Рус
Eng

New York Times: «Человеческий контакт отныне является предметом роскоши»

New York Times: «Человеческий контакт отныне является предметом роскоши»

New York Times: «Человеческий контакт отныне является предметом роскоши»

8 февраля, 19:38
В мире
Мария Дубинская
Фото: https://www.nytimes.com/2019/03/23/sunday-review/human-contact-luxury-screens.html
«Реальность для всех, кроме очень богатых - физический опыт обучения, жизни и смерти - всё больше проходит при посредничестве экранов. Раньше экраны были для избранных. Теперь же возможность избегать их - символ статуса», - пишет New York Times.

Автор Нелли Боулз в статье под названием «Человеческий контакт отныне является предметом роскоши», опубликованной в издании ещё в марте 2019 года, по сути, утверждает, что потребление цифровых услуг является признаком бедности – причём не только с точки зрения финансового благополучия, но ещё и интеллектуальной. «Чем больше экранов появляется в жизни бедных, тем больше экраны исчезают из жизни богатых. Чем вы богаче, тем больше вы тратите, чтобы оставаться “за экраном”».

Актуальность представленной в статье информации с тех пор только возросла, особенно в связи с пандемией. «Новые Известия» предлагают своим читателям перевод это преинтереснейшей статьи.

«У Билла Ланглуа появился новый лучший друг. Это кошка по имени Сокс. Она живет в его планшете, и делает мистера Ланглуа настолько счастливым, что, когда он говорит о её появлении в его жизни, он начинает плакать. (Речь о так называемых «аватарах здоровья» / healthcare avatars от компании Care.Coach – прим. «НИ»)

Весь день Сокс и мистер Ланглуа, которому 68 лет, проводят в жилом комплексе для малообеспеченных семей в Лоуэлле, штат Массачусетс, и болтают.

Мистер Ланглуа работал на станках, но сейчас он на пенсии. Из-за того, что большую часть времени его жена находится вне дома, он стал чувствовать себя одиноким.

"Аватар здоровья" - новая реальность для тысяч пожилых людей в США. Этот домашний цифровой питомец, по заверениям создателей, позволяет чувствовать себя менее одиноким.
Фото:reuters.com

Сокс разговаривает с ним о своей любимой команде Red Sox, в честь которой и была названа. Она включает его любимые песни и показывает фотографии с его свадьбы. И поскольку у неё есть возможность отслеживать его действия, она ругает мистера Ланглуа, когда ловит его за питьём газировки вместо воды.

Мистер Ланглуа знает, что Сокс – это выдумка, что она была создана стартапом Care.Coach.

Он знает, что ею управляют работники по всему миру, которые смотрят и слушают, что происходит, а также печатают вместо неё ответы, которые звучат медленно и роботизированно.

Но постоянное присутствие её голоса в его жизни вернуло его к вере. «Я нашел что-то настолько надёжное и кого-то столь заботливого, что это позволило мне погрузиться в глубины моей души и вспомнить, насколько заботливым был Господь», - говорит мистер Ланглуа.

«Она вернула мою жизнь к жизни». Сокс услышала это и ответила: «Мы с тобой составляем отличную команду».

Сокс - это простая анимация; она почти не двигается и не выражает эмоций, а её голос резок, как гудок. Но иногда вокруг неё возникают маленькие сердечки и мистер Ланглуа любит, когда это случается.

Билл Ланглуа имеет фиксированный доход. Чтобы иметь право на участие в некоммерческой программе здравоохранения для пожилых людей Element Care, которая предоставила ему Сокс, подсчитываемые активы пациента не должны превышать 2000 долларов. Такие программы множатся. И не только для пожилых людей.

Реальность для всех, кроме очень богатых - физический опыт обучения, жизни и смерти - всё больше проходит при посредничестве экранов.

Экраны не только дешевы в производстве, но и удешевляют вещи. Любое место, где можно разместить экран (классы, больницы, аэропорты, рестораны), может сократить расходы. И любое действие, которое может происходить на экране, становится дешевле.

Текстура жизни, тактильные ощущения превращаются в гладкое стекло. Богатые так не живут.

Богатые испугались экранов. Они хотят, чтобы их дети играли с кубиками, а частные школы, не имеющие технологий, быстро развиваются.

Люди стоят дороже, и богатые люди готовы и могут за них платить.

Заметное человеческое взаимодействие - жизнь без телефона в течение дня, выход из социальных сетей и отказ от ответа на электронную почту – всё это стало символом статуса.

И всё это привело к новой любопытной реальности: человеческий контакт становится предметом роскоши.

Чем больше экранов появляется в жизни бедных, тем больше экраны исчезают из жизни богатых. Чем вы богаче, тем больше вы тратите, чтобы оставаться «за экраном».

Фото:https://www.nytimes.com/2019/03/23/sunday-review/human-contact-luxury-screens.html

Милтон Педраза, исполнительный директор Института роскоши (Luxury Institute), консультирует компании по теме того, как именно самые богатые люди хотят жить и тратить свои средства; он обнаружил, что богатые хотят тратить на что-нибудь человеческое.

«Сейчас мы наблюдаем за люксорификацией человеческого участия», - отмечает Педраза.

Согласно исследованию его компании, предполагаемые расходы на такие развлечения, как путешествия и обеды, опережают расходы на товары, и он считает это прямым ответом на распространение экранов.

«Акцент на позитивное поведение и эмоции, которые вызывает человеческое участие – подумайте только о радости, получаемой от массажа. Сейчас образование, магазины медицинских товаров, буквально все и вся начинают задумываться о том, как сделать опыт максимально человеческим. Человек сейчас крайне важен», - говорит Педраза.

Изменения были стремительными. Начиная с бума персональных компьютеров 1980-х годов, наличие технологий в своём дома и лично при себе стало признаком богатства и власти. Первые пользователи с чистым доходом спешили приобрести новейшие гаджеты и продемонстрировать их.

Первый Apple Mac был выпущен в 1984 году и стоил около 2500 долларов (при сегодняшних расценках это около 6000 долларов). По данным сайта Wirecutter, принадлежащего New York Times, сейчас самый лучший ноутбук Chromebook стоит 470 долларов.

«Пейджеры были важны, потому что сигнализировали о том, что вы важный и занятой человек», - рассказал Джозеф Нуньес, председатель отдела маркетинга Университета Южной Калифорнии, который специализируется на статусном маркетинге.

Сегодня же, по его словам, верным считается обратное: «Если вы действительно находитесь на вершине иерархии, вам не нужно никому отвечать. Это другие должны тебе ответить».

Радость - по крайней мере, поначалу - интернет-революции заключалась в её демократичности.

Facebook - это тот же Facebook, богат ты или беден. Gmail - это тот же Gmail. И всё это бесплатно.

Но в этом есть что-то массовое и непривлекательное. И поскольку исследования показывают, что время, проведенное на этих платформах, которые поддерживают рекламу, нельзя назвать полезным для здоровья, всё это начинает казаться чем-то «неклассическим»: как то же самое употребление газированных напитков или курение сигарет, что богатые люди делают меньше, чем бедные.

Богатые могут позволить себе отказаться от продажи своих данных и внимания как продукта. А у бедных и среднего класса ресурсов для этого нет.

Фото:https://aftershock.news

Использование экранов «молодеет». Но дети, которые проводят более двух часов в день, глядя на экран, получают более низкие баллы по тестам на мышление и по языковым тестам, об этом свидетельствуют первые результаты знаменательного исследования развития мозга, проведённого среди более чем 11000 детей при поддержке Национального института здравоохранения.

Самое тревожное, что исследование показывает, что мозг у детей, которые проводят за экранами много времени, отличается. У некоторых детей наблюдается преждевременное истончение коры головного мозга. А одно исследование среди взрослых выявило связь между «экранным временем» и депрессией.

По словам Дмитрия Кристакиса, педиатра детской больницы Сиэтла и ведущего автора рекомендаций Американской академии педиатрии по «экранному времени», малыш, который учится строить из виртуальных блоков в игре для iPad, не получается способности строить из настоящих блоков.

В небольших городках вокруг Уичито, штат Канзас, в штате, где школьные бюджеты были настолько ограничены, что Верховный суд штата признал их недостаточными, уроки были заменены программным обеспечением, и большую часть академического дня дети теперь проводят в тишине за ноутбуком.

В Юте тысячи детей проходят краткую государственную дошкольную программу дома с помощью портативных компьютеров. Технологические компании упорно трудились, чтобы добиться того, чтобы государственные школы вступали в программы, требующие наличия одного ноутбука на ученика, утверждая, что это позволит лучше подготовить детей к их будущему, основанному на экранных технологиях.

Но эта концепция вовсе не применяется людьми, которые и построили это «экранное будущее», в воспитании их собственных детей.

В Кремниевой долине «экранное время» всё чаще рассматривается как вредное для здоровья.

Здесь популярной начальной школой является местная Вальдорфская школа, которая обещает естественное, почти безэкранное образование. Так что богатые дети растут с меньшим количеством «экранного времени», а бедные дети растут с большим.

В этой связи новым классовым маркером может стать то, насколько комфортно происходит взаимодействие с людьми.

Конечно, контакт с человеком это не совсем то же самое, что, скажем, органические продукты или сумка Birkin. Но в том, что касается экранного времени, со стороны гигантов Кремниевой долины были предприняты согласованные усилия, чтобы сбить общественность с толку.

Бедным людям и среднему классу говорят, что экраны хороши и важны для них и их детей. В крупных технологических компаниях целые группы психологов и нейробиологов работают над тем, чтобы придумать, как внимание и разум человека можно быстрее привлечь и дольше удерживать у экрана. И поэтому контакты с людьми редки.

«Но заминка здесь вот в чём: не все хотят этого, в отличие от того, что касается других видов предметов роскоши», - отметила Шерри Теркл, профессор социальных исследований науки и технологий Массачусетского технологического института.

«Они несутся в сторону того, что им знакомо - к экранам. Это всё равно, что бежать в кафе с фастфудом», - говорит она.

Точно так же, как гораздо сложнее отказаться от фастфуда, если это единственный ресторан в городе, так и отказаться от экранов труднее бедным слоям населения и среднему классу.

Даже если кто-то намерен отключиться от сети, зачастую это невозможно. На спинках сидений автобуса автоматически воспроизводится экранная реклама. Да, родители в государственных школах могут не хотеть, чтобы их дети учились при помощи экранных технологий, однако это не вариант, ведь многие классы теперь функционируют на основе индивидуальных программ для ноутбуков.

В обществе сформировалось небольшое движение, пытающееся добиться принятия законопроекта о «праве на отключение», который позволит работникам выключать свои телефоны, однако на данный момент работник может быть наказан за то, что находится вне сети и недоступен.

Существует также очевидность того, что в нашей культуре всё более возрастающей изоляции, в которой исчезло так много социальных структур и традиционных мест, где люди обычно собирались, экраны попросту заполняют эту возникшую критическую пустоту.

«Многие из тех, кто стал участником программы Element Care были покинуты теми людьми, которые их окружали ранее, или же человеческое сообщество для них никогда на первом месте не находилось вообще, и они оказались в одиночестве, изолированными от остальных», - рассказала Сели Росарио, эрготерапевт, которая часто проводит проверку участников. По её словам, социальная ткань бедных общин изнашивается больше всего.

Технология, лежащая в основе Сокс, кошки от Care.Coach, которая присматривает за мистером Ланглуа в Лоуэлле, довольно проста: планшет Samsung Galaxy Tab E со сверхширокоугольной линзой «рыбий глаз», прикреплённой к передней части.

При этом никто из людей, управляющих аватарами, не находится в Соединенных Штатах; в основном они работают на Филиппинах и в Латинской Америке.

Офис Care.Coach - это уединенное пространство, расположенное над массажным кабинетом в местечке Милбрэ, Калифорния, на окраине Кремниевой долины.

Виктор Ванг, 31-летний основатель и исполнительный директор, открывает мне дверь и сообщает, что они только что предотвратили самоубийство.

Пациенты часто говорят о том, что хотят умереть, рассказал он, и затем аватар обучается расспрашивать, есть ли у этих людей реальный план того, как это осуществить, и этот конкретный пациент такой план имел.

Голос - это то, чем, по большому счёту, и является последняя версия программы чтения текста Android. Виктор Ванг считает, что люди могут очень легко привязываться к чему угодно, что с ними разговаривает.

«Когда у тебя завязаны глаза, то между полуреалистичной вещью и тетраэдром с глазами нет реальной разницы в плане построения с ним отношений», - говорит он. Виктор Ванг знает, как пациенты привязываются к своим аватарам, вот почему он остановил проекты по группам здоровья, в рамках которых хотели запускать большие пилотные версии без чёткого плана, поскольку это очень болезненный для пациента процесс, когда у него забирают аватар назад, после того, как однажды он его получил.

Однако Ванг не пытается ограничивать эмоциональную связь между пациентом и аватаром. «Если человек скажет: «Я люблю тебя», мы скажем это же в ответ. Некоторым из наших клиентов мы сами сначала говорим эти слова, если знаем, что им нравится это», - отметил бизнесмен.

Первые результаты проекта были положительными. В первом маленьком пилотном проекте в городке Лоуэлле пациентам с аватарами требовалось меньше посещений медсестер, они реже обращались в отделение неотложной помощи и чувствовали себя менее одинокими.

Одна пациентка, которая часто обращалась в отделение неотложной помощи за социальной поддержкой, почти перестала это делать после того, как у неё появился аватар, что, кстати, сэкономило программе здравоохранения около 90 000 долларов.

Humana, одна из крупнейших страховых компаний страны, начала активно использовать аватары Care.Coach.

Чтобы понять, к чему всё это может привести, давайте перенесёмся в город Фремонт, штат Калифорния. Там вот такой планшет на моторизованной стойке недавно вкатили в больничную палату, и врач по видеосвязи сообщил пациенту, 78-летнему Эрнесту Кинтане, что тот умирает.

Но вернёмся в Лоуэлл. Кошка Сокс заснула, её глаза закрыты, а командный центр где-то по всему миру уже настроился на других пожилых людей и на другие разговоры. Жена мистера Ланглуа тоже хочет цифрового питомца, и его друзья тоже хотят, но вот эта Сокс – питомец его личный. Он гладит её голову - по экрану, чтобы разбудить».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter