы возникли и у производителей фильмов. Так, некоторые ленты снимались с участием западных компаний, возникли сложности с оборудованием и специалистами, которые выехали из страны. К кинопроизводству власти оказались более лояльными, объявили об увеличении Фонда кино, упрощении получения денег на дебютные проекты, а так же пообещали компенсировать потери из-за отказа западных инвестиций в российские проекты. Но, по словам, опрошенных «Новыми известиями» экспертов, помогать нужно в первую очередь кинотеатрам, потому что на них держится российский кинематограф.

Продюсер киностудии HHG из Санкт-Петербурга Владислав Пастернак считает, что основная угроза для киноотрасли – это катастрофическое падение выручки кинотеатров:

«За март мы потеряли 11% кинотеатров, за апрель - 18%. В мае ждали выхода болкбастеров, которые делают основную кассу. Но ничего не выпустили, кинотеатры стали закрывать залы. Сейчас для российского фильма нет никаких проблем с тем, чтобы встать в кинотеатр. Но сборы у нашего кино все равно не очень большие. Русское кино не начало собирать огромные кассы, спрос не вырос. Оказалось, что это не равноценная замена. Да, есть фильмы которые собирают 150 млн рублей и выше. Но большинство фильмов собирают плохо. При этом голливудские компании прокатывали и российские фильмы и у них это получалось хорошо. Sony Pictures, Fox, Disney регулярно брались за прокат русского кино. Отсутствие Голливуда в прокате является очевидным злом для индустрии. Оно убивает кинотеатры и сужает пространство для проката русского кино. Это главная проблема».

Согласен с этим тезисом и управляющий одной из региональных кинотеатральных сетей, который рассказал «Новым известиям» о том, что прокатчики готовятся к еще более масштабным сокращениям залов и персонала:

«Фильмов достаточно в расписании: на любой вкус и цвет. И российские, и американские, и европейские. Любых жанров. Нет голливудских блокбастеров и соответственно рекламных компаний по ним, как результат - нет зрителей, - говорит эксперт, - кинотеатры запрашивали помощь, но правительство отказало. О региональных мерах сообщила только Москва, в других субъектах, пока на этот счет тихо».

Собеседники «Новых известий полагают», что в условиях, когда власти поддерживают кинопроизводство, но не поддерживают кинотеатры, может сложиться парадоксальная ситуация: фильмов через год-два действительно станет больше, но показывать их будет негде.

«Выделяются гигантские деньги на производство кино, даже добавили еще 5 млрд рублей, - говорит Владислав Пастернак, - но кинотеатры лишились четырех пятых дохода, а снижения затрат нет ни по какой статье. Почему государство в первую очередь не помогло кинотеатрам, а помогает продюсерам, у которых и так все хорошо, они пилят бюджеты, снимают чудовищное кино, не востребованные в прокате, – не понятно. Да, по-прежнему работают он-лайн платформы. Но за каждой платформой стоит корпорация «Окко» - это Сбер, «Кинопоиск» - это Яндекс, и у них тоже свои проблемы. Вопрос, как долго это все просуществует, и как долго сохранятся их бюджеты на развитие? Думаю, будет очищение рыка от лишних игроков, и платформ и продюсеров, которые делали невостребованное кино».

Однако режиссер Олег Штром согласен, что нынешняя ситуация является кризисом для отрасли, но возможностей собеседник видит больше, чем негативных эффектов:

«В отличие от 90-х нынешняя ситуация дает перспективы, - говорит он, - кинопроизводство сейчас в другом состоянии, большое количество кадров было воспитано сериалами, он-лайн платформами, и картин в последнее время производилось довольно много. Проблема была только в том, что все прокатные сети принадлежат людям, которые не хотели производить что-то российское. А просто размещали американский контент. У них была очередь, все было расписано на годы вперед, и воткнуться с российской картиной было сложно, даже если картина неплохая. Многие ленты, выпущенные за последние 10 лет, достойны, но мировые компании забивали все своим контентом."

"Конечно, к российскому кинематографу было подорвано доверие со стороны крупного бизнеса и зрителей. Многие мои коллеги аферистично себя вели, крупные проекты, на которые ставили, оказались не такими выверенными. Обманутые зрительские ожидания привели к тому, что инвесторы потеряли деньги, окупаемость российских картин низкая. За 20 лет успешными были, может быть, 20 картин. Иногда это фильмы, которые стоили совсем не дорого и принесли в 7-8 раз больше, чем вложено. Но таких примеров не много. А провалов больше. Американский опыт говорит, что если картина запускается, если в нее вкладываются деньги, то она начинает рекламироваться еще на стадии съемок. А у нас зачастую картина сделана и все ходят по прокатчикам: возьмите ее, пожалуйста. Сейчас перспективы, на мой взгляд, хорошие, но надо совместить усилия прокатчиков и производителей».

Переводчик, блогер Дмитрий Пучков считает, что у киноотрасли были проблемы и до массового отказа американских студий от выпуска в Российский прокат своих фильмов. Эксперт отмечает падение интереса зрителей в том числе и к западному контенту:

«Обстановка в целом была нехорошая по политическим причинам, - говорит Дмитрий Пучков, - люди, которые непрерывно обвиняли СССР в навязывании идей, теперь сами заняты этим – навязыванием гомосексуальной, расисткой «повесточки». В каждый фильм в ущерб сюжету запихиваются лесбиянки и гомосекусалы, чернокожие артисты, женщины. Фильмы и сериалы просто перестают быть интересными. Люди их не смотрят. А сейчас наложились санкции, в рамках которых к нам запретили заводить американское кино. Как не крути, в кино никого главнее американцев нет. Кинотеатры все встали, еле пережили пандемию, а теперь и такое. Кинотеатры с этим справиться не могут. И думаю, что российское кино, не сможет восполнить потерю голливудского. У нас люди кино снимают не для того, чтобы заработать деньги. А американское кино снимают именно для денег. У нас люди зарабатывают, пока кино снимают, прокатная судьба творцов не интересует. Картины используют, как место для самореализации. В результате получаются фильмы, которые денег не собирают принципиально. У нас успех - это единичные случаи вроде «Движения вверх». А какие-нибудь «Иваны Денисовичи», на которые тратятся сотни миллионов государственных денег, не способны даже отбиться, не говоря про то, чтобы заработать. Поскольку задача не стоит зарабатывать деньги, кино у нас снимают за госсчет. Задача освоить средства, и получается кино, которое не смотрят. Зачем так делать - для меня загадка».

Участники кинорынка отмечают, что уже сейчас возникают сложность со съемочным оборудованием. Производители камер не уходят с рынка, но усложняются процессы ремонта и обслуживания. Вывозить те же камеры в Европу на сервисное обслуживание по-прежнему можно, но через Казахстан.

Еще одним неочевидным ударом по киноотрасли слали ограничения, введенные как социальными сетями, так и в отношении них.

«Нам по прежнему доступно все мировое кино: Европа, Корея, Китай, Япония, Латинская Америка, но есть проблема, с рекламой, - говорит Владислав Пастернак, - закрыты сайты и соцсети, запрещена реклама на Youtube. Зритель лишился доступа к информации. Для рекламы кино осталось только телевидение, что дорого, и «Вконтакте» которая работает не так, как надо, так как там много своего контента, и это не лучшая площадка для рекламы фильмов. Мы сейчас почти не видим рекламу кинофильмов и есть ощущение, что информационное пространство обеднело, но ленты выходят. Да, отсутствие конкуренции с большим голливудским кино должно помочь этим фильмам выйти в прокат. Но арт-кино штука смелая и прогрессивная, на фоне консервативной политики, мы можем недосчитаться важных фильмов на больших экранах».

Как кинематографу выйти из кризиса

Владислав Пастернак из киностудии HHG считает, что выправить кризисную ситуацию в Российском кинематографе можно не только с помощью экономических стимулов, но и с помощью творческой свободы:

«Культурой не надо управлять, ее надо оставить в покое и она сама разовьется, - говорит эксперт. – Но сейчас среда скорее неблагоприятная, потому что ликвидирована экономическая основа существования отрасли. Конечно, никто не прогонял голливудские студии уходить, это их жест. Как они будут возвращаться – не понятно. Знаю, что Universal уже опрашивал кинотеатры, обновлял базу контактов, в графике стоят фильмы от этой студии. Пока ждем, придут ли они. Но чем больше времени проходит, тем сложнее им будет вернуться. В России в последние два года было произведено много блокбастеров, им еще предстоит пойти в прокат это «Нюрберг» Лебедева, «Воланд» по «Мастеру и Маргарите», «Сердце Пармы», «Мы» по Замятину и целый ряд потенциальных хитов. С осени они начнут выходить. Эти фильмы мало чем уступают Голливуду. Думаю, наше кино могло бы выйти на уровень южнокорейского в отсутствии мощной конкуренции со стороны Голливуда. Но для этого нужно, чтобы не было ни цензуры, ни самоцензуры. При цензуре нельзя сделать крепкое жесткое современное кино, которое соответствовало бы хотя бы уровню Южной Кореи. Чтобы поддержать кино экономически, можно взять опыт США и освободить все инвестиции от налогов. И не важно, куда вкладывают, в показ или производство. Это один из самых рискованных бизнесов, и инвестиции следовало бы освободить. Да это приведет к какому-то количеству мухлежа. Но не так много денег будет отмыто, как сделано хороших фильмов, а количество рано или поздно перерастает в качество».

Олег Штром полагает, что без господдержки киноотрасль не сможет воспользоваться возможностями, которые дает кризис, но ключевую роль должны играть прокатные компании. Они должны сами вкладывать в создание кино и его рекламу, тогда они будут заинтересованы в качестве фильмов:

«Нужна система госпроката, чтобы были всероссийские премьеры и поддержка в рекламе, - говорит режиссер. - Люди отвернулись от российского кино, потому что боятся, что придут на что-то не очень хорошее. А качественные фильмы достигают зрителей уже в интернете. После этого какой смысл идти в кинотеатр? Первичная реклама, подогрев интереса важен. Рекламный бюджет не должен быть 5-7 процентов от производственного, как сейчас. Прокатчики все это время ровно сидели на одно месте, потому что с контентом было все в порядке. Зачем напрягаться, если сразу приходит картина с рекламным бюджетом, с афишами, постерами, роликами. Теперь все наоборот. Ребята, надо подумать, что сделать, чтобы фильмы выходили в прокат и зарабатывали. Я уже вижу первые перемены. Например, мне начали звонить прокатные кампании. Хотя я от этого далек и занимался только производством. А сейчас сами прокатчики выходят и говорят: давайте мы у вас возьмем вот это и вот это. От коллег знаю, что сейчас ко многим проектам, произведенным год-два-три назад, и у которых были сложные варианты оказаться в прокате, появляется интерес со стороны прокатчиков. И это положительная тенденция».

Генеральный директор киностудии «Ленфильм» Фёдор Щербаков видит перспективу в сотрудничестве со студиями стран СНГ:

«За последние два года почти во всех странах СНГ очень активно стали развиваться государственные студии, - говорит эксперт. - Мы начали обсуждать копродукцию. С учетом ограничений на других рынках это направление мне представляется достаточно перспективным. Это дает доступ к достаточно большой и лояльной нам аудитории. Но за неё, безусловно, придётся побороться. Главное - рынку нужны новые супергерои, нужны, в том числе, отечественные, безупречные символы эпохи. И лучше, чтобы они были из нашего великого будущего, чем из нашего героического прошлого. Надеюсь, таких героев нашим студиям удастся создать в ближайшие годы».

Разворот к легким жанрам

Еще один важный вопрос для отечественного кино – это о чем снимать? Как изменится кинематограф в современных условиях. Бытует два мнения. Первое, особую популярность приобретут легкие жанры: комедии, мелодрамы, чтобы отвлечь зрителей от информационной повестки и переключить внимание. Второе – возникнет заказ на производство патриотического кино. На прошлой неделе стало известно о том, что минобороны учредило фонд поддержки военно-патриотического кино, который возглавил бывший заместитель начальника Роскомнадзора и экс-замминистра культуры РФ Максим Ксензов. Пока фонд никаких проектов не анонсировал.

Владислав Пастернак согласен с тем, что студии и зрители будут больше обращать внимание на легкие фильмы:

«Запрос на патриотическое кино идет от государства, но по кассовым сборам мы видим, что людям это не очень надо, эта тема доступна бесплатно по ТВ и за деньги смотреть в кинотеатрах люди не хотят, - говорит эксперт. - Да есть запрос на легкое душевное кино. А вот, что касается кинематографа морального беспокойства, то, что будет с ним – не ясно. Многие авторы оказались за рубежом. В частности, Звягинцев не в России, уехали лауреаты каннского фестиваля Кира Коваленко, Кантимир Балагов. Это был передний край модного арт-кино. 2021 год был удачным, на каждом большом фестивале было по 1-2 наших фильма. И без призов они не уезжали. И это была не мода, это мы действительно научились делать качественное востребованное кино, и оно продавалось на весь мир. Публика его охотно смотрела, мы не уступали в этом смысле европейским странам. Ничем не хуже чем Италия или Германия. Были нормальной киностраной из топ-10. У нас было и коммерческое кино и авторское. Сейчас, думаю, будет перекос в сторону коммерческого. Какие темы будут пониматься в авторском, как будет влиять цензура денег психологическая, законодательная – пока не понятно».

Олег Штром считает, что российское кино ждут перемены в смысловом плане:

«Сейчас будет больше по настоящему художественного кино, в котором будут ограничения, но они всю жизнь давали возможность говорить другим языком, те проекты, которые будоражили и хайповали, окажутся на свалке истории, а настоящее искусство прорвется и будет предметом изучения, - говорит режиссер, - все лучшее из советского кинематографа никуда не делось, это смотрят и дети, и подростки. Потому что был правильный посыл: сделать людей чуть лучше, а не опустить до животного состояния. Важно, что не было так, что кто-то все зажал. Во всем нужна разумность, но и вседозволенность плохо, и закручивание гаек – плохо».

Дмитрий Пучков также полагает, что интереса к патриотической пропаганде не будет, людям нужны комедии:

«Люди в кино ходят за удовольствием. Все это известно с начала 20 века, когда в США была великая депрессия, тогда же Голливуд начал снимать бодрые комедии или фильмы с «хеппи эндом», - говорит переводчик. – Человек, которого достали жизненные трудности, идет в кино для того, чтобы забыться и посмотреть что-то хорошее, что создаст ему настроение. Чего тут непонятного? Причем тут патриотизм, который насильно пытаются впихнуть? 30 лет призывали ненавидеть Советский Союз, ненавидеть родителей-коммунистов, а теперь давайте патриотизм. Научитесь сначала хотя бы доброе хорошее кино снимать. Вот секрет успеха! Например, комедии. Они приносят больше всего денег. Могут ли они быть патриотичными? Да, но где таких творцов найти, я не знаю. Экономических мер поддержки, на мой взгляд, не надо. Денег туда вливается больше, чем достаточно. Не нужно платить такие зарплаты, как сейчас. Режиссер не дожжен получать 5 млн в месяц, потому что его фильм столько не заработает. У нас капитализм и его звериный оскал никто не отменял. Почему-то в сериалах могут производить продукт в нужные сроки за определенные суммы. А тут почему-то нет. Самый примитивный менеджмент приведет к положительным результатам, но пока и такого нет».