Рус
Eng
Никто не забыт

Никто не забыт

9 февраля 2007, 00:00
В мире
БОРИС ЮНАНОВ, ВИКТОР ШАНЬКОВ, Варшава
Начало 2007 года для Румынии ознаменовано не только вступлением в Евросоюз. Внутри страны начались процессы, не менее значимые для ее будущего. В прошлом году по распоряжению президента Траяна Бэсеску был создан Национальный совет по изучению архивов «Секуритате» (НСИАС), главной задачей которого является выявление быв

Отныне каждый румын может сделать запрос в НСИАС на предмет наличия такого досье на него и в случае положительного ответа снять копию документа в личное пользование. Тем не менее призрак «Секуритате» все еще бродит по Румынии.

Недавно глава правительственного Института по расследованию преступлений коммунизма Мариус Опря рассказал газете «Нью-Йорк таймс», что в прошлом году в Брашове, родном городе Опря, к нему подошел незнакомец и предупредил: если не прекратишь копаться в старом грязном белье, с твоими детьми случится беда. После этого Опря отправил семью в Германию. «Многие из бывших коммунистических стран попытались очиститься от налипшей на них грязи – всех этих штатных и внештатных агентов, вертухаев и стукачей, которые благополучно сменили костюмы и галстуки, но ничуть не изменились внутри, – продолжает Опря. – Лучше всех процесс очищения удался Германии и Чехии: здесь в течение первых же трех-пяти посткоммунистических лет рассекретили тайные архивы и назвали поименно чуть ли не всех экс-агентов. Польша, например, вела дело зигзагообразно, хотя нынешние власти страны проявляют серьезную решимость в люстрационных делах. Хуже всех идут дела в России. Здесь люстрации, по сути, и не было. Поэтому некоторые из бывших старших офицеров восточноевропейских спецслужб нашли убежище в России, сочтя тамошний общественный климат наиболее благоприятным для себя». В Румынии же, по словам Опря, несмотря на воссоединение страны с большой европейской семьей, «схватка продолжается». Добавим, что у «Секуритате», по оценкам экспертов, было 11 тыс. штатных агентов и полмиллиона информаторов по всей стране.

Многие из бывших офицеров «Секуритате» имеют тесные связи с нынешней бизнес-элитой, снабжая ее полезной инсайдерской информацией. Некоторые приспособили под себя государственные структуры. Так, при министерстве юстиции Румынии был создан Центральный директорат по вопросам безопасности и борьбы с коррупцией. Позже выяснилось, что эта структура занималась незаконной прослушкой телефонных разговоров судей, манипулировала закрытой судебной информацией. Директорат в прошлом году упразднили, параллельно начав расследование. Создание этой структуры пролоббировал бывший полковник «Секуритате» Мариан Уреке. Он же ее и возглавлял.

«Уреке – только один из 1600 бывших офицеров «Секуритате», получивших важные посты в спецслужбах уже после падения режима Чаушеску», – писала румынская газета «Зиуа». Впрочем, карьерный рост бывших бойцов невидимого фронта оказался возможен в самых разных областях. Так, в прошлом году НСИАС обнародовал бэкграунд Дана Войкулеску – медиамагната и лидера Консервативной партии. Оказалось, что в эпоху Чаушеску он был платным агентом охранки под кличкой Феликс. Досье на Войкулеску обнаружили через несколько дней после того, как его назначили вице-премьером. Разоблачение поставило крест на его карьере.

Сколько еще остается неразоблаченных и вполне преуспевающих деятелей? «Мы этого не знаем. Их могут быть тысячи», – признал на днях Клаудиу-Октавиан

Медиамагнат Войкулеску (слева) поплатился карьерой за давние визиты к «ловцам душ» из серого здания «Секуритате» в Бухаресте.

Сечасу, глава НСИАС. По его словам, процесс обнародования архивов идет медленно – спецслужбы «сливают» далеко не все факты. «Они (спецслужбы. – «НИ») должны передать нам все остающиеся досье до конца года, но ясно, что этого сделано не будет», – говорит Сечасу. – Подозреваю, что некоторые досье так и останутся у них».

В Польше же процесс «очищения», начавшийся в начале 90-х годов, с приходом к власти в 2005 году партии «Право и Справедливость» получил новый импульс. Согласно принятому в начале правления братьев Качинских закону, проверке должны подвергаться все те, кто занимает либо собирается занять мало-мальски значимый государственный пост – начиная от членов правительства и заканчивая старостами сельских поселков. Также это касается преподавателей вузов и журналистов. Последний тренд – люстрация в костеле. Главным аргументом сторонников проверки на политическую незапятнанность является максима, что польские спецслужбы были «под колпаком» у советского КГБ. А поскольку здесь считается, что «бывших» чекистов не существует, старые агенты могут по-прежнему работать на спецслужбы враждебной страны.

Из наиболее громких люстрационных процессов последнего времени можно назвать отставки архиепископа Варшавы Станислава Вельгуса (назначенного месяц назад Папой Римским, но так и не утвержденного церковными властями Польши) и директора гостелеканала Станислава Квятковского. Долгое время в сотрудничестве со спецслужбами подозревали даже первого президента-демократа Леха Валенсу. Только в прошлом году суд снял с него столь тяжкие обвинения.

Как пишет известный публицист Ежи Домански, «Польша явила Евросоюзу свое «творческое лицо» – мы изобрели новую профессию – люстратор».

Критики процесса повальной люстрации предостерегают: нередко оперативные работники спецслужб писали фальшивые рапорты о вербовке того или иного человека, желая показать начальству свое профессиональное рвение. Так было, например, в случае с министром финансов Зитой Гиловской, которую премьер Ярослав Качинский на основании подозрений в былом сотрудничестве с тайной полицией уволил из правительства. Но после того как суд доказал, что состряпанные на нее документы фальшивка, Качинский вернул ее на прежний пост.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter