Рус
Eng
Первая пятилетка сирийской войны: итоги и перспективы

Первая пятилетка сирийской войны: итоги и перспективы

30 сентября , 19:24В миреPhoto: BBC.comКонцерт Мариинского театра в освобожденной Пальмире
30 сентября 2015 года российская авиация нанесла первые удары по Сирии. Официально военная кампания закончилась давно. Но военные продолжают оставаться в Сирии. «Новые известия» совместно с экспертами оценивали «сирийскую пятилетку» с точки зрения военной необходимости, экономической выгоды и геополитического расклада.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Военная операция в Сирии стала премьерой для России во многих отношениях. Впервые российская армия воевала за пределами своей территории. Свои потери за пять лет составили не десятки тысяч, как в Чечне, а 120 человек. Отлаженное информационное сопровождение больше походило на «Бурю в пустыне», чем на приснопамятные пресс-конференции российских генералов времен второй чеченской войны и грузинского похода. После объявленного официального окончания кампании даже геополитические противники признали Владимира Путина победителем. Но победные реляции разделяются отнюдь не всеми экспертами и наблюдателями. «НИ» разбиралась, зачем России Сирия, и почему российской власти была нужна чужая война.

Предпосылки

Гражданская война в Сирии шла на тот момент уже давно, с 2011 года. После арабской весны в Тунисе, Египте и особенно Ливии брожения начались и в Сирии. Жестокое подавление выступлений с применением химического оружия положило начало вооруженной борьбе против режима Асада. До 2013 года сирийские власти сдерживали натиск различных группировок. Россия оказывала дипломатическую помощь режиму Асада. Все резолюции ООН против него блокировались. Российские дипломаты настаивали на сохранении режима в Дамаске и продолжении войны Асада против повстанцев, предложив взамен отказ Сирии от химического оружия. Но с усилением Исламского государства (запрещено в РФ - ред.) положение правительственных войск начало сильно ухудшаться. ИГ призвало под свои знамена радикальных исламистов со всего мира. В 2015 году Асад контролировал только 28% территории страны. Положение было более чем серьезным. Единственная российская военная база в Средиземном море в сирийском Тартусе оказалась также под угрозой.

Пока война в Сирии была внутренней проблемой режима Асада, Россия не вмешивалась. С перерастанием конфликта сначала в региональный, а потом и в международный для политического руководства страны появилась желание не только помочь единственному союзнику на Ближнем Востоке, но, в первую очередь, решить свои собственные внутренние и международные проблемы.

После аннексии Крыма и гибридной войны в Донбассе в 2014 году Россия оказалась в международной изоляции. Из G8 страну исключили, санкции нанесли моральный ущерб и усложнили экономическую ситуацию. Российские компании были отрезаны от международных кредитов, на президента Путина смотрели как на парию.

«Главный смысл операции в Сирии, как она задумывалась в 2015 году, заключался вовсе не в войне с терроризмом. Главный смысл на момент, когда операция начиналась в 2015 году – было выйти из международной изоляции, связанной с успехами России на Донбассе и в Крыму. Вы не хотите со мной разговаривать, как бы говорил Путин, я заставлю вас со мной говорить», - считает военный эксперт Александр Гольц.

Государственная позиция о том, почему российские самолеты начали бомбить Сирию осенью 2015 года, хорошо известна. Помимо желания сохранить Асада как единственный светский режим на Ближнем Востоке и защитить христиан, российские эксперты указывают на выходцев из России, которые воевали в рядах ИГИЛ.

«Россия на тот момент ставила вопрос – найти и обезвредить их, потому что Россия поняла, что все эти люди будут возвращаться и продолжат свою экстремистскую деятельность, но уже на территории РФ. Это то, что называлась ликвидировать угрозу на дальних подступах. На эту причину с ухмылкой смотрят наши коллеги из-за рубежа. Это понятно, потому что, в отличие от России, они находятся достаточно далеко от этих территорий. Для России это ближние подступы, это задний двор. Это прямое влияние на южных границах России», - подчеркивает Андрей Чупрыгин, востоковед-арабист, старший преподаватель Школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики», старший научный сотрудник Центра цивилизационных исследований стран Востока.

Министр обороны РФ Сергей Шойгу, отчитываясь за сирийскую пятилетку, сообщил, что за пять лет были уничтожены боевики из России и стран СНГ. "Ликвидировано 865 главарей бандформирований и более 133 тысяч боевиков, в том числе 4,5 тысячи боевиков из Российской Федерации и стран СНГ", - заявил Шойгу в статье газеты Минобороны РФ "Красная Звезда".

Особенности войны

По версии Минобороны, активная фаза российской военной операции в Сирии продолжалась почти полтора года, хотя президент Путин заявил о решении задач и выводе войск уже весной 2016 года. И хотя в Сирии воевали спецназ, военная полиция и флот, основную роль играла авиация.

- Сирийская война – война специфическая,- говорит Александр Гольц. – Она характеризуется двумя основными факторами. Первое – это отсутствие у противника любой системы ПВО. Он был совершенно беззащитен перед российскими авиационными ударами. Успехи в воздухе закреплялись на земле проиранскими полувоенными формированиями.

За 5 лет было совершено более 44 тысяч боевых вылетов. 90% российских военных летчиков прошли через Сирию.

Кроме спецназа, в Сирии воевали российские наемники. Благодаря войне на Ближнем Востоке стала известна ЧВК «Вагнер». И хотя российские официальные власти и Министерство обороны никогда не подтверждали присутствие «солдат удачи», об их участии говорили некоторые, в том числе, и трагические эпизоды войны. Эксперты считают, что действия ЧВК и регулярной армии если координировались, то плохо, и тогда из-за личных конфликтов начальников гибли люди.

- Та история, которая произошла в 2018 году, поразила меня искренне эмоционально, - рассказывает Александр Гольц. – Речь идет об эпизоде, когда американцы уничтожили 200 человек. Американцы несколько раз звонили российскому оперативному дежурному, и спрашивали: это ваши люди двигаются? Мы откроем огонь. Он на голубом глазу отвечал: нет, мы понятия не имеем, кто это двигается, делайте, что хотите. Если бы существовала хоть какая-то координация, он должен был бы остановить движение этой колонны. Даже если существуют конфликтные ситуации между большими начальниками, в частности, между Пригожиным и Шойгу. Но послушайте, это же русские люди!

Кто против кого воевал

Президент Путин, выступая на Генеральной ассамблее ООН в конце сентября 2015 года, куда он приехал после 10-летнего отсутствия, назвал ИГИЛ (запрещена в РФ) главной силой, противостоящей армии Асада. Путин предложил создать коалицию, основанную на трех задачах: нанесение авиаударов по позициям ИГИЛ (запрещена в РФ) и других террористов, поддержка сил Асада и курдов: а также запуск мирного процесса, при этом Асад сохранит свою власть. Очевидно, что коалиция, уже созданная американцами в 2014 году, не могла пойти на сохранение режима в Дамаске, поэтому США, ОАЭ, Судовская Аравия, Турция воевали отдельно, а Россия, Сирия, Иран и «Хезболла» - отдельно.

Очень скоро стало понятно, что для российских военных главной задачей стала поддержка сирийской армии и расширение территории, контролируемой Асадом. В результате боевых действий режим в Дамаске на сегодня контролирует 80% территории страны. На севере остается идлибский анклав, который продолжают удерживать группировки, близкие к Аль-Каиде (запрещена в РФ). Нюанс в том, говорят эксперты, что часть тех, кто вытеснен в эту зону, является протурецкими силами. Турция препятствует сирийской армии, которая набрала силу, когда в марте-апреле развернулись боевые действия между Турцией и сирийской армией.

- Турция остановила движение сирийской армии, которая собиралась разобраться с антиасадовскими формированиями. В итоге Путин в очередной раз встретился с Эрдоганом. Они установили зону патрулирования, с тем чтобы антиасадовские формирования не вылезали из Идлиба, и, с другой стороны, чтобы асадовские силы не пытались атаковать их, - говорит Александр Гольц.

Министр обороны Шойгу к 5-й годовщине отчитался, что ИГИЛ (запрещена в РФ-ред.) на территории Сирии уничтожен. Тем не менее, пятая часть территории контролируется противниками Башара Асада.

Российские военные базы

До войны в Сирии российский флот пользовался военно-морской базой в Тартусе, предоставленной Советскому Союзу еще отцом нынешнего правителя в Дамаске.

- Немаловажное значение имеет наличие военных портов, потому что военное присутствие России на Средиземном море имело значение для мировой политики и торговли. У России в этом районе вообще нет других баз, поэтому наличие технического обеспечения кораблей в Тартусе России необходимо, и терять его она из стратегических соображений просто не могла, - говорит Андрей Чупрыгин.

Кроме нее, теперь МО РФ располагает авиационной базой в Хмеймим. Обе базы будут расширены и усовершенствованы, заявил зампредседателя комитета Госдумы РФ по обороне Юрий Швыткин. В Тартусе будут введены судоремонтные мощности. Аэродром в Хмеймиме должен принимать не только военные, но и гражданские борты.

Эксперты предполагают, что эти затраты российские военные оправдывают необходимостью противостояния 6-му флоту США. Задача эта иллюзорна. Шестой флот США – это две авианосные группировки, несущие 300 самолетов только на борту. Она включает , по меньшей мере, двадцать эсминцев, каждый из которых вооружен 60-ю крылатыми ракетами «Томогавк». С российской стороны, речь идет об одной единственной средиземноморской эскадре, которая формируется силами 4-х флотов и не создана до сих пор. Если у российских военных начальников есть мысль о противостоянии в Средиземноморье, то их можно только пожалеть, замечает Александр Гольц.

Сколько стоила сирийская война

Расходы на ведение военной компании засекречены. Существуют либо западные оценки, либо сведения, публикуемые деловой прессой. Проверить их невозможно.

В 2015 году аналитики IHS Jane’s предположили, что день операции в Сирии стоит российскому бюджету от 2,3 до 4 миллионов долларов. РБК предположило, что расходы составляют 2,5 миллиона долларов день. Президент Путин в 2016 году озвучил цифру 33 миллиарда рублей, или 570 миллионов долларов.

Если взять за основу эти цифры, то 804 дня активной операции стоили российскому бюджету более 2,5 миллиардов долларов. Последующие два с половиной года могли потребовать еще столько же.

Военные расходы не могли не оказать влияние на экономику России. Каждый дополнительный рубль, вложенный в ракеты, самолеты, топливо, содержание военных баз и войск сокращает расходы на образование, науку и здравоохранение. И хотя при среднегодовой цене на нефть 59 долларов за баррель в 2015 году, 65 долларов – в 2016, 71 и 76 долларов – в 2017 и 2018, соответственно, такое «гуляние по сирийскому буфету» могло бы остаться незаметным, при действующих санкциях и ограничениях эффект был заметен.

Торговля оружием

Ежегодно Россия поставляет оружия на 14-15 миллиардов долларов, сохраняя второе, после США место по продаже вооружений в мире. По данным Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, объем долгосрочных заказов на технику и вооружение оценивается в 55 миллиардов долларов. Наибольшим спросом пользуются боевые самолеты и системы ПВО и ПРО.

Военные говорят, что в Сирии было использовано большое количество нового вооружения. Системы проверялись с боевых условиях, дорабатывались и проверялись снова.

«Были специально обкатаны новые системы, важные для российской армии, включая потенциальные средства доставки тактического ядерного оружия - ракеты "Искандер", "Калибр", авиационные крылатые ракеты (Россия использовала в Сирии ракеты Х-101), береговые комплексы "Бастион", которые стреляли по земле, - а также все типы новых боевых самолетов, которые Россия приняла на вооружение", - рассказал ВВС старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований ВШЭ Василий Кашин.

Эксперты считают, что любое вооружение, опробованное в реальной войне, продается значительно лучше, чем неопробованное.

- Нет сомнений, что Сирия была замечательным полигоном и шоу-румом для продаж, сомнений никаких нет. В первую очередь, это касается авиации, - говорит директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.

Понятно, что война – дело грязное и циничное. Однако «сирийский шоу-рум» унес жизни сотен тысяч и лишил дома и родины миллионы.

- Меня поражает такой наивный восторг российских начальников, что они в Сирии получили полигон для испытания своей военной техники. Такие расчеты могут иметь в виду, они могут существовать. Но гласно и в открытую это признавать – это восторг варвара, - возмущается Александр Гольц.

Если вернутся к практической стороне дела, но главными бенефициарами сирийской войны стали США. В Центре анализа мировой торговли оружием указали на ряд мегасделок, которые заключили американцы со странами Ближнего Востока. Так, другой партнер США по коалиции в Сирии Саудовская Аравия закупила вооружений на рекордные 13,44 миллиарда долларов. Наши эксперты сообщили, что они не знают о продажах российских вооружений в страны Ближнего Востока.

- Операция длится 5 лет. Должен быть бум в продажах российской авиационной техники. Бум не просматривается. Что-то продаем, индийцы что-то собираются закупать, что-то там немножко в Юго-Восточной Азии, и совсем ничего в регионе (на Ближнем Востоке – «НИ»). Эта теория не находит подтверждения, - рассуждает Александр Гольц.

Эксперты говорят, что в Сирии короткое время использовались новейшие российские истребители СУ-57. В отсутствии противодействия со стороны хоть кого-то, их главная задача была – не потерпеть аварию или катастрофу в ходе полета, предполагает Гольц.

Говорили о том, что российские специалисты наладили сирийскую систему ПВО, которая может сбивать крылатые ракеты.

- Практических подтверждений этой теории нет, а есть скептический взгляд: чтобы обозначить уничтожение крылатых ракет, сирийские ПВО после атаки запускают свои средства, которые самоуничтожаются. В С-200 заложена такая программа: если она не находит цели, она самоуничтожается. После этого сирийцы, а за ними российские военачальники утверждают, что уничтожаются крылатые ракеты. Этот номер был использован при израильской атаке, в результате чего был сбит российский самолет-наблюдатель.

О продажах вооружений говорить сложно, говорят эксперты. В последнее время Рособоронэкспорт и Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству такой информацией не делятся. После начала пандемии многие страны пересматривают свои военные бюджеты, поэтому прошедшая огонь войны техника будет проще продаваться.

- Совершенно ясно можно сказать, что ввиду экономических неурядиц в мире и ввиду того, что страны перераспределяют средства на борьбу с ковидом, продавать оружие стало сложно. В частности, Чили собирались модернизировать свои самолеты Ф-16, в результате уже согласованный контракт на несколько сотен миллионов долларов был отложен на неопределенное время, потому что приоритетом является не закупка вооружений, а устойчивое социальное развитие, говорит Руслан Пухов.

Победа

С точки зрения объявленных задач, кампания в Сирии окончилась победой.

- Уже понятно, что существующий политический режим остался и останется. Уже понятно, что альтернативы нынешнему лидеру в ближайшие годы нет, потому что замены. Несмотря на периодически вспыхивающий антагонизм и выкрики о том, что Асад должен уйти, бессмысленны, потому что куда уйти, и кто прийдет. Разбежавшаяся в разные стороны оппозиция переругалась между собой и договориться не может. Они начитают плохо или хорошо вести переговоры с Дамаском. Это все указывает на то, что да, была масса неудач, много недоделанного, незаконченного, но в общем, то, что западная аналитическая пресса называет Путина победителем в сирийском конфликте, это близко к действительности. На самом деле Россия переиграла игроков, заинтересованных в этом процессе, - говорит Андрей Чупрыгин.

Но это мнение отражает официальную российскую позицию. А к ней у наблюдателей есть много вопросов. Алексей Малашенко, политолог, руководитель научных исследований института "Диалог цивилизаций" спрашивает:

- Ни один серьёзный аналитик не говорит о «победе» Путина в Сирии. Это говорят где-нибудь в Европе и наши пропагандисты. Победы нет. В чём победа? Абсолютно легитимный режим Асада? Прекращение гражданской войны? Достижение решения проблемы Идлиба? Контроль над территориями тоже вызывает вопрос: кто-то говорит, что он, Асад, контролирует восемьдесят процентов территории, кто-то считает, что только тридцать. А потом, что означает этот контроль? Есть оппозиция, есть исламисты, есть курды. Есть местное самоуправление, которое вообще не хочет никому подчиняться. Им надоел и Бошар, и исламисты, и курды. Война продолжается.

Сирийская кампания имеет смысл с точки зрения какого-нибудь господина Пригожина, говорит Александр Гольц. У него появляется шанс на получение нефтепромыслов. Она имеет смысл для российского генералитета – они все украшены звездами героев.

Имела ли смысл война для российской экономики и положения в мире – в следующих материалах цикла.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter