Рус
Eng
Три года спустя после массового исхода: как живут беженцы рохинджа в Бангладеш  

Три года спустя после массового исхода: как живут беженцы рохинджа в Бангладеш  

20 августа , 17:47В мире
В августе 2020 исполняется три года с начала «операций по зачистке», которые силы безопасности Мьянмы начали в августе 2017 года. Более 700 000 рохинджа были вынуждены бежать из штата Ракхайн, где они жили через границу, в Бангладеш.

Здесь они пополнили ряды 200 000 рохинджа, бежавших сюда раньше, от предыдущих волн насилия.

Ниже – присланный в Новые Известия материал "Врачей без границ" о жизни беженцев-рохинжа.

«Жить в лагерях беженцев трудно, места мало, детям негде играть», – рассказывает Абу Сиддик. Он живет в одном из лагерей в районе Кокс-Базара, на юго-востоке Бангладеш, где на участке 26 квадратных километров теснятся около 860 000 беженцев-рохинджа. «Я покинул Мьянму, потому что мой дом сгорел дотла. Они убивали и издевались над всеми без разбора, насиловали наших женщин. Там было опасно».

Сиддик имеет в виду так называемые «операции по зачистке», которые силы безопасности Мьянмы начали в августе 2017 года. Они вынудили более 700 000 рохинджа бежать из штата Ракхайн, где они жили через границу, в Бангладеш. Здесь они пополнили ряды 200 000 рохинджа, бежавших сюда раньше, от предыдущих волн насилия.

Прежде, чем уйти, многие люди стали жертвами или свидетелями ужасного насилия. Их друзья и родные были убиты, дома разрушены.

БЕЗ НАДЕЖДЫ НА БУДУЩЕЕ

Прошло три года, но не выросла надежда, что жизнь рохинджа изменится к лучшему, или что они в обозримом будущем смогут вернуться домой безопасно и достойно. Люди продолжают обитать в переполненных, непрочных жилищах из пластиковой пленки и бамбука. Они по-прежнему живут в неопределенности.

Потребность беженцев рохинджа в психической помощи росла на протяжении многих лет. Безработица, тревога за будущее, тяжелые условия жизни, недостаток или отсутствие доступа к самым необходимым услугам (например, к услугам системы образования), усугубили травматичные воспоминания о насилии, которому они подверглись в Мьянме. Некоторым пациентам необходима психиатрическая помощь в связи с такими состояниями, как биполярное расстройство и шизофрения. Команды «Врачи без границ»/Médecins Sans Frontières (MSF) отмечает, что продолжает расти число пациентов, которым требуется психологическая помощь, в наших медицинских учреждениях по всему району Кокс-Базара.

ТЯЖЕЛЫЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНИ ЛЕЖАТ В ОСНОВЕ ЗАБОЛЕВАНИЙ

«Большинство пациентов, которые обращаются к нам за помощью – и дети, и взрослые, – приходят с респираторными инфекциями, кишечными расстройствами и кожными инфекциями. Эти заболевания, в основном, связаны с плохими условиями жизни», – говорит Тарикул Ислам, медицинский руководитель команды MSF в Кутупалонг-Балухали, крупнейшем лагере беженцев в мире.

В настоящее время в лагерях беженцев больше порядка, чем в первые дни чрезвычайной ситуации. Дороги стали лучше, увеличилось количество оборудованных туалетов и точек снабжения чистой водой, хотя доступ санитарии и водоснабжению по-прежнему крайне ограничен. Но жизнь здесь непредсказуема. Каждый год, когда наступает сезон муссонов, возникает реальная опасность наводнений и оползней, люди серьезно рискуют потерять то немногое, что имеют.

Существуют также экономические проблемы, с которыми нужно бороться. Поэтому неудивительно, что люди не торопятся обращаться за медицинской помощью, что усугубляет их состояние.

«Некоторые пациенты обращаются за помощью слишком поздно, когда заболевание уже серьезно. Когда пациент не приходит сразу, когда его состояние уже осложнено, и болезнь уже затрагивает другие органы, лечение требует больше усилий и нам сложнее исправить ситуацию», – говорит педиатр Фердьоли Порсел.

В Мьянме многие общины рохинджа не получали качественной медицинской помощи. Это повлекло последствия для их здоровья, а также осложнило оказание медицинской помощи им в лагерях. По словам Фердьоли, «другая проблема связана с наблюдением в период беременности и домашними родами, когда у женщин возникают осложнения во время родов дома или дети рождаются с осложнениями. Если роды проходят в больнице, мы в состоянии принять меры в случае осложнений, можем помочь ребенку дышать, если ребенок рождается с проблемами, или помочь матери, если у нее наблюдается кровопотеря».

COVID-19 – НОВЫЙ ВЫЗОВ

В этом году ситуация осложняется COVID-19. Первый случай заражения в лагере беженцев был подтвержден 15 мая. Непосредственным следствием этого стала дальнейшая потеря доверия к системе здравоохранения. Распространяют слухи и неверная информация, и люди, которым необходима медицинская помощь в связи с другими заболеваниями, не COVID-19, стараются держаться подальше от клиник.

«Некоторые пациенты не признавались в симптомах, характерных для COVID-19, потому что думали, что их будут лечить по-другому», – говорит Тарикул Ислам.

Несколько недель назад в клинике по охране здоровья матери и ребенка «Врачей без границ» в Гоялмаре прошли роды у женщины по имени Джобайда. Она рассказывает, что шесть дней они с ребенком провели в отделении интенсивно терапии для новорожденных. Там им сделали тест на COVID-19.

«Анализ оказался положительным, и меня вместе с ребенком перевели в изолятор. Мы провели там 12 дней. Мне было страшно, потому что в нашем сообществе есть такое поверье, что если у тебя ковид, то ты умрешь. Врачи и медсестры были очень добры, они поддерживали меня и проверяли каждый день. По ним не было видно, что они боятся подходить ко мне, притом, что я была заразная. Это помогло мне не чувствовать стигматизацию так остро».

ВАЖНО РАБОТАТЬ С СООБЩЕСТВОМ

Работа по распространению информацию и повышению осведомленности среди сообществ сыграла решающую роль в борьбе, которую вели «Врачей без границ», но вести такую работу через социальные сети или СМС оказалось сложно, потому что на территории лагерей и вблизи них была ограничена доступность мобильной связи. Чтобы избежать необходимости собираться большими группами, наши команды по информационной работе проводят подомовые обходы на территории лагерей беженцев и соседних деревнях, где живут граждане Бангладеш, и общаются с людьми индивидуально.

Отдельные медицинские организации, в том числе «Врачи без границ», были вынуждены свернуть часть деятельности, особенно в первые дни пандемии, из-за проблем с кадрами и ресурсами. Это, в свою очередь, сказалось на тех, кто нуждался в медицинской помощи.

Меры по сдерживанию распространения COVID-19 также подразумевали, что на территории лагерей были ужесточены ограничения на передвижение. Это еще больше затруднило доступ к медицинской помощи, а пациентам с «невидимыми» заболеваниями, такими, как психические расстройства или неинфекционные заболевания, например, с диабетом, стало сложнее доказывать, что они больны и им необходимо в больницу.

Проходят месяцы и годы, но дата 25 августа по-прежнему является напоминанием о десятилетиях насилия, преследований, дискриминации и отказа в основных правах, санкционированных государством по отношению к рохинджа. Не только в Бангладеш, но и за ее пределами MSF видит последствия жизни в зависшем состоянии, в котором оказались представители сообществ рохинджа, с которыми мы работаем в таких странах, как Мьянма и Малайзия.

Оставшиеся в штате Ракхайн (Мьянма) представители рохинджа по-прежнему сталкиваются с дискриминацией и сегрегацией, в особенности с ограничениями на передвижение, которые ограничивают им доступ к медицинской помощи.

В Малайзии, где проживает одно из крупнейших за пределами Мьянмы сообществ рохинджа, многие не обращаются за медицинской помощью или откладывают ее до тех пор, пока состояние не станет очень серьезным – люди боятся, что о них доложат в миграционную службу и задержат. Барьеры на пути к поиску работы и означают, что большинство людей не могут позволить себе медицинскую помощь, даже если захотят ее получить.

Кроме того, в последние месяцы страны Юго-Восточной Азии из-за страха перед COVID-19 неоднократно отказывали в высадке судам, перевозившим сотни беженцев, направлявшимся в лагеря в Бангладеш. На протяжении многих недель люди находятся без пищи и воды и часто становятся жертвами жестокого обращения.

«Уязвимость ситуации, в которой оказались беженцы-рохинджа, усугубляется из-за пандемии COVID-19. Отсутствие у них правового статуса и долгосрочных и более стабильных решений означает, что их будущее никогда не было более туманным, чем сейчас», - говорит Алан Перейра, представитель MSF в Бангладеш.

«В такое время, когда многие во всем мире считают, что их перемещения оказались ограничены, планы отложены, а источник пропитания оказался нестабилен, важно помнить, что рохинджа так жили на протяжении многих поколений».

______________

В Кокс-Базар работает 10 больниц и медицинских центров «Врачей без границ». Мы ведем деятельность по множеству направлений: медицинская помощь в условиях стационара и амбулаторно, в том числе неотложная помощь и интенсивная терапия, помощь в области педиатрии, акушерства, полового и репродуктивного здоровья, помощь людям, пережившим сексуальное насилие, и пациентам с неинфекционными заболеваниями. За первые шесть месяцев 2020 года сотрудники MSF провели порядка 173 000 консультаций для прохождения лечения в условиях стационара или амбулаторно; приняли на лечение более 9 100 пациентов, провели более 22 600 дородовых консультаций; ассистировали при более чем 2 000 родах; провели более чем 14 250 индивидуальных психологических консультаций.

В целях реагирования на COVID-19 сотрудники MSF проводят санитарно-просветительскую работу с сообществами, чтобы люди знали больше о заболевании. Мы проводим обучение сотрудников, которые оказались на переднем крае, в области специфических инфекционных мер профилактики. Мы оборудовали боксы для изоляции во всех наших медучреждениях и специализированных медицинских центрах.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter