Рус
Eng
Никто не забыт

Никто не забыт

24 ноября 2006, 00:00
В мире
АНАТОЛИЙ ПОМОРЦЕВ, АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВ
На этой неделе о «бывших» вспомнили сразу на двух континентах – в Европе и Южной Америке. Во вторник в Милане начался судебный процесс по делу экс-премьера Италии Сильвио Берлускони, а в среду перуанский суд выдал ордер на арест бывшего президента страны Альберто Фухимори – его обвинили в преступлениях против человечно

О деле Сильвио Берлускони «НИ» писали неоднократно – прокуратура Милана подозревает лидера итальянских правоцентристов в финансовых махинациях и подкупе свидетелей. Напомним, речь идет о сделках по купле-продаже прав на показ американских фильмов на итальянских телеканалах, принадлежащих Берлускони, заключенных им в 1994–1999 годах. Следователи уверены, что г-н Берлускони не только отмыл значительную часть из вложенных в контракты 500 млн. долларов, но и дал взятку в 600 тыс. долларов своему адвокату Дэвиду Миллсу в обмен на его отказ сотрудничать со следствием.

Фухимори своей жестокостью напугал даже судей.
Фото: АР

В случае же с Альберто Фухимори, руководившим Перу с 1990-го по 2000 год, речь идет о массовых убийствах, совершенных военными по его прямому указанию во время подавления в стране партизанского движения. Перуанский суд считает, что именно г-н Фухимори отдал приказ о расстреле 9 мая 1992 года 650 сдавшихся накануне партизан из маоистской группировки «Сендеро Луминозо». Отягчающим, по мнению суда, обстоятельством является тот факт, что после случившегося глава государства запретил пускать на место трагедии журналистов, священников и представителей Красного Креста, желавших выяснить обстоятельства растрела.

Парламент Перу еще в 2001 году обвинил Фухимори в нарушении прав человека, создании «эскадронов смерти» и использовании «несоразмерной военной силы» в борьбе с партизанами. Сам же президент, бежавший из Перу в 2000 году, до 2005 года жил в Японии, однако во время поездки в Чили был арестован по запросу перуанской прокуратуры и сейчас ожидает экстрадиции в центральной тюрьме Сантьяго.

Говоря о судьбе бывших лидеров государств, нельзя не вспомнить о Слободане Милошевиче – одном из самых противоречивых мировых политиков на рубеже веков. Безраздельно правивший Югославией с 1987 года, в октябре 2000-го он был свергнут собственным народом, а спустя несколько месяцев новое правительство выдало экс-президента Гаагскому трибуналу по бывшей Югославии, который обвинял его в совершении военных преступлений во время балканских войн 90-х годов прошлого века. Однако судебный процесс над Милошевичем, длившийся без малого четыре года, не произвел эффекта, на который надеялись его устроители, – обвиняемый, сам по образованию юрист, без особого труда разбивал доказательства следствия, опровергал показания свидетелей, демонстрируя некомпетентность своих оппонентов. Причем делал он это без помощи адвокатов. Но «процессу века», как называли этот суд журналисты, не суждено было закончиться приговором – в марте 2006 года подсудимый Слободан Милошевич умер в своей камере от сердечного приступа. Чуть больше повезло его балканским коллегам – президенту Хорватии Франьо Туджману и главе Боснии и Герцеговины Алие Изетбеговичу. Они так и не узнали о том, что были подследственными Гаагского трибунала. Тот факт, что их хотели обвинить в военных преступлениях, был обнародован только после того, как оба президента ушли в мир иной (первый – в 2000-м, второй – в 2003 году).

Длинный шлейф разного рода злоупотреблений, а то и самого откровенного политического террора тянется за рядом бывших африканских диктаторов. Причем, если в Эфиопии вот уже 12 лет длится заочный судебный процесс над бывшим «большим другом СССР» Менгисту

Хабре надеется на африканских друзей.
Фото: АР

Хайле Мариамом (обвиняемый скрывается в Зимбабве и лишь иногда выезжает за рубеж – например в КНДР), то таким его коллегам, как экс-диктатор Чада генерал Хиссен Хабре, повезло гораздо меньше. В 1980-е годы Хабре довольно часто мелькал на страницах советской печати в качестве этакой «африканской страшилки», ведь он сделал свою страну бастионом против экспорта «зеленой революции» Муамара Каддафи в Черную Африку. Но, когда в 1990 году Каддафи сосредоточился на арабских делах, западные покровители Хабре быстренько поменяли одиозного правителя на более удобных ставленников. До конца прошлого года бывший «сильный человек Чада» спокойно жил в одном из красивейших городов Черного континента, называемом «маленьким Парижем», – в столице Сенегала Дакаре. Однако в Бельгии против него выдвинули обвинения в массовых убийствах, он был арестован и теперь дожидается депортации. Единственная надежда Хабре – старые друзья среди президентов континента, которые могли бы вступиться за него от имени Африканского союза. Впрочем, сегодня в Черной Африке дуют другие ветры.

Пиночет ссылается на старость и болезни.
Фото: АР

И не только в Африке – сенсацией этого месяца стало рассмотрение в Германии иска против экс-министра обороны США Дональда Рамсфелда. Истцами выступают бывшие заключенные американских тюрем для подозреваемых в терроризме. При поддержке правозащитных организаций они утверждают, что к ним применялись пытки, истязания и запрещенные методы допроса, которые были инициированы личным приказом главы Пентагона. Немецкое законодательство, как и бельгийское, позволяет судить за военные преступления, совершенные гражданином любого государства в любой точке планеты.

Так что такие подсудимые, как Аугусто Пиночет (Чили), Чарльз Тейлор (Либерия), Саддам Хусейн (Ирак) – список обвиняемых в преступлениях против человечности постоянно расширяется, – теперь оказались в компании своего идейного противника, постоянно обличавшего тирании в самых разных регионах мира.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter