Рус
Eng
Карандаш свободы

Карандаш свободы

12 января 2015, 00:00
В мире
КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВ, СЕРГЕЙ МАНУКОВ
Организованные на прошлой неделе теракты в Париже, первым из которых стало нападение на редакцию еженедельника Charlie Hebdo, где были опубликованы карикатуры на пророка Мухаммеда, вызвали очень широкий резонанс. Вчера во французской столице состоялся марш в память жертв терактов, в котором, по оценкам его организаторо

Уже в два часа (то есть за час до официального начала «Марша единства», или «Республиканского марша» – так официально называлось шествие, посвященное памяти жертв террора) площадь Республики была буквально забита людьми. Так много людей здесь собиралось только 17 лет назад – чтобы отпраздновать победу страны на чемпионате мира по футболу. Перед шествием были заполнены все соседние с площадью Республики улицы и площади. Стало ясно, что прогнозы тех, кто говорил, что «Марш единства» станет самым массовым политическим шествием за всю новейшую историю Франции, оправдаются.

«Кажется, что сюда пришел весь Париж. Мы решили сюда прийти с соседями. То, что произошло, – это чудовищное преступление, которое не может быть оправдано никакими политическими лозунгами», – поделилась с «НИ» одна из участниц акции, парижанка Малика Бартез. По ее словам, на «Республиканском марше» было немало французов мусульманского вероисповедания. По телевидению и радио передавались призывы не приходить на марш с какой-либо партийной символикой или лозунгами. Предполагалось, что участники марша пройдут в тишине до площади Нации по бульвару Вольтера – в общем, привычным для политических шествий в Париже маршрутом.

Однако все же лозунгов на марше было немало. Большинство из них – в поддержку журнала Charlie Hebdo. Слоган «Шарлиберте» (производное от названия журнала и слова «свобода») звучал на площади Республики не реже, чем слова «Марсельезы». Другим символом акции оказался гигантский надувной карандаш с надписью: «Не боимся», который несли коллеги погибших карикатуристов. Раньше во Франции карандаш считался расхожим символом профессии художника, теперь стал символом протеста против террора.

Главы Великобритании, Германии и многих других европейских стран, а также глава Евросоюза Жан-Клод Юнкер шли в первых рядах манифестации. Среди пришедших на «Марш единства» был и украинский президент Петр Порошенко. Правда, эффектного кадра – глава Украины и представитель России, идущие рука об руку на антитеррористическом марше – журналисты так и не дождались. Посланец нашей страны министр иностранных дел Сергей Лавров в полном соответствии с дипломатическим протоколом не шел в первых рядах вместе с главами государств. Из политиков особое внимание было приковано к германскому канцлеру Ангеле Меркель, которая шла вместе с президентом Франции Франсуа Олландом. Ведь именно из Германии накануне акции пришли тревожные новости о том, что активность террористов перекинулась на другие страны Европы.

В Гамбурге в ночь с субботы на воскресенье подожгли редакцию газеты Hamburger Morgenpost, перепечатавшей карикатуры, которые формально и стали причиной нападения братьев Куаши на редакцию французского еженедельника Charlie Hebdo. В минувшую среду, напомним, два брата алжирского происхождения Саид и Шериф Куаши ворвались в редакцию сатирического журнала с автоматами и криками: «Аллах Акбар!» и «Мы отомстим за пророка Мухаммеда!» и открыли стрельбу по сотрудникам редакции. Результатом нападения радикальных исламистов, один из которых прошел в 2011 году военную подготовку в Йемене, а второй отсидел тюремный срок во Франции и переправлял добровольцев в Сирию воевать на стороне джихадистских организаций, стали 12 трупов.

Правоохранительные органы организовали невиданную по масштабам в последние десятилетия во Франции операцию по поискам убийц. Через сутки их обнаружили и окружили в столичном городе-спутнике Даммартен, расположенном в 35 км к северу от Парижа. Братья Куаши забаррикадировались в типографии. На все предложения о сдаче они, естественно, ответили категорическим отказом. В ходе штурма типографии Саид и Шериф были убиты спецназом. Захваченный ими заложник, к счастью, не пострадал.

Чего нельзя сказать о заложниках в самом Париже, захваченных в магазине кошерной еды в Порт-де-Венсене, на востоке города. Их захватил Амеди Кулибали, член «Исламского государства». Что касается братьев Куаши, то они, похоже, состояли в «Аль-Каиде Аравийского полуострова» – самом активном на сегодняшний день ответвлении этой террористической сети.

В ходе обезвреживания Кулибали, кроме него, погибли также четверо заложников, которых он, скорее всего, застрелил еще перед штурмом. Между нападением на редакцию Charlie Hebdo и операцией по уничтожению боевика в Порт-де-Венсене была также перестрелка еще с одним из вооруженных исламистов, возможно, с тем же Кулибали, в Монруже, на юге Парижа, в ходе которой была тяжело ранена и позднее скончалась женщина-полицейский. Французская полиция сейчас разыскивает подругу Кулибали – Хайят Бумедьен, которая могла помогать ему и в Монруже, и в Порт-де-Венсене. Однако ее видели 2 января в аэропорту Стамбула, а сейчас она, скорее всего, находится в Сирии.

Имена убитых карикатуристов стали известны всему миру.

В результате волны насилия, прокатившейся по Франции во второй половине прошлой недели, кроме трех уничтоженных исламистов, были убиты 17 человек. Список жертв может увеличиться, потому что состояние нескольких раненых вызывает у врачей тревогу.

Ответственность за нападения взяли на себя наиболее радикальные джихадистские организации: «Аль-Каида» и «Исламское государство». Накануне «Марша единства» обе эти группировки открыто угрожали в Интернете новыми терактами и атаками как во Франции, так и в других европейских странах, принимающих участие в коалиции, которая уже несколько месяцев бомбит позиции ИГ в Сирии и Ираке. Меры безопасности повышены не только во Франции и Великобритании – еще одной очевидной мишени радикальных исламистов, но и в других европейских странах.

Политики и общественные деятели как на Западе, так и на Востоке единодушно осудили теракты во Франции. Против террора выступают все французы, но акценты при этом делаются разные. Лидер крайне правого «Народного фронта» Марин Ле Пен, не получившая предложения прийти на марш, призвала и своих сторонников его проигнорировать. Она обвинила Олланда в намерении заработать политические очки и повторила свой давний рецепт борьбы с терроризмом: ужесточение правил пребывания иностранцев в стране. Руководитель центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский считает, что именно радикалы, как ультраправые, так и ультралевые (радикально левым, напомним, является сам журнал Сharlie Hedbo), соберут самые большие политические дивиденды со случившегося. «Безусловно, национальное единство перед лицом угрозы терроризма какое-то время сохранится, но ненадолго. Потом будут претензии к президенту и к спецслужбам за то, что теракт был допущен. Все это скажется на предстоящих в марте местных выборах», – заметил «НИ» эксперт.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter