Рус
Eng

Президент Республики Кипр Никос Анастасиадис

Президент Республики Кипр Никос Анастасиадис

11 ноября 2013, 00:00
В мире
АЛЕКСАНДР КОРЗУН, Никосия
Никос Анастасиадис, лидер кипрской правоцентристской партии «Демократическое объединение», вступил в должность президента страны 28 февраля 2013 года. А спустя всего пару недель новое правительство во главе с Анастасиадисом столкнулось с самым серьезным за полувековую историю республики финансовым кризисом, поставившим

– Господин президент, в России до сих пор существуют разные оценки того ущерба, который понес Кипр в результате весеннего кризиса. А как вы оцениваете эти потери и насколько их удалось компенсировать за прошедшие месяцы?

– Прежде всего, я должен сказать, что кризис начался не в марте – он начинался еще в предыдущие годы. Просто в марте мы встали перед выбором: либо допустить банкротство государства, банкротство всех банков, либо пойти на соглашение о предоставлении Евросоюзом займа на очень жестких условиях. Что касается точных цифр государственного долга, то он оценивается в 15 млрд. евро. Если же говорить о чрезвычайной помощи для обеспечения ликвидности банков, то она оценивается в 9,2 млрд. евро.

– В эти дни на Кипре работает вторая делегация экспертов из «тройки» международных кредиторов, представляющих Еврокомиссию, Европейский центробанк и Международный валютный фонд. Каковы первые результаты ваших переговоров, насколько успешно вы укладываетесь в график взятых на себя обязательств?

– Есть два вопроса, которые еще ждут своего решения. Первый касается приватизации полугосударственных организаций и предприятий. Второй вопрос имеет отношение к системе здравоохранения. И я надеюсь, что к марту, до которого нам разрешили еще помедлить, мы эти проблемы сумеем решить с тем, чтобы в полной мере отвечать обязательствам, взятым на себя... «Тройка» и различные организации, занимающиеся оценкой кредитоспособности государства, прогнозировали спад экономики Кипра на 9,2%. Однако мы полагаем, что в результате принятых нами мер и развития ситуации к концу года этот спад не будет превышать 7%. Благодаря тем мерам, которые мы предприняли, первый отчет «тройки» был позитивным, и мы надеемся, что таким же будет и второй отчет, который готовится как раз в эти дни.

– А какова динамика спада инвестиций с начала кризиса?

– Действительно, в результате финансового и банковского кризиса наблюдается определенное снижение темпов инвестиций в строительной отрасли. Что касается таких областей, как морские перевозки, туристический бизнес и сфера услуг, то тут не было каких-то серьезных последствий, касающихся именного рабочего цикла. Но есть вот какая проблема: хотя многие компании приняли решение сохранить на Кипре свои штаб-квартиры, очень серьезные суммы были переведены из банков острова в зарубежные банки. Впрочем, я думаю, что в результате снятия строгих ограничительных мер, которые были введены ранее, эта ситуация будет стабилизирована. И мы надеемся на то, что нам очень скоро удастся возвратить доверие инвесторов. В этой связи стоит еще сказать о рекапитализации Hellenic Bank, которая была недавно произведена. Так, три компании приобрели достаточно серьезные пакеты акций Hellenic Bank в размере около 110 млн. евро. Это одна американская компания, кипрская инвестиционная компания и компания, представляющая белорусские интересы, которая купила акции на 40 млн. евро (речь идет о Wargaming – разработчике компьютерных игр. – «НИ»). Для нас это является вотумом доверия.

– Принимаются ли специальные меры для того, чтобы привлечь инвестиции из-за рубежа и, в частности, из России?

– Иностранным инвесторам были предоставлены определенные налоговые льготы, льготы по строительству и приобретению недвижимости, а также льготы по обеспечению получения вида на жительство. Что же касается непосредственно российских предпринимателей и инвесторов, то здесь мы ощущаем определенную горечь от того, что в результате принятых мер были вынуждены нанести им финансовый ущерб. И теперь мы хотим это как-то загладить. Мы думаем о том, как, помимо тех льгот, о которых я уже сказал, компенсировать – хотя бы частично – ущерб россиянам, другим вкладчикам и инвесторам, когда кипрская экономика оживится, встанет на ноги и получит свое нормальное развитие.

– Банковский кризис, который произошел на Кипре, не уникальный – подобные катаклизмы происходили в других странах, где капитализация банковской системы в несколько раз превышала их собственный ВВП. В качестве примера можно привести ту же Исландию, банки которой вообще отказались выплачивать средства вкладчикам. На Кипре это происходит в более мягком виде. Тем не менее, очевидно, что эти кризисы – несовершенство системы регулирования банковской сферы со стороны государства. У вас теперь есть уникальный опыт, который могли бы использовать другие страны, чтобы не столкнуться с подобными проблемами. Не поделитесь этим опытом?

– Я полностью согласен с замечанием о том, что недостатки в системе регулирования и наблюдения за банковской сферой со стороны институтов государства привели к ее неоправданному разбуханию и одновременно к углублению кризисных явлений. Здесь я должен сказать о том, что в рамках тех мер, которые были предложены для обеспечения нам кредитной поддержки, были произведены определенные шаги в банковской сфере. Одновременно банковская система сама сократилась в объеме, что позволило увеличить темпы ее оборота и сделать более скорыми шаги по ее стабилизации.

– А какие именно изменения были произведены?

– Прежде всего, был создан специальный орган, занимающийся оздоровлением банков. Он строго следит за тем, чтобы соблюдались те меры, которые позволяют правильно проводить рекапитализацию банков. Есть еще ряд конкретных мер. Но самой серьезной из них мы считаем решение об организации Европейского банковского союза, который в итоге положит конец разброду и позволит более четко принимать меры, не допускающие возникновения новых банковских кризисов.

– По сообщениям западных СМИ, в результате принудительной конвертации банковских депозитов в акции крупнейшая финансовая организация страны – «Банк Кипра» – фактически оказался под контролем россиян. В сентябре шесть наших соотечественников были избраны в совет директоров этого банка, в том числе и бывший гендиректор «Норильского никеля» Владимир Стржалковский. В связи с этим не опасаетесь ли вы, как глава государства и правительства, возросшего влияния России на финансовый сектор Кипра? И каково отношение Евросоюза к этому явлению?

– Что касается утверждения о том, что «Банк Кипра» перешел в руки россиян, то дай бог, чтобы так было на самом деле. Хотя я с радостью могу сказать, что россияне контролируют достаточно большой пакет акций банка. С чувством большого удовлетворения мы увидели, что в состав правления, состоящего из шестнадцати членов, были избраны шесть человек, которые действительно представляют российские интересы. И здесь я могу сказать, что никакого беспокойства по этому поводу у нас нет. Наоборот, нас радует возрастающее влияние российского бизнеса на Кипре. Поэтому мы принимаем дополнительные меры по поощрению и привлечению инвесторов из России. В частности, именно за счет российских инвестиций происходило развитие, которое наблюдалось в стране, в том числе и развитие туристического сектора. Рост числа гостей из России позволяет поддерживать и развивать туризм в качестве одного из основных столпов кипрской экономики. И я хотел бы еще раз выразить свою признательность и свою благодарность за то доверие, которое нам оказывают и российские предприниматели, и в целом российские граждане. Необходимо сказать, что россияне инвестируют не только в Кипр, но и во многие другие европейские страны. Именно поэтому и укрепляются связи между Евросоюзом и Россией. Вот почему я не думаю, что российские капиталы, в какую бы страну они ни инвестировались, могут привести к возникновению проблем.

– Появилась информацию о подготовке вашего визита в Москву. Так ли это? Когда он состоится? С какой повесткой дня вы собираетесь ехать в Россию, какие вопросы намерены решать и с каким результатом хотите вернуться из Москвы?

– Прежде всего, я хотел бы подтвердить, что действительно готовится мой визит в Москву. Он должен состояться в первом полугодии 2014 года. Приглашение было передано мне президентом Путиным во время нашего телефонного разговора, состоявшегося в критические дни марта текущего года. Министры и эксперты обеих сторон готовят ряд соглашений, которые предполагается подписать во время этого визита. В ходе подготовки к нему в рамках Генеральной ассамблеи ООН уже состоялись встречи членов кипрского правительства с министром иностранных дел России господином Лавровым. В течение ближайших месяцев я ожидаю визит г-на Лаврова на Кипр, чтобы мы могли уже окончательно обговорить все вопросы. И я надеюсь, что все визиты состоятся в рамках запланированного графика. А чего я ожидаю от визита? Несомненно, углубления и без того превосходных отношений с Россией.

– А не осложнят ли эти отношения ваши планы в военной сфере? Когда вы шли на выборы, в российской прессе много писали о том, что вы в свое время выступали как сторонник вступления Кипра в НАТО. Вы до сих пор придерживаетесь той точки зрения, что в Северо-Атлантическом альянсе Кипру будет лучше?

– Являюсь ли я горячим сторонником вхождения Кипра в НАТО? Надо сказать, что мы хотели бы видеть Кипр участником программы «Партнерство ради мира». Будучи членом Европейского союза, мы хотели бы также входить и в то объединение, которое включает практически всех членов ЕС. Что же касается членства в НАТО, то я говорил о том, что если большинство партий выскажут свою готовность поддержать такое решение, то я готов буду подать заявку на вступление в альянс. Но я должен заявить совершенно четко, что членство нашей страны в любых организациях – будь то программа «Партнерство ради мира» или НАТО – никоим образом не отразится на наших отношениях с традиционно дружественными партнерами, каковым является и Россия. Кстати, хочу напомнить о том, что и Россия имеет особую программу сотрудничества с НАТО и принимает участие в программе «Партнерство ради мира».

– Отмените ли вы призыв, как обещали перед выборами, и будет ли на Кипре профессиональная армия?

– Это связано с решением кипрского вопроса. Если он все же будет решен, в численном отношении армия страны должна быть существенно сокращена. Но до тех размеров, чтобы быть способной отвечать нашим обязательствам в рамках Евросоюза, способной реагировать на чрезвычайные ситуации ну и, конечно же, обеспечивать безопасность, касающуюся в том числе и защиты наших интересов в рамках исключительной экономической зоны Кипра. Надо сказать, что такая армия после достижения решения по кипрскому вопросу будет состоять как из греков-киприотов, так и из турок-киприотов.

– Гуляя по Никосии, нельзя не заметить следы многолетней драмы разделенного города, разделенной страны. На каком этапе находится сейчас решение вопроса об объединении Кипра, разделенного на греческую и турецкую части в ходе трагических событий 1974 года?

– По кипрскому вопросу существует ряд соглашений на высоком уровне, ряд резолюций, принятых как Генеральной ассамблеей ООН, так и Советом Безопасности ООН, которые определяют принципы для достижения такого решения. Речь идет прежде всего о двухобщинной, двухзональной федерации при политическом равенстве обеих сторон, как это и определено в резолюциях Совета Безопасности ООН. В данный момент мы как раз прилагаем большие усилия к тому, чтобы был возобновлен творческий диалог, в результате которого было бы достигнуто решение проблемы, которая нас мучает уже в течение последних сорока лет. И я хотел бы надеяться, что мои предложения, нацеленные на придание новой динамики диалогу, носят сбалансированный характер и не затронут интересы ни турок-киприотов, ни греко-кипрской стороны. Я хотел бы надеяться, что эти предложения позволят создать перспективу, которая будет способствовать решению застарелого вопроса.

– Когда начнется разработка месторождений газа, разведанного недавно в исключительной экономической зоне Кипра?

– Промышленную разработку месторождений природного газа мы планируем начать уже к 2020 году. Конечно, обнаружение углеводородов придает совершенно новый масштаб геополитическому, геостратегическому положению Кипра и, кроме того, создает перспективы развития отношений с другими дружественными нам странами в близлежащем регионе. Также создаются определенные стимулы для активизации поисков по решению кипрской проблемы с тем, чтобы в результате и наши соотечественники – турки-киприоты – могли пользоваться благами, которые даруют разведанные углеводороды.

– Кризис не обошел стороной и госслужащих, в том числе высшего ранга, которым серьезно сократили зарплаты. А себе вы восстановили оклад?

– К сожалению, сокращение зарплат действует для всех. Надо принять во внимание тот факт, что мы были одной из стран Евросоюза с наиболее высоким уровнем зарплат. И этот уровень был высоким не только в плане окладов, но и в плане различных дополнительных выплат и пособий. Так что сейчас нам надо наводить порядок в собственном хозяйстве.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter