Новые Известия
Что будет, если Запад ограничит цены на российскую нефть
4 июля, 13:11
Что будет, если Запад ограничит цены на российскую нефть
Фото: 2goroda.ru
Лейтмотивом саммита стран G7 на прошлой неделе стали новые ограничения для России. А самая обсуждаемая тема – предложение министра финансов США Джанет Йеллен ограничить цены на российскую нефть. Сработает ли такой план и чем он нам грозит?

Виктория Павлова

Сначала предложение США увязать возможность транспортировки с ценой на российскую нефть было воспринято скептически – мало ли странных заявлений от американского правительства можно услышать. Но на саммите стран «большой семёрки», в которую входят Великобритания, Германия, Франция, Италия, Япония, Канада и США, эта идея обсуждалась всерьез. Члены G7 оказались вовсе не против лишить Россию дохода.

Все уже началось

США официально отказались от российской нефти ещё в марте, в начале июня в Европе утвердили эмбарго на поставки нефти морем и по северной ветке нефтепровода «Дружба» в Польшу и Германию. Эти запреты охватывают экспорт сырья почти на $40 млрд. Но помимо прямых запретов есть ещё и косвенные. Байден уже пообещал официально запретить вместе с союзниками страхование судов с российской нефтью. Проблемы с оформлением страховки, без которой невозможны международные перевозки, есть уже сейчас – страховые компании добровольно отказываются работать с российским сырьём. Уже в апреле возникли сложности с поставкой нефти с проекта «Сахалин-1»: танкеры «Совкомфлота», которые доставляли сырьё в порты Южной Кореи для дальнейшей перевалки, остались без страховки, а азиатские транспортные компании не имели танкеров ледового класса.

Страховка судов стала одним из сильнейших инструментов влияния на экономику России и потенциальным механизмом принуждения к снижению цен на нефть. Обойти ограничения по страховке непросто. Страхование большинства морских перевозок осуществляется через британскую площадку Lloyd’s of London, а вторичное страхование осуществляют ведущие мировые перестраховщики из Германии. Также многие танкеры принадлежат компаниям, зарегистрированным в Греции, Мальте и Бельгии.

Но страны G7 обсуждают снятие ограничения на морские перевозки… если сырьё будет поставляться в страны, которые согласились его покупать, не дороже определённого уровня. Конкретные цены пока не названы, но, по словам премьер-министр Японии Фумио Кисиды, верхний порог установят «на уровне примерно половины нынешней цены». Получится ли у Запада принудить Россию отказаться от прибыли и какие последствия у подобных попыток снижения цен на черное золото могут быть?

Картель потребителей – невозможное возможно?

Некоторые эксперты считают, что угрозы США и лидеров G7 – не более чем просто слова. А до реальных ограничений цен дело не дойдёт. Уж слишком многим странам придётся договариваться. К тому же такие силовые попытки сбить стоимость нефти могут привести, наоборот, к росту цен – считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

- Проблема при установлении потолка цен следующая: чтобы это сработало, нужно, чтобы абсолютно все покупатели российской нефти согласились с этим потолком. И какой будет этот потолок? Логично сделать его очень низким, потому что смысл санкций заключается в том, чтобы Россия зарабатывала меньше. А то, напротив, вводят санкции, ограничивают ее импорт, она сокращает добычу, а от того, что она сокращает добычу, усугубляется дефицит в мире и цена растет. И вот идея - давайте платить меньше. Но логично было бы, если бы они установили коридор от 30 до 40 долларов за баррель, чтобы бюджет уж точно никак не сверстался и был бы дефицит. В нашем бюджете прописано чуть более 40 долларов за баррель. (как раз примерно половина от текущей цены – прим.ред.) Россия, конечно, не будет соглашаться на реализацию нефти по таким ценам, и в этом заключается основная проблема, почему все-таки не вводят данные ограничения. Китай и Индия не будут присоединяться к подобному запрету, потому что есть риск, что тем, кто хочет покупать по такой фиксированной цене, мы поставлять ее не будем, то есть государство запретит компаниям продавать по подобным схемам.

Ведущий эксперт фонда Национальной энергетической безопасности и Финансового университета Станислав Митрахович добавляет, что в мировой истории ещё никогда не получалось образовать картель потребителей.

- Для того, чтобы установить предельные цены на энергоресурсы, нужен какой-то картель потребителей, такая монопсония - то есть монополия наоборот. А как такой монопсонический картель сделать при условии, что разные страны имеют разные планы относительно закупок сырья. Сейчас не 90-е годы на дворе, сейчас есть Китай, есть Индия, зачем им участвовать в картеле? Зачем им какие-то согласования? Если им надо получить скидку от России, они сами с Россией и договариваются на уровне своих компаний и получают скидки. Картель потребителей создать не удалось никогда, потому что каждый сам себе на уме, картель поставщиков – да, удавалось, это ОПЕК или ОПЕК плюс. Хотя вообще на сырьевых рыках лет 15 назад была популярна идея многих картелей, хотели создать газовый ОПЕК – этого сделать не вышло, хотели делать рисовый ОПЕК, кофейный ОПЕК – но все это было не очень успешно. А картель потребителей – не было такого.

Условно верные Китай и Индия

Относительно основных потребителей нашей нефти – Китая и Индии - есть и иное мнение. Они прекрасно понимают, что экономка России находится не в лучшем состоянии, а значит этим можно воспользоваться для извлечения собственной прибыли. Прагматизм азиатских стран может отодвинуть в сторону идеи дружбы народов, великого противостояния Запада и Востока, и заставить их тоже присоединиться к ограничениям. Китай с Индией и так уже выбили немалую скидку: в июне 2022 года средняя цена на нефть марки Urals составила 84,09 доллара за баррель, хотя эталонный Brent торговался по 116,28 долларов за баррель. Дисконт составил почти 28%! Так почему бы им не замахнуться на ещё большую скидку. Для них чем дешевле – тем лучше. Иван Несин из Forex Club считает, что ради выгоды Китай может поддержать Запад.

- Как правило, эти страны редко имеют прочную политическую позицию, поэтому из любви к России вряд ли будут выступать за высокие цены. Если им это будет выгодно (в том случае, если Россия не пообещает им чего-то взамен), то они тоже могут присоединиться к ограничениям.

Независимый эксперт Антон Соколов также уточняет, что у Китая есть дополнительный стимул для того, чтобы сбить цены на нефть. Так Поднебесная снизит риски попадания под вторичные санкции.

- Китай закупает нашу нефть со значительным дисконтом, по сути, мы оплачиваем его страховку от попадания под вторичные санкции. При введении ограничения цены на российскую нефть Китай сможет «ломать цену» еще сильнее, формально не присоединяясь к рестрикциям. Многое зависит от того, каким санкциям подвергнут неприсоединившихся к данному режиму и его нарушителей.

Неудобная для всех российская нефть

Вице-премьер Александр Новак в ответ на предложения сбить цены грозит миру дисбалансом рынка, дефицитом энергоресурсов и ростом цен на сырьё. Россия просто не будет продавать нефть за копейки. Действительно, принудить к этому никто не может. Рынок свободный: хочешь – продаёшь, не хочешь – не продаёшь. Но последствия такого отказа для нашей страны будут очень неприятными. Доля нефтегазовых доходов в бюджете страны стремительно растёт. Из 10 трлн рублей, поступивших в федеральный бюджет в январе-апреле, 4,77 трлн рублей пришлись на нефтегазовый сектор. Отказываться от экспорта – всё равно, что пилить сук, на котором сидишь.

Есть и чисто техническая проблема отказа от экспорта нефти. Во-первых, добытое сырьё просто некуда будет девать – утверждает Антон Соколов.

- В нашей стране долгое время игнорировали вопрос создания стратегического резерва нефти, который как раз мог бы позволить добывающим компаниям не снижать добычу вовсе или снижать ее незначительно. Решение этого вопроса в последний год все же сдвинулось с мертвой точки, но, разумеется, формирование резерва займет определенное время. Вообще, экспортная парадигма, в рамках которой живет наша страна, изначально несла в себе колоссальные риски. Надеюсь, что сейчас больше внимания будет уделяться развитию существующих и формированию новых внутренних рынков, которые смогут обеспечить внутреннее потребление две трети или три четверти добываемой нефти, а не половину, как сейчас.

Во-вторых, остановить добычу нефти – это совсем не то же самое, что перекрыть кран с водой в квартире. Скважину сначала надо законсервировать, а потом, когда придёт время возобновить добычу, расконсервировать. Но для этого нужны технологии, с которыми есть большие проблемы в условиях санкций. Антон Соколов видит в этом большую проблему.

- Сокращение добычи – процесс крайне болезненный. Если вы думаете, что возникавшие регулярно во время локдаунов споры о квотах добычи в рамках ОПЕК+ имеют отношение исключительно к упущенной выгоде, то вы заблуждаетесь. Скважину можно остановить, можно законсервировать, но вывод ее затем обратно на проектные уровни добычи может быть весьма и весьма сложным и дорогостоящим мероприятием или даже целым комплексом мероприятий.

Опасения небеспочвенные. В прошлом году Россия не сразу воспользовалась возможностью нарастить объёмы добычи нефти в рамках соглашения ОПЕК+, хотя раньше всегда добывала максимально возможные объёмы, иногда даже превышая их. По мнению экспертов, это могло произойти из-за проблем с возобновлением добычи на законсервированных скважинах.

Именно это случилось с добывающей промышленностью Венесуэлы – напоминает Антон Соколов.

- Венесуэльская нефтедобывающая промышленность практически разрушена – уровни добычи упали до объемов 30-40-х годов XX века. Снять санкции с поставок нефти на рынок мало, необходимо наращивать добычу, а сделать это без зарубежных технологий и денег Венесуэла будет не в состоянии.

Теперь всё зависит от решения крупнейших импортёров нефти. Если они договорятся, то места для манёвра практически не останется. Если Россия согласится снизить цены, то будет сложно исполнить бюджет и выполнить социальные обязательства. Если откажется, то финансовая дыра будет ещё больше, так ещё и возникнет дефицит рабочих мест в добывающей отрасли. Финансовый удар будет особенно ощутимым, ведь Минфин в 2022 году не будет размещать внешние займы (после того, как Moody’s признало дефолт, привлечь капитал будет в любом случае непросто). Зато, чтобы компенсировать отсутствие российской нефти на мировом рынке, другим странам-экспортёрам надо увеличить поставки на вполне реальные 4,5 млн баррелей. Увы, но, похоже, что загнать Россию в ловушку нефтяных цен, сегодня выгодно почти всем странам мира. Так что угрозы могут оказаться не пустыми словами.