Рус
Eng

Судьба президента

Судьба президента

27 января 2012, 00:00
В мире
Валентин БОЙНИК, Иерусалим
«От тюрьмы и от сумы не зарекайся» – эту нехитрую истину нередко забывают многие граждане, а особенно главы государств. Между тем и они тоже не застрахованы от тюремной камеры. В этом на личном опыте убедился бывший «первый гражданин Израиля» 66-летний Моше Кацав, приговоренный за изнасилования и развратные действия к

Доктор Ханан Панич, много лет проработавший тюремным психологом в тюрьме «Аялон» (к слову сказать, расположенной недалеко от тюрьмы «Маасиягу»), в беседе с корреспондентом «НИ» заметил, что любой человек, оказавшись впервые на тюремных нарах, испытывает шок, который в зависимости от особенностей его психики может длиться от нескольких часов до полугода. Что же касается заключенных, осужденных за сексуальные насилия, то они постоянно ощущают себя в опасности. Ведь подобные преступления считаются постыдными даже в тюремном сообществе. Не удивительно, что в первые минуты пребывания в камере бывший президент разразился громкими рыданиями.

Вначале его утешали другие заключенные, а потом срочно вызванный тюремный психолог. Однако все медицинские проверки, через которые прошел Кацав перед 7 декабря, днем начала отбывания наказания, напрочь исключили вероятность того, что импульсивный экс-президент может наложить на себя руки. Поэтому администрация тюрьмы отказалась от намерения приставить к нему надзирателя, который, как предполагалось, находился бы с «заключенным №1» круглые сутки. Экс-президента препоручили политику, правда, тоже находящемуся в вынужденной отставке – бывшему министру труда и социального развития 52-летнему Шломо Бенизри, который является сокамерником Кацава. Бенизри, отбывающий четырехлетний тюремный срок за взятку, согласился приглядывать за своим в прошлом высокопоставленным коллегой.

По сведениям ШАБАСа, Кацав в целом подчиняется правилам блока: встает без четверти пять утра, чтобы не пропустить в тюремной синагоге первую утреннюю молитву. Не пропускает он и дневную, и вечернюю службы. Бывший глава еврейского государства всегда присутствует и на уроках Торы, а недавно сам начал читать лекции заключенным. Более того, Моше Кацав всегда выражает готовность помочь молодым заключенным, обучающимся по программам средних и высших учебных заведений. Тем не менее питаться бывший президент Израиля предпочитает не в общей столовой, а вместе с Бенизри дожидается раздачи пищи в своей камере. В тюрьме Кацав пользуется единственной льготой, положенной ему как отставному президенту, – он получает пенсию в размере 49 тыс. шекелей (около 15 тыс. долларов). Но потратить их все он не может. Согласно уставу ШАБАСа, общая сумма покупок, сделанная заключенным с израильским паспортом, не должна превышать в месяц 1500 шекелей. Тот же устав разрешает заключенному независимо от тяжести совершенного им преступления звонить в любое место страны два раза в день за свой счет или счет вызываемого абонента. Так что экс-президент, если захочет, может спустить свои деньги на звонки.

Важно заметить, что Кацав ни разу лично в киоск за покупками не ходил. Дело в том, что тот же устав ШАБАСа требует от заключенного, покидающего блок на любое время, облачаться в тюремную робу. Она для Кацава давно приготовлена. На ней даже проставлен его тюремный номер – 141189. Но Кацав категорически отказывается носить это одеяние. Его родной брат Лиор, адвокат по профессии, выступая по телевидению, попросил ШАБАС разрешить заключенному Кацаву покидать камеру, не надевая робу. Однако руководство израильских тюрем этой просьбе не вняло. Похоже, что в данном случае «коса нашла на камень». В результате бывший президент, продолжая решительно отказываться от ношения робы, так и не встретился со своими родственниками, пришедшими 27 декабря поздравить его с днем рождения. Пришлось Кацаву принимать поздравления по телефону. В дни Хануки экс-президенту была оказана высокая честь: он зажигал восьмую ханукальную свечу от имени всего религиозного блока тюрьмы «Маасиягу». При этом он пожелал всем благополучия, а себе «долготерпения и дороги к свету», намекая на якобы несправедливость вынесенного ему приговора.

Ушедшие на внеочередной срок

В настоящее время около десяти бывших глав государств находятся в заключении в разных странах. Тюремный быт их складывается по-разному. Но чаще всего у этих людей обостряются проблемы, связанные со здоровьем. Так, свергнутый правитель Египта Хосни Мубарак дожидается суда в тюремном госпитале с целым букетом заболеваний, среди которых числился даже рак. Однако позднее врачи объявили, что онкологическим заболеванием Мубарак не страдает, чего не скажешь о 73-летнем экс-президенте Перу Альберто Фухимори, осужденном на 35 лет за злоупотребления. Он перенес несколько операций в связи с раком слизистой языка. Болезнь, однако, не помешала ему сочетаться браком уже в тюрьме: его избранницей стала владелица гостиничной сети в Токио Сатоми Катаока. День бракосочетания с ней Фухимори назвал «счастливейшим в жизни». Бывший диктатор Панамы Мануэль Норьега, отбывающий на родине срок за наркоторговлю, напротив, громко ропщет на судьбу. Тюрьму «Ренасер», в которой он коротает срок, Норьега назвал «свинарником». Ему не разрешили установить в камере компьютер с Интернетом, телевизор и кондиционер. Однако Норьега не стал следовать примеру своего товарища по несчастью – бывшего тайваньского президента Чэнь Шуйбяня. Тот, протестуя против условий содержания и суда над ним, который приговорил экс-лидера к пожизненному заключению за коррупцию, объявил голодовку. Голодать он прекратил тогда, когда к нему в камеру впустили супругу, осужденную по тому же делу, что и Чэнь Шуйбянь.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter