Рус
Eng
Анатолий Кинах

Анатолий Кинах

9 декабря 2013, 00:00
В мире
ВЛАДИМИР ВОДО
В отношениях Украины и Евросоюза наступила пауза. Она вызвана решением президента Виктора Януковича по экономическим причинам прервать переговоры относительно соглашения об ассоциации с ЕС. Сближение с Европой, как уверяет официальный Киев, обойдется экономике страны слишком дорого, а компенсация убытков, предлагаемая

– Решение повременить с подписанием соглашения об ассоциации с ЕС часто трактуется как отказ от евроинтеграции как таковой. Насколько эта точка зрения, которая находит в последнее время немало сторонников, оправдана?

– Подписание договора для нас – не самоцель. Евроинтеграция для Украины является необратимым процессом. И это – не какая-то текущая конъюнктура, а стратегическая задача, в основе которой лежит возможность развиваться на основе европейских демократических стандартов. И в данном контексте решение правительства ничего не меняет. Я хотел бы подчеркнуть, что абсолютное большинство промышленников, предпринимателей и бизнесменов Украины поддерживают необходимость интеграции страны как в экономическое, так и в политическое пространство Евросоюза. Мы за европейский путь развития. Но лишь на условиях, которые позволят минимизировать риски для нашей экономики.

– А как в этих условиях будут строиться отношения Украины и Таможенного союза? Очень часто стремление Киева заключить какое-то соглашение с Евросоюзом связывается со стремлением получить некую «защиту» от России.

– Я абсолютно уверен в том, что Украина и Россия, и страны Таможенного союза должны развивать взаимные связи и сотрудничество. Россия является для нас главнейшим торговым партнером: 32% украинского экспорта предназначено для российского рынка, а в некоторых отраслях – даже выше. Например, в транспортном машиностроении это 60%. Также 60% всего потребляемого нами газа и 65% нефти – из России. Действительно, наш сосед, наша братская Россия ныне ведет, скажем так, недружественную политику по отношению к Украине.

– Что вы имеете в виду?

– Вспомним, например, потери вследствие российских санкций, когда был запрещен импорт труб, продукции машиностроения и кондитерских изделий, и наши потери составили порядка 2,5 миллиарда долларов. Тем не менее мы стремимся решить эту проблему не путем политического давления, а в рамках существующих межгосударственных и межправительственных структур по экономическому сотрудничеству. Так сказать, «досудебными методами». Как Россия, так и Украина являются членами Всемирной торговой организации (ВТО). Но если решить эти проблемы нормальными методами у нас не получится, то мы вправе будем обратиться в дальнейшем, чтобы были применены процедуры ВТО. Но я не считаю такой вариант решения проблемы продуктивным. К тому же он будет долгим...

– Как бы вы оценили состояние украинской экономики? Верно ли, что она находится в преддефолтном состоянии? Ведь если это так, то получается, что Украина ни с кем по-настоящему не может интегрироваться, а все проекты сближения что с ЕС, что с ТС становятся похожи на способ выбить деньги из России или из Брюсселя.

– Вынужден констатировать, что, хотя наша экономика ориентирована на экспорт и 52% нашего ВВП создает именно экспорт, по производительности труда мы отстаем от ведущих европейских стран в 3–4 раза; энергоемкость промышленности у нас вдвое выше европейской; физический и моральный износ оборудования составляет 60–70%. Нам сложно получить доступ к кредитным ресурсам, ибо ставка по кредиту для нас равна 20–27% годовых, когда как в Европе этот показатель не превышает 3–4%. Для того чтобы стать конкурентоспособной, экономике Украины требуется как минимум десять лет и 20 миллиардов евро ежегодно.

– Это большая сумма. Не опасаетесь ли вы, что в случае, если соглашение об ассоциации с ЕС все-таки будет заключено, Украина не только не получит денег, но и украинский рынок будет завален дешевым некачественным импортом из Европы?

– Я вам скажу так: мы не хотим, чтобы Украина стала полигоном для дешевого импорта.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter