Реновация лужковская и собянинская: что общего и в чем различия
5 марта , 15:38
Московский инженер Константин Киршенин рассказал о буднях рабочей группы Госдумы по защите прав жителей при реализации программы реновации, членом которой был со дня основания. Интересны размышления москвича о характере столичной перестройки.

Константин Киршенин

Вопреки прогнозам, что рабочая группа ГД под руководством депутата Петра Толстого приказала долго жить, ее члены не расходятся, продолжают помогать москвичам в юридических вопросах и обсуждать вместе с ними все жизненно важные аспекты программы. Мне, в частности, все чаще приходится принимать участие в спорах по вопросу сравнения и сопоставления программ лужковского и собянинского сноса пятиэтажек.

Основной тезис противников любой реновации, сумевших, к тому же отбиться от нее, состоит в том, что лужковская программа была не лучше собянинской. Это конечно не так и требует дополнительного опровержения.

Во-первых, поддержка большинством, хоть и далеко не подавляющим (5000 с небольшим из первоначальных по плану 8000 с лишним тысяч домов), стала возможной только благодаря в общем-то успешной и не вызывающей отторжения у москвичей прежней лужковской программы. Потому что люди видели перед глазами именно эту, уже состоявшуюся программу, и, заблуждаясь, не читая документов и законов по новой собянинской «реновации», считали, что она – просто продолжение того, что было.Сразу встаёт вопрос - чем лужковская программа москвичей устраивала? Почему она прошла спокойно и без массовых возмущений? Причин несколько, и все они очевидны.

Первая и главная - люди реально улучшали свои жилищные условия. Были случаи, когда получали даже две квартиры вместо одной. Не как по нынешней реновации – «равнозначное», «метр в метр», а если больше, то только за доплату по завышенной рыночной цене.

Всё познаётся при конкретном сравнении.

Есть у меня двое знакомых с очень близкими жизненными ситуациями в жилищном вопросе. Оба переехали по сносу панельной пятиэтажки. Оба при положенной изначально двушке переехали в трёшку. Только один в 2010 году по лужковской программе, а второй в 2019 - по собянинской реновации. Первый получил по социальной норме, но так как второй ребенок у него родился уже в процессе переезда, то ему срочно положенную двушку поменяли на трёшку. А второму пришлось оформлять доплату - почти четыре миллиона по ипотеке. Хотя по лужковской программе он получил бы по норме предоставления - 5 прописанных х18м2 социальной нормы = 90 м2. Абсолютно бесплатно... Качество и размер квартир тоже не сравнимы - первый получил квартиру в доме полноценной серии И-155, которые Собянин потом запретил строить, как и П-44Т.

По городскому заказу квартиры в домах этих серий получались слишком большими для москвичей. Поэтому второй мой знакомый переехал в убогую панельку самой убогой серии И-155ММ, которые до реновации в Москве вообще не строили. Предупреждаю вопрос: а уж не на выселки ли они переехали? Нет,- оба остались в своём районе, в 10-15 мин. ходьбы от старого дома. Когда люди начинают задумываться и сравнивать, то, естественно, возник вопрос: зачем вообще нужна была новая программа сноса с новыми правилами - «метр в метр» и с принудительным переселением по суду? Какое помутнение нашло на москвичей, что они проголосовали за включение и снос аж пяти тысяч собственных домов по этой, в общем- то людоедской программе, имея вполне приличную до этого лужковскую программу в качестве реальной альтернативы и живого примера? Особенно это актуально сейчас, когда поднимают голову лоббисты второй волны вхождения в реновацию и распространения программы по всей России по образцу Москвы.

Многие москвичи были крайне удивлены прозвучавшим из уст многолетнего депутата Госдумы Галины Хованской заявлением о том, что граждане не только довольны реновацией, но едва ли не умоляют власти открыть вход в реновацию всем желающим вновь. Типа недовольных нет – «бабушкам нравится».

Давайте разберемся, что именно «нравится бабушкам» в программе Собянина и чем им не угодила программа Лужкова.

Напомним: «лужковская» была направлена на снос вполне конкретных ранних панельных серий домов, перечень которых был чётко очерчен и прописан. Т.е. действительно самых слабых по техсостоянию и износу из всех имеющихся в Москве пятиэтажек. Поэтому включение в программу объективно не вызывало протеста. Не было нынешнего волюнтаризма в этом вопросе - втянуть побольше домов в программу сноса, невзирая на степень износа и техсостояние, главное, чтобы были на хороших, «вкусных» локациях.

Дома, как я уже сказал, строились приемлемого качества и с достаточно просторными квартирами. В силу того, что их строили коммерческие застройщики,- одни и те же дома и квартиры были и под продажу , и под переселенцев. Т.е. работали механизмы конкуренции, в отличие от нынешней реновации с единственным застройщиком- монополистом по программе, да ещё и напрямую аффилированным с мэрией Москвы.

Тогда, по лужковской программе, соблюдались приличные плотность и высотность жилой застройки, что не вызывало отторжения и протеста москвичей. Не было и самого нынешнего понятия «человейники». Плюс были три реальных альтернативных варианта переселения, в разных домах, а не как сейчас - просто разные подъезды и этажи в одном доме.

Добавим еще одно, весьма существенное, обстоятельство. По старой программе строительство шло на средства инвесторов , а не бюджета, как в реновации. Соответственно, на это не изымались средства из других, в основном социальных программ. Одни налогоплательщики не получали преференций перед другими, переезжая в новое жильё. Не оголялось строительство социального жилья. Не изымались дома, построенные по социальным программам, под целевое переселение из пятиэтажек.

Понятно, что сравнение совсем не в пользу собянинской «реновации» - даже невооружённым глазом, даже без серьезного анализа юридических вопросов по этим программам. Поэтому очень странно, что такой анализ некоторыми противниками реновации принимается в штыки. Хотя вполне реально требовать моратория и пересмотра реновации, как социально и градостроительно опасной программы, и как альтернативы возврата к лужковской схеме, что привлекло бы более широкую поддержку по сравнению с нынешней. Это более реально и конструктивно, чем требовать просто отмены реновации. Тем более, что на данный момент такая отмена вряд ли может состояться. Особенно учитывая призывы ко второй волне входа в программу и распространения её на всю страну.

Бороться с перекосами реновации одним только отрицанием ее – невозможно. Обязательно надо предлагать реальную альтернативу. Иначе люди просто это всё не примут и не поддержат. Особенно социальщики, которых уважаемая Галина Хованская просто обманывает, заявляя, что реновация для них единственный шанс и вариант улучшить жилищные условия. Хотя по факту всё прямо наоборот... Надо им объяснять на конкретных примерах, что происходит, в чьих это интересах и почему строительное и банковское лобби для московских властей важнее, чем благополучие миллионов москвичей.

Рабочую группу в Госдуме некоторые чиновники мэрии считают «пятой колонной». Ничего не имеем против. Мы – на стороне москвичей и говорим им правду: альтернатива собянинской реновации есть, и она многие годы в Москве неплохо работала. Можно повторить, - если люди об этом задумаются и«процесс осмысления» примет массовый характер...»