Ценою жизни и денег: оружие, которое испытывает Россия, не даст ей преимущества
12 августа 2019, 17:06
Эти амбициозные проекты ни в малейшей степени не способны защитить Россию, но отнимают деньги у других, гораздо более актуальных программ.

Военный обозреватель Александр Гольц разбирается, почему Минобороны прячет информацию о ядерной аварии в Белом море. По мнению эксперта, Минобороны разрабатывает оружие, испытания которого несут реальную угрозу самим россиянам, но не дадут стране никаких военных преференций перед США

Как известно, на центральном полигоне вблизи Северодвинска 8 августа случилась ядерная катастрофа. Оказалось, что российская армия сегодня угрожает не только и не столько потенциальным противникам, сколько российскому же населению. Стремление же военных поставить под жесткий контроль любую информацию о Вооруженных силах привело к тому, что в критической ситуации жизненно важная информация скрывается от непосвященных граждан.

«Никаких выбросов не было»

Сразу после катастрофы сначала появились сообщения о пожаре или аварии на одном из кораблей, которые строятся на заводе «Севмаш». Чуть позже на сайте администрации Северодвинска опубликовали сообщение о кратковременном повышении радиационного фона. В нем уточнялось, что на момент публикации фон нормализовался и показания датчиков не превышают максимально допустимых. В конце концов, военное ведомство выдало свое предельно краткое заявление: «На полигоне Минобороны России в Архангельской области при испытании жидкостной реактивной двигательной установки произошел взрыв и возгорание изделия, — сообщили в военном ведомстве. — Никаких выбросов вредных веществ в атмосферу не было, радиационный фон в норме. Погибли два человека, шестеро пострадали. Это представители министерства и предприятия разработчика. Все они госпитализированы».

Министерство обороны поначалу даже не пыталось объяснить, каким образом при испытании «жидкостной реактивной двигательной установки» предельно допустимые показатели радиационного фона были превышены в три раза, а естественные показатели в этом районе — аж в 20 раз. Не последовало никаких объяснений, почему военные срочно закрыли для плавания на месяц, с 9 августа по 10 сентября, участок Двинского залива в Белом море. Точно также не было объяснено, почему при отсутствии опасных выбросов в залив прибыл теплоход «Серебрянка», предназначенный для сбора и хранения жидких радиоактивных отходов.

Местные жители отреагировали на все эти сообщения с той степенью доверия, которого они заслуживали: бросились скупать йодсодержащие препараты, способствующие выводу радиоактивных веществ из организма.

Пресс-служба «Росатома» нарисовала несколько иную, чем Минобороны, картину: катастрофа случилась в ходе испытаний, которые проходили на морской платформе. После их завершения произошло возгорание топлива ракеты с последующей детонацией. В результате взрыва погибли пять сотрудников «Росатома», проводившие работы, «связанные с радиоизотопным источником питания, который находился в составе ракеты». То есть можно предположить, что, сообщая о двух погибших, Минобороны имело в виду исключительно «свои» потери — погибших военнослужащих.

Нестыковку объяснили крайне неуклюже: «После взрыва несколько сотрудников были отброшены в море, и была надежда найти их живыми. Поиски продолжались до тех пор, пока оставалась надежда найти выживших». На какое же, спрашивается, расстояние должны были быть «отброшены» несчастные сотрудники, чтобы их искали двое суток?

Наконец, 11 августа появилось официальное видеообращение руководителей Российского федерального ядерного центра, где было, наконец, признано: причиной гибели учёных-испытателей стал взрыв малогабаритного ядерного реактора, являющегося частью двигателя объекта военного назначения. Подтверждалось также и информация о кратковременном радиоактивном скачке (повышении фона в два раза) в Северодвинске, находящемся в 30 километрах от места катастрофы.

«Буревестник» выходит из тумана

Эксперты склоняются к тому, что речь идет об очередной неудачной попытке испытать межконтинентальную крылатую ракету «Буревестник», о которой два года назад рассказывал Владимир Путин, выступая с Посланием Федеральному собранию. По версии главы государства, отечественные ученые создали ракету, которая летает благодаря размещенному на борту ядерному реактору, что делает этот полет практически бесконечным. При этом ракета может маневрировать так, чтобы обойти американскую систему противоракетной обороны.

В 2018 году военное ведомство распространило видеоролики, на которых была запечатлена сборка замечательной ракеты и ее полет, а его представитель заявил, что создание ракеты идет по плану: «На основе уточненных требований совершенствуется конструкция составных частей ракеты, проводятся их наземные испытания, ведется подготовка летных испытаний экспериментальных образцов крылатой ракеты усовершенствованной конструкции».

Однако в мае 2018-го американский телеканал CNBC, сославшись на данные разведывательных структур США, сообщил, что испытания «Буревестника» в конце 2017 года были неудачными и позже опубликовал статью, где сообщил подробности испытаний ракеты, проводившихся с ноября 2017 по февраль 2018 года. Ссылаясь на данные американской разведки, CNBC сообщал о подготовке операции по поднятию со дна Баренцева моря ракеты с ядерным двигателем, упавшей в ходе одного из неудачных испытаний. Затем уже российские СМИ уточнили, что испытания проходят на полигоне под Северодвинском.

Поэтому логичным было предположить, что 8 августа взорвался именно «Буревестник», поскольку полигон под Северодвинском предназначен для испытания ракетной техники и маловероятно, что Минобороны одновременно работает над несколькими ракетами с ядерными энергетическими установками.

Загадочный двигатель

Научный руководитель РФЯЦ Вячеслав Соловьёв в видеообращении уточнил, о каких испытаниях шла речь: «Одно из направлений — это создание малогабаритных источников энергии с использованием радиоактивных делящихся материалов». По его словам, такие разработки ведутся не только в России — в прошлом году «малогабаритный ядерный реактор мощностью несколько киловатт испытали учёные США».

Два года эксперты обсуждают, как может выглядеть этот ракетный двигатель. Речь скорее всего идет об усовершенствованном прямоточном двигателе, работы над которым велись начиная с 50-х годов прошлого века и в СССР, и в США. В качестве «рабочего тела» в нем используется разогретый до немыслимых температур воздух, чтобы поддерживать бесконечный полет.

Затем в обеих странах работы были остановлены, поскольку для размещения реактора на ракете, чтобы уменьшить его размеры и облегчить вес с него пришлось бы снять всю радиационную защиту, а это вело к тому, что ракета была обречена обеспечить радиоактивное заражение гигантских пространств, над которыми прошел бы ее полет. Аналитики полагали, что в новой российской ракете удалось за счет современных керамических материалов нужную защиту обеспечить.

Однако жидкотопливный реактивный двигатель, фигурирующий в сообщениях Минобороны и «Росатома», — нечто другое, чем прямоточный. Роль «рабочего тела», то есть вещества, из которого образуется реактивная струя, здесь выполняет жидкое топливо, например, водород. А радиоизотопный источник питания является по существу сверхмощной батареей, которая разогревает это топливо. Но если так, то дальность полета отнюдь не безгранична, так как она зависит от количества топлива, которое удастся разместить на ракете. При этом возможны и другие объяснения. Например, можно предположить наличие сразу двух двигателей — один стартовый жидкостной реактивный, а другой маршевый — ядерный.

Гонка за финансирование

Так или иначе очевидно, что под покровом секретности Минобороны ведет разработки оружия, испытания которого могут нести потенциальную угрозу россиянам. Но так ли необходимо создание «Буревестника»?

Кремль доказывает, что, развертывая систему глобальной противоракетной обороны, США пытаются сломать стратегическую стабильность, намереваясь получить возможность уничтожить Россию ядерным ударом и при этом уцелеть самим. Серьезные эксперты как в США, так и у нас многократно доказали: эти опасения не имеют отношения к реальности. При любых обстоятельствах Москва и Вашингтон сохранят потенциал взаимного уничтожения.

Это же относится и ко всем остальным высокотехнологическим военным «игрушкам».

Даже если достижения отечественных конструкторов таковы, какими их описывают власти, никакого решающего превосходства Москва не получит.

В чем же тогда смысл сверхдорогостоящих и, как видим, довольно опасных разработок? Увы, весь смысл гигантских военных усилий, боюсь, заключается в том, что на наших глазах развертывается не гонка вооружений, а гонка между соискателями сокращающегося военного бюджета.

В ход в этом соревновании за финансирование идут советские разработки, предназначавшиеся для ответа на давно исчезнувшие угрозы, вроде планирующих боевых блоков «Авангард», которые представляют собой ответ на так и не реализованные «звездные войны» Рейгана, или подводный дрон «Посейдон», который возвращает к идеям 1960-х о взрыве мегатонных боеголовок на восточном и западном побережьях США.

Эти проекты ни в малейшей степени не способны защитить Россию. При этом они отнимают деньги от вполне актуальных программ военного ведомства. Например, от строительства современных безопасных хранилищ боеприпасов. Ветхозаветный склад под Ачинском в Красноярском крае не дождался ликвидации, он просто взорвался, уничтожив часть близлежащей деревни.

Подведомственное население в отличие от начальства не испытывает чувства национальной гордости при рассказах о все новых невиданных атомных ракетах. Оно, население, услышав об очередной катастрофе тут же вспоминает Чернобыль и бросается закупать йодсодержащие препараты. Ну и водку, разумеется…