Рус
Eng

Тайный украинский фронт

Тайный украинский фронт
Новость

10 сентября 2014, 00:00
Родственники танкиста Василия Караваева, погибшего, по официальным данным, в конце августа в Ростовской области, будут добиваться расследования обстоятельств его смерти. Об этом «НИ» сообщила двоюродная сестра 19-летнего солдата. Родные Караваева предполагают, что боец был отправлен на Украину. Сообщения о российских в

Об уроженце Кувы (Пермский край) Василии Караваеве «НИ» писали на прошлой неделе (см. номер от 4 сентября), когда его тело в Куве только ожидали. В минувшую субботу Караваев был похоронен. По словам члена краевого общества «Мемориал» Ирины Кизиловой, профессиональным военным Василий стал только летом этого года – контракт он заключил сразу после года призывной службы в Оренбургской области. «В военкомате рассказывали, что он был наемником, поехал за длинным рублем, а мы, мол, здесь ни при чем. Я считаю этот ответ исчерпывающим», – отметила в беседе с «НИ» г-жа Кизилова.

«НИ» попытались получить комментарий в пермском краевом военкомате – его оперативный дежурный ответил, что ничего о погибшем не знает. Помощник командира управления по работе с личным составом в/ч 12128 в поселке Тоцкое, где служил Караваев, Алексей Школа сказал «НИ», что не уполномочен комментировать сведения о гибели солдата, и перенаправил к командованию части. Телефон замкомбрига по работе с личным составом Константина Иванова во вторник был недоступен.

«Когда его нам привезли, сказали, что из Оренбурга он был переброшен на учения в Ростовскую область. И 27-го утром, когда он был на границе, начался обстрел со стороны Украины. Снаряд попал в его танк. Погибли два человека», – рассказала «НИ» двоюродная сестра Василия Караваева Надежда Отинова. По ее словам, никто из родственников в это не верит: «Мы считаем, что он погиб на Украине».

Настораживают родных погибшего и противоречия в написанной в справке причине гибели. «Указано, что он погиб от большой кровопотери. При этом ему оторвало только руку. А погиб он на месте», – отмечает сестра погибшего.

Сейчас родные Караваева планируют добиваться возбуждения уголовного дела по факту его гибели, чтобы «разобраться, почему столько солдат гибнет в мирное время», сообщила Надежда Отинова. Ранее семьи погибших предположительно на Украине бойцов таких инициатив не проявляли. Например, родственники солдат 76-й Псковской дивизии ВДВ, сообщавшие об их гибели в соцсетях, в дальнейшем удаляли записи, а их телефоны становились недоступными. Общественники предполагали, что на родственников оказывалось давление.

Правозащитники тем временем продолжают собирать информацию о военнослужащих, которые погибли предположительно на Украине. Глава астраханского Комитета солдатских матерей Анатолий Салин заявил на этой неделе о гибели 29-летнего Анатолия Терехова из села Красный Яр, который скончался «при исполнении обязанностей военной службы по прикрытию государственной границы». Отмечается, что Терехов стал третьим астраханцем, погибшим в зоне боевых действий. Комитет направил обращение в прокуратуру Южного военного округа.

Глава межрегионального координационного центра «Забытый полк» Елена Васильева создала в соцсети Facebook группу под названием «Груз-200 из Украины в Россию», где активисты делятся сведениями о погибших и пропавших бойцах. Информацию они собирают по соцсетям и блогам, а в последнее время к ним нередко напрямую обращаются родственники пропавших и погибших.

У многих бойцов в свидетельствах и извещениях о смерти указана Ростовская область. «Холодов Сергей, 33 года, из Курска, служил в Мурманске. 28 августа позвонил и сказал, что отправляют на учения и что телефоны забирают. 2 сентября родные начали звонить в часть, где их уверили, что все хорошо и чтобы не переживали. А 3 сентября в 23 часа принесли телеграмму о том, что Сергей погиб 1 сентября под Ростовом», – пишет пользователь Елена Акуленко.

Другие юзеры выкладывают ссылки на записи о погибших «Вконтакте». «Рустам Гусамов, 23 года, из Новосибирска. Срочную службу проходил в 2009–2010 гг. в морской пехоте Северного флота, в/ч 15010, в Заозерске. После окончания срочной службы устроился по контракту в в/ч 27777 в с. Ханкала, Чечня. Погиб 13 августа под Луганском», – рассказала подруга погибшего. Сейчас эта запись уже удалена.

«В Мулино привезли 12 цинковых гробов, скорбим об ушедших парнях вместе с их родными», – гласит анонимная запись в группе города Гороховец во Владимирской области (поселок Мулино Нижегородской области, где дислоцируется 20-я гвардейская общевойсковая армия, расположен в 25 км от Гороховца). «Это опять? Или которых уже три недели назад привезли?» – интересуется в комментариях местный житель.

«Светлая память Вове Клейну…», – пишет еще один пользователь «Вконтакте» под фотографией лейтенанта из 275-го самоходно-артиллерийского полка Кантемировской танковой дивизии, расквартированной в подмосковном Наро-Фоминске. Сообщается, что боец погиб «при исполнении служебного долга» 29 августа, взорвавшись в самоходной артиллерийской установке. Место гибели не называется.

«НИ» попытались получить комментарии в военкоматах регионов, откуда уходили служить якобы погибшие бойцы. Дежурный военкомата Нижегородской области заявил, что информацией о 12 погибших в ведомстве не владеют. То же самое на вопрос «НИ» ответил и дежурный военкомата Новосибирской области. Не слышал ничего о погибшем Владимире Клейне и начальник отделения по работе с гражданами подмосковного военкомата Магомед Исмаилов. А его коллега из военкомата Курской области Сергей Филатов порекомендовал обратиться к командованию Центрального военного округа.

Сведения, публикуемые в группе, активисты стараются проверять, рассказала «НИ» Елена Васильева: «Все опубликованные сообщения у нас подтвердились, кроме двух. Мы используем свидетельства местных жителей, участников, журналистов, украинских источников». В структуры Минобороны и правоохранительные органы Васильева не обращалась: «Это абсолютно бесполезно. Я долго переписывалась с чиновниками по другим вопросам и прекрасно знаю, что и как они ответят». Сейчас список подтвержденных погибших, составленный активистами «Груза-200», содержит 90 фамилий.

В Минобороны на запросы членов Совета по правам человека при президенте и депутата Госдумы Дмитрия Гудкова по фактам гибели российских военнослужащих пока не отреагировали. Единственный ответ из силового ведомства, косвенно связанный с ситуацией на Украине, поступил на днях главе Союза комитетов солдатских матерей Валентине Мельниковой. Она обращалась в министерство по поводу роста числа жалоб от родственников, которые не могут дозвониться до бойцов, направленных на учения в Ростовскую область. В Минобороны заявили, что все пропавшие бойцы в составе своих подразделений «находятся на плановых учениях и в полевых выходах на территории России», и к моменту подготовки ответа из девяти солдат, указанных в списке, только один не смог выйти на связь – остальные уже позвонили родным.

«Все отзвонились родственникам. Причем со своих телефонов – видимо, им вернули телефоны», – подтвердила «НИ» г-жа Мельникова. По ее словам, родителям рекомендовали тщательно проверить, действительно ли звонят их сыновья, задать им несколько контрольных вопросов: «Потому что не так давно у нас две семьи получали странные звонки. Было очень похоже, что телефонные аферисты работают. Помехи, голос еле слышно, говорят только: «Мама, я живой».

Тем не менее, по словам г-жи Мельниковой, нет никаких гарантий, что звонящие действительно находились на территории России: «Мы не можем это проверить. Что мы узнаем, если сами ребята не говорят?» Сообщения же о потере связи с бойцами продолжают поступать от родственников. «Сегодня еще один парень нарисовался – нет связи с 24 августа», – говорит Валентина Мельникова.

При этом коллеги Мельниковой из организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», также обнародовавшие сведения о гибели российских военнослужащих на востоке Украины, подверглись нападкам. В конце минувшей недели организация была включена Минюстом в список «иностранных агентов». В пятницу в офис ворвались люди, представившиеся репортерами НТВ, которые скорее всего готовят очередной «разоблачительный репортаж». В ночь на субботу в автомобиле исполнительного директора организации Ольги Алексеевой разбили стекла. А когда в понедельник петербургские солдатские матери проводили пресс-конференцию, напротив здания стояли пикетчики с плакатами «Комитет американских мачех», «Не путать мачеху и мать», «Солдату Родина – мать, а Путин – отец», «Предатели».

Травля связана с оглаской сведений о россиянах на Украине, говорит «НИ» руководитель «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Элла Полякова: «Вся информация сейчас засекречена – о том, что людей принудительно туда посылают, о том, в каком состоянии они оттуда возвращаются. Засекречена вся информация о раненых». На обращение правозащитников в Следственный комитет ответа пока не последовало. «Может быть, то, что с нами происходит, и есть своеобразный ответ», – грустно шутит правозащитница.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter