Рус
Eng
Мягко стелят

Мягко стелят

26 января 2015, 00:00
В мире
Дмитрий ДОКУЧАЕВ
Европейский Центробанк (ЕЦБ) ежемесячно, вплоть до сентября 2016 года, собирается тратить на стимулирование экономического роста и борьбу с дефляцией до 60 млрд. евро. Как было объявлено на прошлой неделе, общий размер программы количественного смягчения составит 1,1 трлн. евро. Выделяемых средств должно хватить для сн

О начале европейской программы количественного смягчения глава ЕЦБ Марио Драги объявил в минувший четверг. И неожиданностью это не стало: еще накануне президент Франции Франсуа Олланд говорил о ее запуске как о решенном факте. По мнению экспертов, опрошенных «НИ», скорее, удивляться можно тому, как долго Драги не мог решиться начать подобную программу – ведь всерьез обсуждать ее начали еще год назад. Зато объявленная цифра в 1,1 трлн. евро стала мини-сенсацией: ранее обсуждались объемы в два раза меньшие.

Новость о старте программы количественного смягчения в еврозоне мгновенно обрушила курс единой валюты: за несколько минут евро опустился с 1,162 до 1,149 доллара, а затем и вовсе до 1,117. Курс евро к российскому рублю также снизился за минувшие два дня биржевых торгов с 75 руб. до менее чем 72 рублей. Такая реакция бирж неудивительна: раз ЕЦБ включает печатный станок, евро теперь будет в обороте значительно больше, и цена его, естественно, уменьшится.

Понятно, что руководство ЕЦБ берет пример со своих коллег из Федеральной резервной системы США, которые с помощью аж трех программ количественного смягчения (QE) сумели-таки преодолеть тяжелые последствия кризиса 2008 года. В октябре 2014 года ФРС США завершила последний раунд выкупа госбумаг. По мнению многих заокеанских экспертов, именно реализация программы QE привела к тому, что ныне США вышли на устойчивый рост ВВП свыше 3% в год, а безработица в стране упала ниже 6%. Теперь Европа, экономика которой никак не может преодолеть затянувшуюся рецессию, пытается повторить этот опыт.

По информации источников Bloomberg, сама скупка европейских облигаций начнется не раньше марта. ЕЦБ будет выкупать в основном облигации стран еврозоны в соответствии с размером их экономик: 18% придется на немецкие бонды, 14% – на французские, 12% – на испанские и 9% – на итальянские, доля остальных стран не превысит 5%. Покупки не преодолеют рубеж в 20–25% долга каждой страны, греческие бумаги в программе участвовать не будут вовсе.

C помощью скупки гособлигаций ЕЦБ хочет стимулировать угасающую европейскую экономику и предотвратить опасность дефляции в еврозоне, полагают эксперты. При этом, по мнению ЕЦБ, дефляция – уже факт, а не только угроза. В частности, в своем выступлении Марио Драги сослался на то, что в декабре 2014 года инфляция в зоне евро на фоне падения нефтяных цен уже отрицательна: минус 0,2% против 0,3% месяцем ранее.

Не все специалисты, впрочем, верят в то, что QE Старого Света ускорит рост ВВП еврозоны. Так, по оценке Лоуренса Саммерса, профессора Гарвардского университета и экс-министра финансов США, эффективность программы в зоне евро будет существенно ниже, чем в США, так как ставки в еврозоне и так на рекордно низком уровне (0,05% и минус 0,2% по депозитам), а банковская система недостаточно гибка для наращивания кредитования. Президент Goldman Sachs Гарри Кон, напротив, заметил: «Валютные войны продолжаются, ослабление нацвалюты остается одним из самых легких способов поддержать рост экономики».

«Суммы в 60 млрд. евро в месяц должно хватить для снижения дефляционных рисков в еврозоне, однако старт программы количественного смягчения будет работать на ослабление евро», – считает глава Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Для российской экономики, столкнувшейся с серьезным кризисом, решение ЕЦБ может оказаться хорошей новостью. Ведь программа ЕС может в случае успеха поддержать мировые цены на энергоносители, поскольку рост ВВП в еврозоне увеличит мировой спрос, и доходы от продажи нефти и газа на основном экспортном рынке России могут вырасти.

В то же время любой провал политики QE в Европе ударит по России весьма болезненно, ведь наша страна сильно зависит от экспорта в ЕС. Валерий Миронов из Центра развития ВШЭ считает, что «с точки зрения конкурентоспособности российских компаний, при уже произошедшей девальвации рубля эффект европейского количественного смягчения будет минимальным».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter