Рус
Eng
Будущее Лукашенко и судьба Беларуси: что говорят эксперты

Будущее Лукашенко и судьба Беларуси: что говорят эксперты

11 августа , 09:11В миреPhoto: https://antikor.com.ua/foto/articles_foto/2020/03/13/364754.jpg
Беларусь после воскресных выборов президента обречена быть хедлайнером инфоповестки. Что будет дальше, почему именно сейчас произошёл социальный взрыв в тихой Беларуси, и причем здесь политические традиции, – разбирались «НИ» вместе с политологами Андреем Суздальцевым, Дмитрием Орешкиным и Ильей Гращенковым.

Минск-2020: не майдан

Минск не в первый раз сталкивается с уличными демонстрациями. В декабре 2010 года народ уже выходил на улицы после того, как на выборах победил Александр Лукашенко с показателем 72,03%. Тогда на Октябрьской площади Минска собралось по разным оценкам от 5 до 40 тыс человек, были озвучены экзитполлы выборов с поддержкой Лукашенко на уровне 40%. Дошло даже до того, что несколько десятков человек попытались штурмом взять Дом Правительства. Но потом последовало силовое подавление демонстрантов, и через несколько дней всё затихло. Похоже на репетицию недавних событий, на которой Лукашенко отработал тактику последовательного силового подавления бунтов. Но эксперты отмечают, что помимо схожих внешних признаков, у этих событий есть масса отличий.

Андрей Суздальцев и вовсе уверен, что сравнивать демонстрации 2010 и 2020 годов некорректно.

- Тогда (в 2010-м) была попытка цветной революции. Люди вышли с требованием пересмотреть подсчёт голосов. А в этой ситуации народ не требует пересчёта, он требует ухода Лукашенко с поста президента. Народ не признал итоги, которые объявил ЦИК. Люди очень остро отреагировали – гонялись за ОМОНом, там были женщины с детьми и колясками. Я такого раньше никогда не видел.

На различия, хоть и не такие радикальные, указывает и Дмитрий Орешкин:

- В этот раз есть некая новая составляющая. Лукашенко сейчас демонстративно показал, кто в доме хозяин и что цифры будут такие, какие надо. Но раньше значительная часть населения по традиции голосовала за власть, и она составляла примерно половину населения, сейчас же чётко выраженное большинство против Лукашенко. Новизна заключается в том, что эти выборы оформили «развод» Лукашенко и Беларуси. Он остаётся хозяином, но в глазах большинства жителей его власть нелегитимна, он узурпатор. И от этого никуда не деться.

Да и вообще на «майдан» нынешние протесты не похожи, у них совсем другой характер. Майданом пугали белорусские власти, майданом пугали российские власти, все люди крепко усвоили, что «майдан» - это самое страшное, что может случиться в стране. Хаос в Украине – удобный «злой бабайка», которым пугают неразумного ребенка (именно таковым, по мнению экспертов, видится уровень сознания белорусского народа президенту Лукашенко).

Дмитрий Орешкин:

- Для майдана нужно больше необходимых условий: неприязнь большей части населения (это мы точно имеем) и выраженный раскол в правящем классе (этого нет). Это как Ющенко и Тимошенко против Кучмы – не понятно, кто победит, и силовики занимают выжидательную позицию. Попытка Бабарико представить себя таким альтернативным государственником была быстро подавлена и уничтожена. Светлана Тихановская - эмоциональный лидер протеста, но она не понимает, как работает бюрократическая машина, у нее нет связей. Ей силовики не готовы присягнуть. Если бы она победила, то столкнулась бы с номенклатурным саботажем.

Андрей Суздальцев:

- Это совсем не майдан, которым Лукашенко успешно пугал Россию. Майдан – это серьёзное мероприятие, у него есть заказчик, он стоит больших денег, он стоил до миллиона долларов в сутки. Это был захват территории с боевиками, которым требуется проживание, питание, ротация. В Минске никто ничего не захватывал, палатки не ставил. И это не бархатная революция: люди не просто требовали отставки власти, но и вступили в конфликт с ОМОНом.

«Золотая Орда Беларуси и всего постсоветского пространства»

Илья Гращенков крайне нелицеприятно характеризует происходящее сейчас в Беларуси: «Северокорейский результат с поддержкой в 80% и заявление Лукашенко, что выборы прошли, как праздник, — это просто издевательство и тихая истерика. Он пытается сделать красивую мину при плохой игре». Как бы долго людям ни пудрили мозги необходимостью вести себя сдержанно и усердно работать в поле на картошке и производстве БелАЗов, такое отношение не может остаться незамеченным и пройти бесследно.

Стало ли происходящее в Минске и других городах Беларуси каким-то сюрпризом? Так полагать было бы слишком наивно. Постсоветские страны имеют ряд общих черт: во многих, особенно среднеазиатских, руководители стараются удержаться у руля да самого финала. Физического. И многие столкнулись с переворотами: «Революция роз» в Грузии, «Тюльпановая революция» в Киргизии, «Оранжевая революция» на Украине. Теперь Беларусь. Не надо гадать на кофейной гуще, чтобы узнать, что же случится, если руководитель страны вцепится всеми руками и ногами в своё кресло. Но тот же Лукашенко, как и потерявшие свои посты его коллеги подавляющей части стран постсоветского пространства, с завидным упорством продолжает идти по полю с граблями. Зато с веселыми песнями.

Илья Гращенков выделяет три основных причины такого упорства:

- Во-первых, власть затягивает. Во-вторых, страшно не сохранить регалии, деньги и даже жизнь. Страх подталкивает к тому, чтобы сидеть до конца. В-третьих, приходит восприятие, что народ глуп и никакой демократии не существует. В постсоветском пространстве превалирует понятийный формат, основанный на договорённостях. Законы здесь не главное.

А Андрей Суздальцев отмечает, что на определённом этапе развития государства авторитарные режимы бывают даже полезны. Только не у всех получается вовремя остановиться и перейти на следующую ступень развития:

- На каком-то этапе это было выгодно - когда еще не сформировались нормальные демократические системы, когда не было политических партий, когда не было стабильной экономической ситуации, но были национальные конфликты. В этой ситуации люди, держащие ситуацию на контроле, вызывали уважение и поддержку Москвы. Но потом стало ясно, что экономическому развитию такие лидеры мешают. Они закостенели. Авторитарные лидеры увязают в коррупции, родственных связях и уже просто не могут уйти.

Существует и другой путь развития – путь Польши и Прибалтики, которые выбрали в качестве фундамента для развития работающие демократические институты и сменяемость власти, основанные во многом на американских принципах.

Андрей Суздальцев:

- В американской Конституции установлено ограничение в 2 срока. И это очень правильно. Это не позволяет президентам углубиться в коррупцию, увлечься репрессиями потому они знают, что завтра уйдут. И первый срок уходит на то, чтобы подтвердить, что ни могут управлять государством, а во второй срок проводят реформы. Иначе глава государства вязнет в коррупции, приближает массу родственников, обзаводится собственным двором. Это превращается в кошмар для народа.

Вот и Лукашенко выбрал не западную модель постсоветского развития, а путь по терминологии Дмитрия Орешкина «азиатской деспотии». Такими темпами у президента Беларуси могут остаться только два друга: Ким Чен Ын в Северной Корее, да Гурбангулы Бердымухамедов из Туркменистана. Не самая весёлая компания… Но есть же даже в Средней Азии и другой пример: Нурсултан Назарбаев, который просто не стал выдвигать свою кандидатуру на очередные выборы. Как рассказывает Андрей Суздальцев, был такой вариант и у Лукашенко:

- Нурсултан Назарбаев уже не тянул – болел, ему было тяжело. Он готовился уйти с президентского поста, сохранив власть: дочери оставил парламент, себе оставил силовой блок. Это вариант кукловодства. Но у Назарбаева не получилось – после выборов выкинули из власти. Лукашенко тоже пытался создать такой вариант, он также планировал передать власть бывшей главе администрации Наталье Кочановой. Но понял, управлять ей из-за спины не получится. Преемников у Лукашенко нет, поэтому и планируется поменять конституцию так, чтобы там появилась передача власти по наследству.

Увы, но, как показывает практика, у тех, кто слишком долго задержался во власти, шансов уйти в тень, сохранив влияние, практически нет. И президент Казахстана тому подтверждение. «Назарбаев планировал власть сохранить, но прошедшие выборы не позволили это сделать. Назарбаев из постсоветских лидеров лучше других понимал, как бюрократические методы использовать для поднятия экономики. Ему хватило ума и силы воли отказаться от власти. Пускай и рассчитывал на некоторый размен» - поясняет Илья Гращенков.

Андрей Суздальцев тоже уверен, что в таком формате сохранить власть после ухода с поста президента едва ли возможно:

- Казахстан – такая же «Золотая Орда» с её правилами. Если хан вышел из юрты, то хана нет, на его место приходит другой.

Войска той самой настоящей Золотой Орды дошли до Чешского королевства и Австрийского герцогства и, судя по Лукашенко, надолго оставили свои правила управления государством.

Безальтернативная реальность

Давайте представим, что Лукашенко не стал отзеркаливать независимые результаты экзитполлов, которые показывают поддержку Светланы Тихановской, а просто показал минимально необходимую для уверенной победы поддержку. Может быть, если бы не зашкаливающие «80\20», всё обошлось бы и автозаки не въезжали в толпу? И не было бы раненых?

По мнению Ильи Гращенкова, в альтернативной реальности всё могло бы быть гораздо оптимистичнее:

- Если бы был результат поменьше, пускай и обеспечивающий победу в первом туре, он бы не создал впечатление плевка в лицо. Власть сама себе вредит, рисуя результат, который никого не убедит. Это выстрел себе в ногу. Европа могла бы поддержать Лукашенко при более или менее приемлемом результате и при условии отсутствия жёсткого разгона демонстрантов.

Дмитрий Орешкин полагает, что серьёзных беспорядков удалось бы избежать:

- Если бы Лукашенко выступил поскромнее и нарисовал бы соотношение сил на выборах в пропорциях 60:40, то таких массовых протестов, вероятно, не было бы. Но Лукашенко не может показать снижение поддержки. Для него символ контроля – это электоральные цифры. И если рисуют большие цифры, значит все ходят по ниточке.

Проценты процентами, но сколько ни рисуй, как ни жонглируй цифрами, но этого для убедительной победы и самое главное – легитимности, мало. Даже более умеренный победный результат, по мнению Андрея Суздальцева, не спас бы положение, потому что в основе лежат социально-экономические проблемы, а политика для народа вторична:

- Если в стране всё было бы хорошо, была бы стабильная социально-экономическая обстановка, то все бы ходили и радовались, что у Лукашенко столько резиденций, что у него авиапарк сравним с авиапарком президента США и миллиарды долларов за рубежом. Но люди живут очень скудно, только в России работает более 700 тыс. белорусов. В Беларуси всегда говорили, что результаты нечестные, что выборы проходят без избирателей. В этот раз наглядно увидели. Раньше, когда работала дотационная система, когда Беларусь получала до 10 тыс. долларов на человека просто так от России, все были довольны и мирились с этим. А теперь люди увидели, что остались одни, что Лукашенко не вытянул борьбу с коронавирусом, буквально «послав» Россию, предложившую помощь.

Для Лукашенко ситуация ещё осложняется близостью и доступностью Европы – люди видят альтернативу, понимают, что можно обходиться и без нефти. На это указывает Илья Гращенков:

- Белорусы видят пример Польши и Германии. Польша 30 лет назад тоже была довольно бедной, а сегодня некоторые регионы Польши сравнимы со всей экономикой Украины. Поэтому молодёжь выступила лидерами протеста. В глазах народа – узурпатор власти, который готов вступить в коалицию с кем угодно, включая Китай, ради сохранения и удержания власти.

В Польше в I кв. 2020 средняя зарплата составляла 5331 злотый – примерно 1426 долларов, в Эстонии – 1472 евро, в Латвии – 1100 евро, в Литве – 1360 евро. В Беларуси в июне средняя зарплата выросла в июне до 1227,9 белорусских рублей, это чуть более 450 евро. При этом европейские страны не получают российскую нефть для переработки и реэкспорта на особых условиях. Вот и всё, что надо знать о пользе сменяемости власти простым людям.

Долгих лет жизни и процветания

«Я не думаю, что уличные протесты смогут опрокинуть этот режим. Будет азиатская деспотия, которая долго может существовать, как Северная Корея или Албания. При Лукашенко будут выполняться приказы – будут подметены улицы и пострижены газоны, но не будет ни инвестиций, ни инноваций, ни роста средней зарплаты до заветных 500 долларов» - такое будущее обрисовывает нашей братской стране Дмитрий Орешкин. Не кровопролитную гражданскую войну, не дворцовый переворот, а годы застоя, при котором люди не будут ощущать связи с властью: никто никому ничего не должен, никто никому ничего не обязан.

А вот Илья Гращенков не так уверен в стабильности режима. Помимо отсутствующей поддержки народа, Александр Лукашенко не может определиться, с кем же ему быть: союзное государство с Россией не складывается, Запад может отвернуться после такого демарша, а от Китая получилось взять лишь опыт общения с толпой:

- Разворот в сторону Китая даёт о себе знать. В Китае разгоняли Тяньаньмэнь, в прошедшее воскресение разгоняли Минск. Лукашенко просто послал всё к чёрту и сжёг все мосты. И как долго он сможет удерживать власть – это вопрос. Ни о каких династических державах с передачей власти сыновьям, говорить не приходится.

Послать всё к чёрту и делать то, что хочется только тебе – бывает очень приятно, и иногда даже полезно. Но только не в том случае, если вы – авторитарный лидер государства, и от вашей воли зависят жизни 9 413 446 человек. В этом случае свои эмоции лучше попридержать, иначе есть шанс оказаться в числе бывших правителей, в честь которых улицы точно не будут называть. А у тех, от кого зависят жизни 146 750 100 человек, и так хватает наглядных примеров, как делать не надо... прямо рядом – на территории бывшего СССР.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter