Рус
Eng
Прошлое забыто?

Прошлое забыто?
Новость

25 февраля 2015, 00:00
На политическом ландшафте Франции происходят большие перемены. Фурор произвел в понедельник Роджер Кукерман, президент Представительного совета еврейских организаций (CRIF) – самой авторитетной ассоциации французских евреев. Он фактически поддержал ультраправую партию «Национальный фронт» Марин Ле Пен, все более набира

Кукерман заявил, что, хотя «Национальный фронт» и продолжает оставаться политической партией с «ядовитым багажом», она уже не призывает к насилию. Кроме того, он подчеркнул, что Марин Ле Пен никогда не использовала антисемитские выражения. «Национальный фронт» является партией, за которую я лично никогда не буду голосовать, – говорится в его речи на торжественном ужине, посвященном 30-летию CRIF, – но это партия, которая сегодня не совершает насильственных действий».

Сам ужин мог стать и вовсе беспрецедентным событием в новейшей французской истории. Марин Ле Пен могла получить приглашение на это мероприятие. Тогда лидер французских ультраправых оказалась бы за одним столом с нынешним президентом страны Франсуа Олландом и экс-президентом Николя Саркози. Кукерман поставил Марин Ле Пен только одно условие: она должна была публично осудить или как минимум отмежеваться от своего отца Жан-Мари Ле Пена за его прежние антисемитские высказывания. Это условие нынешнему лидеру «Национального фронта» не понравилось, и ее визит на ужин не состоялся. Тем не менее добрые слова в ее адрес у Кукермана все же нашлись.

Выступление лидера CRIF вызвало очень неоднозначную реакцию в полумиллионной общине французских евреев. Многие из них продолжают считать «Национальный фронт» нацистской партией. Напомним, что Жан-Мари Ле Пен в 1987 году был приговорен к штрафу за публичное оправдание преступлений гитлеровцев: он назвал газовые камеры «одной из деталей истории», которой придается непропорционально большое значение. С другой стороны, слова Кукермана являются также очередным подтверждением успехов Марин Ле Пен в деле отхода от «наследия» отца, которого она сменила на посту лидера «Национального фронта» в январе 2011 года. Партия все менее воспринимается избирателями как носитель крайне правых, экстремистских идей. Вместе с тем меняются и настроения самих избирателей. В своей речи Кукерман обратил внимание на то, что все последние теракты, направленные против еврейской общины, инспирированы не французскими ультраправыми, а религиозными радикалами из числа мусульман страны. Прямой вывод о том, что именно по этой причине необходимо более терпимо относиться к соратникам Марин Ле Пен, он не сделал. Однако вместо него этот вывод уже который год делает еврейская общественность страны.

На президентских выборах 2012 года за Марин Ле Пен проголосовало порядка 13,5% французских евреев. А ведь еще в начале 2000-х количество еврейских избирателей у «Национального фронта» соответствовало цифре «ноль». Конечно, сказывается кропотливая работа, которую ведет Марин Ле Пен среди еврейской общины: так, корреспондент «НИ», несколько лет назад побывавший во Франции, был немало впечатлен наличием агитации «Народного фронта» у помещения еврейского общинного центра в Париже. В преддверии намеченных на 22 марта местных выборов сторонники этой партии откровенно позиционируют себя в качестве борцов с «мусульманским экстремизмом» – благо, еще не стершиеся воспоминания о нападении на редакцию журнала «Шарли Эбдо» делают податливыми к антиисламистской агитации отнюдь не только французских евреев. В изданиях «Национального фронта» напоминают об интервью Марин Ле Пен журналу Valeurs Actuelles, в котором она назвала свою партию «лучшим щитом для еврейского населения Франции». Несколько дней назад кандидат от этой партии Шанталь Кламер даже позволила себе довольно грубое замечание в адрес последователей ислама. Марин Ле Пен пришлось даже извиняться за нее. Но, как свидетельствует последний опрос, проведенный организацией Ifop по заказу издания Le Figaro, риторика «Национального фронта» пока скорее привлекает, чем отталкивает избирателей. Если бы выборы состоялись сейчас, за партию проголосовало бы 30% избирателей – больше, чем за какую-либо другую политическую силу.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter