Рус
Eng
Слезть с «нефтяной иглы»

Слезть с «нефтяной иглы»

17 августа 2015, 00:00
В мире
Виктор Кононов, Осло
Правительство Норвегии предлагает использовать свои нефтяные накопления в попытке поддержать экономику и остановить рост безработицы на фоне самого значительного со времен финансового кризиса 2008 года падения цен на черное золото. Проект бюджета на следующий год сверстан с учетом возможности использования суверенного

Нефть, газ и судоходство обеспечивают до четверти ВВП Норвегии. Поэтому разразившийся в прошлом году «углеводородный шторм» потрепал норвежский экономический корабль достаточно сильно. Падение курса национальной валюты по отношению к доллару за год почти на 25%, увольнение десяти тысяч человек в офшорной индустрии, сокращение инвестиций в нефтегазовый сектор почти на 30%, прогнозируемый рост ВВП в 2015 году всего в 0,8% – все это результат резкого падения стоимости нефти в прошлом году, ударившего по экономике «северного Кувейта», как часто называют Норвегию.

«Нефть больше не будет главным двигателем национальной экономики. Мы давно ожидали, что это случится, правда, не так резко и стремительно», – прокомментировал ситуацию норвежский министр по делам Европы Видар Хельгесен. По его словам, из-за санкций со стороны ЕС в отношении России, к которым присоединилось северное королевство, а также из-за ответных мер Москвы Норвегия пострадала достаточно сильно. Россия закупала в Стране фьордов морепродуктов почти на миллиард евро в год. Заморозились и совместные проекты в нефтегазовом секторе, в частности разработка с помощью норвежских технологий новых месторождений в Арктике. Тем не менее, как не устают подчеркивать премьер-министр Эрна Сольберг и члены ее кабинета, «кризиса нет».

Впрочем, не исключено, что правительство все-таки решится распечатать «нефтяную кубышку» для стимулирования экономики и помощи компаниям, наиболее пострадавшим от падения цен на энергоносители. Начиная с 1960-х годов, когда на норвежском шельфе в Северном море стали добывать нефть и газ, доходы от этой деятельности (офшорные компании платят в бюджет 78% прибыли) аккумулируются в специальном фонде, официально называемом «Пенсионный-заграница». Сейчас в нем около 600 млрд. долларов.

По закону из этой «копилки» разрешено изымать в бюджет не более 4% в год, и власти Норвегии, как ни велик был соблазн и давление различных лоббистских групп, ни разу не превышали эту норму. «Четырехпроцентный потолок» был введен, чтобы нефтедоллары не перегревали экономику и не сделали страну слишком уязвимой в случае резкого падения цен на энергоносители или значительного сокращения их добычи.

Еще одной мерой стало введение раздельной статистики по экономике «материковой Норвегии» и «офшорной». Политики еще в 60-х годах прошлого века мудро рассудили, что «лихие деньги», качаемые нефтяными и газовыми вышками, если их учитывать в ВВП и прочих финансовых показателях страны, могут создать иллюзию роста экономики, погрузив нацию в сладкий сон вечных рантье. Сегодня норвежцы пожинают плоды своей предусмотрительности.

Центробанк Норвегии в своем последнем отчете констатирует, что ослабление национальной валюты дало второе дыхание тем экспортным отраслям, которые сохранились благодаря недопущению основного потока нефтегазовых денег в экономику страны. Прежде всего это судоходство, гидроэнергетика, рыболовство и рыбоводство. Центральное статистическое бюро отмечает, что низкая безработица в 4% как была, так и осталась, несмотря на сокращение более 10 тысяч человек в нефтегазовом секторе. За год в других областях экономики было создано 25 тысяч рабочих мест, часть из них заняли уволенные газовики и нефтяники. Росту новых компаний способствует щедрая кредитная политика Центробанка, установившего ключевую ставку в размере 1% (в России, напомним, она равна 11%).

«Цена на энергоносители в обозримой перспективе не вернется к прежнему уровню, поэтому наши офшорные компании снизили до минимума активность на шельфе. Свои технологические ресурсы, одни из лучших в мире, они перенацеливают в другие сферы. К примеру, сейчас идет переоборудование нефтяных платформ под нужды рыборазводной индустрии», – рассказал о кризисной перестройке норвежской промышленности министр Видар Хельгесен.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter