Новые Известия
Больше пыток, больше абсурда...Что будет после разгрома «Мемориала»
13 ноября 2021, 11:47
Больше пыток, больше абсурда...Что будет после разгрома «Мемориала»
Фото: Фото: Соцсети
По мнению подавляющего большинства оппозиционных блогеров, Россия вступает в черную полосу тоталитаризма, в котором окончательно исчезнет общественная деятельность.

Сетевое сообщество продолжает обсуждать дикую новость о том, что Генпрокуратура намеревается запретить деятельность правозащитного общества «Мемориал», ранее признанного иностранным агентом. Блогера убеждены, что это станет последней ступенькой перехода авторитарного режима в тоталитарный со всеми вытекающими последствиями. Так, адвокат Юлия Федотова видит теперь только два пути:

"Не могу сдержаться от кривой ухмылки, когда вижу посты и комментарии про «Прекрасную Россию Будущего», «они заплатят», «всех посадим», «всех люстрируем», «они ответят», «скоро всё изменится», и т.п.

Думаю, что не будет. Ничего из этого. Будет только бесконечно хуже.

Больше пыток.

Больше жести.

Больше маразма.

Больше абсурда.

Чем дальше, тем меньше нужно даже пытаться создавать видимость какой-то законности.

Здесь ничего и никогда не изменится. Нет ни одной предпосылки для этого.

И, ИМХО, есть два выхода - мигрировать, либо быть здесь, по возможности наиболее счастливо, насколько это возможно, осознавая, что в любой момент может стать намного хуже."

Политолог Александр Морозов уверен, что с разгромом «Мемориала» погибнут последние остатки правозащитной деятельности:

«Мемориал» добили. Но если смотреть «без гнева и пристрастия», то ясно, что между 2020 и 2024 гг. должны добить всех. Общественная деятельность «в этом смысле» невозможна, она вступает в неразрешимое противоречие с самой логикой конституционных поправок и сохранением Путина у власти в 2024 году. Не может быть некоторого типа общественных и образовательных программ и проектов, и их не будет. Люди должны отказаться от этих проектов и перейти в «деполитизированные», либо ждать арестов как экстремисты. Это - новая эпоха."

Писатель и публицист Марина Шаповалова уверена, что несмотря на безнадежность сопротивления репрессиям, сопротивляться все равно необходимо:

«Никаких сомнений, что этот режим будет закрывать и запрещать ВСЁ, пока существует. Таков его «модус вивенди». Помешать ему невозможно - против лома нет приёмов. Это не значит, что не нужно сопротивляться - как раз очень нужно. Даже просто выражением несогласия, если никаких других средств не остаётся. Для чего? Для формирования такой общей атмосферы, которая образовалась в позднем СССР. Она постепенно стала «антисоветской» на всю народную глубину. Никто при этом не шёл толпами «валить власть», но стало понятно, что реальной поддержки она не имеет, что её идеология обанкротилась.

В переломные моменты оказывается, что именно это имеет значение.

Я далека от мысли, что конкретно удушение «Мемориала» вызовет какую-то реакцию в среде обычных обывателей. Нет, никакой не вызовет. Идеи «Мемориала» близки ничтожным процентам россиян. Но это - ещё одна капля в формирование общего несогласия.

Чем оно поможет?

В момент неизбежной перезагрузки режима её организаторам придётся хотя бы изображать либерализацию. А с этого в России обычно начинаются перемены. Хотя бы в виде «оттепели», которую хоть и возможно свернуть, но свой задел на будущее она оставляет.

Второй вопрос: почему здесь всё так, а не «как у людей»?

Я пока не могу на него ответить. Хотя думаю, что ответ стоит искать в пространственной организации России. Её народ не может осознать себя единым сообществом, поскольку страна заселена как архипелаг: «островками», разделёнными в пространстве, в котором единственным благом мыслится отсутствие границ между ними. Со связями через Москву. Потеряв эту безграничность, они почувствовали бы себя в блокаде окружающего вакуума.

Это как-то меняется. Но пока незаметно. Поэтому единственная стратегия пока - формирование этого самого несогласия. А дальше буде видно, какие сдвиги начнутся и что поменяется…»

Политолог Алексей Макаркин назвал две причины, по которым российские власти так бесцеремонно поступают с легендарным обществом:

«Первое – общие тренды. Убыль населения по прогнозам будет продолжаться до 2030 года, когда ожидается небольшой рост, а попытки смягчить демографическую проблему с помощью миграции усиливают внутреннюю напряженность. Октябрьские прогнозы затухающего роста ВВП от Всемирного банка: в 2021 году – 4,3% (восстановительный рост), в 2022 году – 2.8%, в 2023-м – 1,8%. Санкции, препятствующие доступу к современным технологиям, никто отменять не собирается. Пандемия усиливает апатию и отчуждение от государства. Вынужденные и неизбежные ограничительные меры полностью перпендикулярны общественному запросу на возвращение к нормальности. «Крымский консенсус», основанный на согласии потерпеть ради внешнеполитических побед, неактуален в связи как с усталостью общества, так и с отсутствием новых успехов.

Второе обстоятельство – общественная ситуация, причем не только в России. Ощущение у российской элиты усугубляющейся девиации, постепенного сжатия нормативного мира, несбывшихся ожиданий. В том числе на скорый распад Украины и эволюцию «новороссийских» регионов к России – ничего подобного не произошло. Абсолютное большинство населения Украины не воспринимает майдан 2014 года как фашистский переворот – при всех претензиях и разочарованиях. Нет надежд на «пророссийские» перемены в Европе – сейчас, впрочем, появился Земмур, но его перспективы неясны и самое главное – уже были разочарования по разным причинам в Ле Пен, Ципрасе, Сальвини. Глобальный мир выглядит все более непонятным и неприятным – от ЛГБТ-культуры до ухода в прошлое воспоминаний о войне. Молодежь в самой России все более встраивается в этот глобальный мир и равнодушна к эмоциям старших. Все это ведет к усилению представления о глобальной промывке мозгов с целью отказа от нормативных ценностей – и желание противодействовать этому методами, которые еще несколько лет назад казались избыточными…»

Социолог Алексей Захаров констатирует, что страна прямым ходом идет к тоталитаризму:

«Одна из претензий прокуратуры к «Мемориалу» - это то, что эта организация называет политзаключенных политзаключенными, а не «террористами» или «экстремистами» (согласно статьям, по которым они формально осуждены). Сейчас, по данным «Мемориала», в стране около тысячи человек преследуются по политическим мотивам.

Согласен с Игорем Эйдманом, что происходящее является существенной эскалацией в войне, которую наш режим ведет против гражданского общества и против правды.

«Власти пытаются запретить не только Мемориал, но и правозащитную деятельность (в том числе защиту политзаключенных) в принципе. В иске московской прокуратуры в суд с требованием ликвидировать Мемориал, его сотрудников обвиняют в "оправдании терроризма и экстремизма".

Это тяжёлая статья УК, по которой можно загреметь всерьез и надолго. Логика карателей проста. Раз Мемориал (или любая другая правозащитная организация) признает людей, необоснованно осужденных по террористическим или экстремистским статьям, политзаключёнными, значит она их оправдывает, то есть оправдывает терроризм. Пожалели подростков, которых посадили за «экстремистскую» болтовню в чате - извольте присесть лет на пять-семь.

В этой ситуации легальная правозащитная деятельность в стране станет просто невозможной, а защита политзаключенных сама окажется политическим преступлением, как это было в тоталитарном СССР или в КНДР сейчас. Страна идёт прямым курсом от авторитаризма к тоталитаризму?»