Рус
Eng
Польша проверяет Евросоюз на прочность

Польша проверяет Евросоюз на прочность

11 января 2018, 22:19В миреИван Байдаков, историк
Конец 2017 и начало 2018 года обещают быть очень интересными для понимания дальнейшего вектора развития ЕС. Вернее, не всего ЕС, а его Восточной части.

Иван Байдаков, историк

А если уж совсем уточнять, то 20 декабря 2017 года (прямо «под ёлочку») Европейский Союз сделал свой ход в сложнейшей «шахматной партии», итог которой должен определить дальнейший вектор развития этой части Европы.

В этот день Еврокомиссия приняла историческое решение о начале санкционной процедуры против Польши. Напомним, что Польша приняла скандальный закон об общих судах. Скандальный потому, что ЕС категорически его не приемлет и уже не первый месяц требует отменить. Суть закона в том, что он, фактически, подрывает независимость польских судей, а это, по мнению Еврокомиссии, противоречит 7 статье договора о ЕС (в статье говорится о серьёзных угрозах верховенству права в Европе). Интересно то, что после введения санкции Польша может потерять свой голос в ЕС.

Ещё на стадии обсуждения этого закона - задолго до 20 июля 2017 года, когда Польский сейм проголосовал за его принятие, - Европейский Союз, грозясь санкциями, обвинял Польшу в нарушении договора о ЕС, в нарушении прав судей и так далее, и так далее. Польша, в свою очередь, парировала обвинения ЕС и сама угрожала, скандалила и требовала от Европы прекратить вмешиваться во внутренние дела суверенного государства.

И вот все это бурлило и кипело, пока Польша не приняла закон, а Европейский Союз соответствующе не отреагировал.

Вроде все логично и понятно, кроме одного НО: закон принят 20 июля, а санкции введены 20 декабря. А уж если быть точным, не вводятся, а запускается процедура их введения. Прошёл август, сентябрь, октябрь, ноябрь и почти весь декабрь, и очень мало кто поверит, что для решения о санкциях ЕС требовалось так много времени.

Напомним, что санкции против России ввели в течение одной недели. А в случае Польши, когда по прошествии практически пяти месяцев в информационном поле все давно забыли про закон и скандал, принимается решение о санкциях.

И сейчас невооруженным глазом видно, что санкции и вся идея с законом — это лишь повод для начала уже открытого противостояния ЕС и Польши, а по нашему мнению - не совсем Польши, а некого гипотетического Восточного объединения, но об этом ниже.

Для того, чтобы понять, в чем состоит истинная причина этого конфликта и кто главные его игроки, надо немного углубиться в историю, а вернее посмотреть, что в последние годы произошло такого в Европе и, в частности, в Польше, с чем ЕС смириться не может.

Первым и самым «неуютным» звоночком для ЕС стала так называемая «инициатива трех морей». В 2015 году, сразу же после своего избрания президент Польши Анджей Дуда заявил, что одной из главных своих целей во внешней политике он видит реализацию идеи «союза трех морей» — Балтийского, Черного и Адриатического.

Все аналитики и историки дружно улыбнулись, вспомнив прекрасную своей мифологизированностью идею Пилсудского - Польша от моря до моря, - со всеми вытекающими из неё продолжениями.

Но к всеобщему удивлению, уже летом 2016 года в Дубровнике проходит первый форум под названием «Укрепление Европы: соединяя Север и Юг», где была подписана декларация «Инициативы Трех Морей» (The Three Seas Initiative). А вот сейчас становится ещё более интересно: главными лоббистами этого «альянса» явились не только Польша, но и Хорватия, Венгрия, Австрия и Чехия, а такие страны, как Латвия, Литва, Эстония, Словения, Словакия, Румыния проявили (и до сих пор проявляют) редкостную заинтересованность в нем.

Интересно и то, что это сотрудничество подразумевает целую цепочку различных проектов, призванных «связать» экономическими и энергетическими «узами» страны-участников союза серьёзным экономическим взаимодействием, начиная с инфраструктуры.

Например, для «скрепления» этого альянса предполагается строительство газопроводов, которые будут призваны «связать» этот союз с севера на юг, и строительство автомагистрали Варшава – Вильнюс, Рига, Таллин.

Соответственно, этот проект начинает развиваться, и уже в июле 2017 года президент США Данальд Трамп посещает саммит «Трехморья». В ходе этого саммита намечается несколько важнейших векторов развития: экономических, энергетических, транспортных и так далее. Но самое интересное то, что НАТО предполагает увеличивать своей контингент только в странах, которые войдут в этот альянс и делать это будут с опорой на Вишеградскую группу Польши, Чехии, Венгрии и Словакии. Группу, которая только на первых порах казалась только неким гипотетическим объединением, но с этого года перешедшую в практическую плоскость.

Самым показательным моментом стал эпизод, против которого очень сильно протестовал ЕС, когда перед Европейским саммитом в Риме (напомним, что на этом саммите была выдвинута идеи «Европы разных скоростей») Вишеградская группа заявила, что члены группы сначала сами всё обсудят и затем выступят с единой позицией. Естественно, это никак не могло и не может устроить Брюссель.

Также и идея Трехморья, лоббируемая Вишеградской группой и поддерживаемая США, в момент своего плавного «перетекания» из гипотетической плоскости в практическую, естественно, не могла остаться без внимания в Брюсселе.

Ведь, фактически, это идея в определенной степени нацелена на сепаратизм, а после практической реализации сепаратизма такого уровня (даже гипотетического) Шотландия с Каталонией могут показаться «детским лепетом».

Если еще немного углубиться, то можно заметить, что из-за слабеющего влияния США при президентстве Трампа Европа «распустилась» и вдохнула воздух свободы. Впервые за долгое время идея общеевропейской армии из сказки становится былью - в ноябре европейские страны фактически пришли к консенсусу в вопросе создания армии, наличие которой, безусловно, приведет к дальнейшему ослаблению влияния США. Возможно, вопрос создания Евроармии снова остро встал именно сейчас как спланированный ответ на поддержку США инициативы «трех морей».

Безусловно, лучшим исходом для ЕС было бы на корню зарубить идею «трех морей». Но с учетом того, что Брюссель опомнился в своем отношении к Трехморью лишь после подписания первого договора летом 2016 года, у него остался единственных выход в противостоянии этой идее - найти страну, которая при серьезной поддержке ЕС будет бороться за лидерство в Восточной части Союза. И такая страна очень быстро нашлась - ей стала Хорватия.

И вот - уже практически два года шло противостояние ЕС в лице Хорватии и Вишеградской группы в лице Польши и Венгрии за лидерство. До момента, когда после приезда Трампа, поддержавшего и обещавшего серьёзную помощь Трехморью, всем стало понятно, что ЕС этот этап «шахматной партии» проиграл.

А дальше лидеры Вишеградской группы, окрыленные своим успехом, устраивают в Риме демарш (о котором говорилось выше) и выступают категорически против идеи «Европы разных скоростей».

Европейский Союз, понимая, что надо срочно что-то предпринимать, делает свои ответные ходы в этой «шахматной партии», в которых одним из первых стало урезание финансирования пакетов странам Балтийского региона. Дело дошло до того, что Литве сказали, что ЕС больше не может финансировать остановку ее атомной станции (естественно у самой Литвы на это денег нет).

Отмена финансирования балтийских пакетов, на самом деле, тонкий ход, так как примерно более чем треть бюджета каждой из трех стран – это деньги, идущие из ЕС. А страны Балтии, являясь одними из самых активных сторонников идеи Трехморья, в тоже время одни из самых слабых в Евросоюзе.

У Балтийских стран очень сложная ситуация – финансово они зависят от ЕС, а энергетически - от Польши. После закрытия в 2009 году Игналинской атомной станции Литва и Латвия (Эстонии покупает электричество у Финляндии) попали в полную зависимость от поляков.

Отметим, что осенью 2017 года, уже после объявления о сокращении финансирования, лидеры Балтийских стран провели совещание по вопросу строительства своей атомной станции, но договориться не смогли. Кроме того, Белоруссия на границе с Литвой строит свою станцию, и есть вероятность, что Литва и Латвия примут определенное участие в ее строительстве и работе.

Но в любом случае, в ближайшее время Балтийским странам придется выбрать «на чьей они стороне».

Также, стоит отметить некое «прощупывание почвы» со стороны Литвы в отношении Польши. Так, например, 6 января стало известно, что премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий в первые за шесть лет принял приглашение премьер-министра Литвы Саулюса Сквернялиса прибыть на встречу глав правительств стран Балтии в Вильнюсе, встреча должна состояться 8 - 9 марта. А до этого в 20-х числах декабря, уже после решения ЕС о санкциях, президент Литвы ДаляГрибаускайте пригласила своего польского коллегу Анджея Дуду посетить национальный праздник литовской независимости.

И если Польше и Литве удастся решить насущные проблемы и найти точки соприкосновения, то есть большая вероятность, что сначала Литва, а потом и другие Балтийские страны выберут в этом конфликте Вишеградскую сторону.

Следующим ходом Брюсселя стал перевод санкций против Польши из гипотетической плоскости в практическую, что и было сделано 20 декабря.

Польша дала очень быстрый и четкий ответ – они будут защищаться. Премьер Польши Матеуш Моравецкий объявил, что 9 января намерен провести встречу с президентом Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером. Причем до этого Польша поговорит с другими европейскими странами с целью, чтобы они приняли её сторону, а не Брюсселя.

Кроме того, Венгрия официально сказала, что поддерживает поляков во всех вопросах и будет категорически против любой санкционной инициативы ЕС по отношению к Польше и, более того, Будапешт будет блокировать любые подобные инициативы.

3 января прошла встреча польского Премьера со своим венгерским коллегой Виктором Орбаном, в ходе которой обе стороны отказались выполнять свои квоты по беженцам, и венгры объявили полную поддержку полякам.

И вот теперь можно заметить, что в Европе немного «запахло жареным». Сначала гипотетическая инициатива Трехморья переходит в практическую плоскость, потом демарш Вишеградской группы, а сейчас открытый «евробунт» уже не только Польши, но и Венгрии.

И есть большая вероятность, что это очередной вбитый гроздь в гроб единой и неделимой Европы, управляемой из Брюсселя.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter