Новые Известия
Запретить - не глядя: почему Запад выступает против развития российских курортов
12 июля, 08:00
Запретить - не глядя: почему Запад выступает против развития российских курортов
Фото: Соцсети
В июле Россию ждет новая, "экологическая" атака под внешне благовидным предлогом: комиссия ЮНЕСКО не одобряет освоение территорий вокруг Байкала и строительство новых курортов на Камчатке и Северном Кавказе, ссылаясь на то, что проекты наносят ущерб уникальным природоохранным зонам.

Иван Петровский

Так, директор Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО Мехтильд Рёсслер уже заявила, что охранный статус озера Байкал в июле этого года может быть пересмотрен на «Природное наследие в опасности», пишет Washington Post. ЮНЕСКО намерено на это пойти в связи со значительным ослаблением природоохранного режима Байкала, состоявшимся в последние месяцы, и молчанием российского правительства в ответ на запросы из ООН.

Призма (Око) – символ национального парка Йеллоустоун
Фото:Соцсети

Проблемы Байкала должны были рассматриваться на 44-й сессии в Фучжоу (Китай) в июне 2020-го, но из-за пандемии сессию перенесли, и сейчас они будут изучены на расширенной сессии за тем же номером и в том же Фучжоу, но в режиме онлайн.

Международные чиновники еще не собрались на форум, а Россия получила отказ по всем трем своим объектам, которые собирается возводить на Камчатке, Западном Кавказе и озере Байкал.

Вот, например, как формулируется отказ в отношении строительства курорта на плато Лагонаки в республике Адыгея:

«Комитет всемирного наследия (…) Повторно заявляет свою позицию о том, что строительство крупномасштабной инфраструктуры в границах объекта, в том числе на плато Лагонаки, станет очевидной причиной для включения объекта в Список всемирного наследия, находящегося под угрозой, согласно Пункту 180 Руководства по выполнению конвенции, и призывает Государство-сторону подтвердить, что в границах включенного объекта не планируется сооружение какой-либо инфраструктуры;

Отмечая с обеспокоенностью исключение анклавов на участках плато Лагонаки, подробно описанных в уточнении границ, предоставленных Государством-стороной, напоминает, что любые изменения внесенного объекта в его текущем составе, в частности любые изменения, способные вызвать исключение из объекта каких-либо участков и негативно повлиять на его Выдающуюся универсальную ценность (ВУЦ), должны быть представлены как существенные изменения границ в соответствии с Пунктом 164 Руководства по выполнению конвенции, и подобное уменьшение границ объекта нельзя рассматривать в рамках процедуры уточнения границ, учитывая тот факт, что подобные изменения границ направлены на более точное выявление объектов всемирного наследия и оптимизацию охраны их ВУЦ…»

При этом Россия уже отказалась под давлением международных организаций от строительства крупных горнолыжных курортов на территории объекта в бассейнах рек Мзымты, Уруштен и Малой Лабы, о чем с удовлетворением отмечается в документе. Но, вот беда - отказываться от всех своих планов по развитию внутреннего туризма она почему-то не хочет.

Между тем в 2021-2027 гг. в России в ходе реализации программы по развитию внутреннего туризма и популяризации РФ за рубежом запланировано строительство новых курортных комплексов, на юге России - в Сочи, Адыгее и других горных районах Кавказа. Это самый загруженный регион по наплыву туристов. И существующие туристические кластеры уже просто не справляются с наплывом туристов. Инвестировать в развитие туризма готово не только и не столько государство, сколько крупные корпорации - такие как Газпром, Интеррос и другие. А это отнюдь не быстрые инвестиции. Прошлый опыт недавнего строительства в этих местах зон отдыха говорит о том, что строить курорты без ущерба окружающей среде – реально! Но – нет. Положительные примеры не интересны и уводят нас в сторону от увлекательного процесса запретов всего и вся.

Или вот не менее характерно и резюме ЮНЕСКО по строительству туристического кластера на Камчатке:

"Представленные планы, а также выводы миссии позволяют сделать вывод, что разрешение на реализацию данного проекта отрицательно отразится на природной красоте и пейзажной ценности части объекта, и, следовательно, будет представлять собой установленную опасность для выдающейся универсальной ценности объекта, в соответствии с параграфом 180 Руководства по выполнению Конвенции и послужит основанием для включения объекта в Список всемирного наследия, находящегося под угрозой".

Везде явный посыл – не допустить, запретить без какого-то внятного обоснования – а почему, собственно? Ведь не целлюлозный или металлургический комбинат предлагается строить, а туристические кластеры. Люди, конечно, сильно мешают окружающей среде, природе вообще без них лучше, но куда ж их денешь-то…

Мы хотим, чтобы россияне могли отдыхать и любоваться невероятной красотой природы родного края, думаем как развивать внутренний туризм, строим планы развития территорий. Но еврочиновники твердят нам одно - не пущать, закрыть, запретить.

- Если следовать запретам ЮНЕСКО, то строить что-либо на землях нацпарков и заповедников вообще нельзя, заявил "НИ" один из российских экспертов, который участвует в диалоге с международной организацией, добавив, что никакие аргументы нашей страны в пользу туристических объектов попросту не рассматриваются.

Однако комиссия ЮНЕСКО эти и другие доводы игнорирует.

Но в таком случае возникает логичный вопрос: почему одним странам можно, а России - нельзя?

И нет ли в таком подходе политической ангажированности?

- Россия практически никогда во взаимоотношениях с ЮНЕСКО и подобными организациями не демонстрировала настойчивость и решительность. - говорит эксперт "НИ". - Пора дать отпор, последовав примерам Америки и других стран, которые вполне успешно могли отбивать атаки международной бюрократии.

Так, США в 2018 году приняли решение о выходе из Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), оставив за собой статус наблюдателя.

Германия так же неоднократно демонстрировала свое несогласие с политикой ЮНЕСКО по отношению объектов на территории страны: разногласия касались ситуации вокруг Кельнского собора, установки электрогенераторов, использующих силу ветра, рядом с замком Вартбург, возведения мостов в историческом центре Дрездена и у скалы Лорелеи. В большинстве случаев немцам удавалось отстоять свою позицию и право определять необходимые для развития территорий действия

Сегодня в коммуникациях с ЮНЕСКО участвуют специалисты нескольких профильных министерств и ведомств. Так почему бы всем им не занять однозначно жесткую и понятную позицию накануне 44-й сессии комитета?

Во всяком случае Россия может создать прецедент и заставить международных чиновников говорить не с позиций диктата и силы, а в режиме конструктивного диалога.

Для понимания ситуации стоило бы привести пример первого в мире Йеллоустоунского национального парка, который располагается в американских штатах Вайоминг, Монтана и Айдахо и который был открыт еще в 1872 году.

Гейзеры Йелоустона - один из самых узнаваемых туристических символов Америки, природная жемчужина страны, куда каждый год направляются сотни тысяч людей со всего света. Автор этих строк тоже побывал в заповеднике еще 30 лет назад и может свидетельствовать: да, красота там необыкновенная, да, непуганые людьми лоси выходят прямо на дорогу (а дорог там аж 230 километров!) и да, уровень комфорта и сервиса (отели, транспорт, гиды и пр.) вполне отвечает потребностям современного человека (в последнее время, правда, добавился полный запрет на курение). И что характерно: никаких вопросов и требований закрыть уникальный биосферный заповедник от людей ни у ЮНЕСКО, ни у самых ярых защитников дикой природы не возникает.

Более того. Успешный опыт Йеллоустона позволил создать туристические кластеры и в других заповедниках, так же внесенных в список культурного наследия ЮНЕСКО. Это и курорт Банско в Болгарии, и канадский Лэйк Луиз, и японский Сига Коген, что в самом центре национального парка Дзёсинэцу, и курорт Копаоник в Сербии...

Ну а что же необъятная Россия с ее полным разнообразием самых диких природных уголков, не тронутых цивилизацией?

Может ли наша страна возить своих и чужих туристов, развивать инфраструктуру гостеприимства в собственных заповедниках и национальных парках?

Нет, не может! Не имеет права...

Во всяком случае такой вывод следует из проекта решений 44-сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО, заседания которого намечено провести в Китае с 16 по 31 июля 2021 года.

На всех предыдущих форумах Россия была в статусе постоянно оправдывающейся страны, которая ищет благорасположения международных экспертов и чиновников. Но теперь времена и нравы изменились. И те, кто 30 лет назад считался безусловными авторитетами в мировой экологической повестке, в 21 веке сами должны доказывать (в том числе и России!) свою реальную, а не декларируемую объективность, независимость от кошельков тех или иных корпораций, политическую "нейтральность". Однако в современном информационном мире сделать это весьма непросто. "Гринпису", например, с его заказными акциями это явно не удалось. Достаточно вспомнить их проплаченные западными конкурентами атаки на российские нефтяные платформы в Арктике.

И да, международным экспертам надо понять простую мысль – в Российской конституции закреплён приоритет основного закона РФ над решениями международных организаций. Это не значит, что мы готовы полностью пренебрегать международным сотрудничеством, в том числе с экологическими организациями, но руководствоваться все же должны в первую очередь своими интересами. Более того, нам наша собственная природа гораздо больше дорога, чем уважаемым международным экспертам. Нам здесь жить вообще-то. И детям нашим. И внукам. Но мы еще хотим иметь возможность просто приехать и посмотреть на всю эту красоту своими глазами, а не только через объектив профессионального кинооператора, допущенного на территорию охраняемого от людей заповедника.