Рус
Eng
Конец сланцевой революции?

Конец сланцевой революции?

14 января 2015, 00:00
В мире
Георгий СТЕПАНОВ
Североморская нефть марки Brent подешевела вчера еще на 3%, ее цена опустилась ниже отметки в 46 долларов за баррель. Согласно самому свежему прогнозу банка Goldman Sachs, в ближайшие три месяца баррель Brent будет стоить 42 доллара. Аналитики прогнозируют не просто дальнейшее падение цен на энергоносители, но и их сох

Речь идет о техасской WBH Energy, заявившей о своей финансовой несостоятельности. Это одна из тех сотен небольших компаний, что работают в сланцевой индустрии США, у нее 37 скважин на 35 акрах (14 гектарах) в Северном Техасе. Объем ее активов составляет 10 млн. долларов, при этом долга накопилось на 50 млн. По материалам иска, поданного в суд по банкротствам Западного Техаса, проблемы у WBH Energy начались в сентябре, когда компания Castlelake отказалась продлить WBH кредитную линию.

Можно ли считать это банкротство предвестником глобальных проблем для всей американской сланцевой индустрии, свидетельством снижения ее инвестиционной привлекательности? Напомним, что с 2008 года за счет «сланцевой революции» США нарастили нефтедобычу на 70%, увеличив ее в прошлом году на 13,5 %. Тем самым Соединенные Штаты не только обеспечили себе энергетическую независимость, но и существенно изменили расстановку сил на мировом рынке.

В то же время в недавнем докладе Всемирного банка говорится, что нынешняя ситуация с ценами на нефть делает нерентабельной нетрадиционную добычу нефти – из сланца, нефтеносных песков и глубоководного шельфа. Главная причина падения цены барреля, по мнению экспертов банка, превышение предложения над спросом, причем во многом за счет именно «сланцевого бума» в США.

Проблема сланцевой добычи заключается в том, что она на данном уровне развития технологий гидроразрыва может быть рентабельной только при высокой биржевой цене нефти. Кто-то называет предельным уровнем рентабельности для американских добывающих компаний цену в 80 долларов за баррель, кто-то в 60, кто-то в 50. Но сейчас нефть на бирже стоит еще дешевле.

В то же время, как отмечает Иван Сандреа, научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований, сейчас проблемы у добытчиков сланца возникают не столько из-за снижения цен на нефть, сколько из-за невозможности привлечь кредитные средства для покрытия сделанных ранее капитальных расходов.

«Прибыли как таковой у них не было, они развивались в основном за счет заемных средств, и теперь их шансы взять кредит крайне малы», – говорит Роман Казьмин, сотрудник международного информационного сервиса ICIS. Он не исключает, что за банкротством WBH Energy последуют и другие. Однако глобальной угрозы для американской сланцевой индустрии не видит: «Скорее, ее ждет волна слияний и поглощений».

Тем не менее только за декабрь 2014 года, по сравнению с ноябрем, бурение новых «сланцевых» скважин в США сократилось почти вдвое. Между тем добыча этого вида нефти в чем-то схожа с финансовой пирамидой и постоянно нуждается в новых скважинах. Огромные залежи сланцев занимают сотни и даже миллионы акров, но качество геологического ландшафта этих территорий неравномерно. Есть настоящие «лакомые куски», которые компании осваивают в первую очередь, чтобы окупить расходы на приобретение участка, ценой до 10 тыс. долларов за акр. Но, добыв «легкие» объемы, нефтяники сталкиваются затем с затратными технологическими проектами.

Так что же это – нарастающий кризис всей индустрии или локальные и временные трудности? Аналитик консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин в разговоре с «НИ» призвал не торопиться с катастрофическими выводами: «Если одна крошечная компания, плохо управляемая и неспособная заплатить несколько десятков миллионов долларов по счетам, объявляет о своем банкротстве, на всей отрасли это никак не отражается. Когда на гигантской птицеферме умирает один цыпленок, это ж не значит, что всю птицеферму надо закрывать».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter