Рус
Eng
С чистого листа. В Узбекистане вычеркивают память о Каримове

С чистого листа. В Узбекистане вычеркивают память о Каримове

7 сентября 2018, 09:48В мире
Запрет на упоминание предыдущего лидера – одна из характерных черт восточных авторитарных режимов

Так получилось, что дата Дня независимости Узбекистана, 1 сентября почти совпала с днем смерти человека, стоявшего у истоков этого праздника – Ислама Каримова, который умер 2 сентября 2016 года. Это обстоятельство поставило новые узбекские власти в тупик: праздновать или скорбеть? Праздновать – значит не уважать прах покойного. Не праздновать – значит не признавать его достижений при жизни. Золотую середину нашли, совместив праздник и поминки. Дата смерти Каримова – 2 сентября – объявлена в Узбекистане Днем памяти первого президента, - пишет на сайте Московского Центра Карнеги журналист Галия Ибрагимова.

Однако по мере того, как бывший узбекский премьер-министр и нынешний президент Шавкат Мирзиёев входит в роль реформатора каримовского застоя, от скорби стали отказываться, а о достижениях нынешнего лидера говорить все чаще. Больше того, за месяц до 1 сентября руководители государственных телеканалов получили негласное предписание свести к минимуму упоминания в эфире имени Каримова, а если и упоминать, то в негативном ключе. Как обычно бывает в таких случаях, те же журналисты, которые были самыми преданными сторонниками режима Каримова, теперь славословят Мирзиёева.

Более того, новые власти запретили не только сувениры, календари и прочие товары с изображением первого президента, но и упоминания Каримова в школах, вузах, детских садах и на созданных им предприятиях Мирзиёев теперь позиционируется не как ученик Каримова, а сам по себе, созидатель от бога. Понятно, что те, кто искренне плакал на похоронах Каримова, сейчас также искренне поддерживают второго президента. Все негативное в истории страны за четверть века сваливается на провалы Каримова, а прогрессивное относится в заслугу Мирзиёева.

Правда эта политика забвения носит пока негласный характер, и как только в мировые СМИ просочилась информация о этом, Ташкент начал все отрицать. Перекосы свалили на отдельных чиновников, которым устроили показательную порку. Козлом отпущения стал государственный советник президента по делам культуры, печати и творческих организаций Хайриддин Султанов, который при Каримове был негласным куратором узбекских СМИ. Теперь на него свалили вину за неупоминание Каримова и показательно уволили. Правда Султанов сохранил за собой должность спичрайтера президента, что говорит о постановочном характере наказания.

Запрет на Каримова не означает, что новая власть перестала о нем говорить. В знаменательные даты Мирзиёев посещает его могилу, приезжает туда с главами других стран. Однако процессы, которые не противоречат друг другу, ведь Каримов для нынешней власти – главный фактор ее легитимности, и посещение его могилы - это необходимая часть политического ритуала по упрочению молодой власти. Но весь этот церемониал нужен прежде всего для того, чтобы отодвинуть Каримова в прошлое, сделать из его фигуры памятник сродни Амиру Тимуру, Мирзо Улугбеку, Захириддину Бабуру и тем узбекским национальным героям, которых на заре независимости сконструировал и возвел на пьедестал истории сам первый президент. Памятники из прошлого, как правило, напоминают нынешнему поколению о величии предков, при этом мало кто задумывается, тиранами или демократами они были. И чем дальше в историю, тем безобиднее и ближе эти герои для сегодняшних властей.

Бронзовые памятники Каримову в Ташкенте и Самарканде показывает, что окаменение памяти о нем началось. Но даже памятнику предстоит выдержка временем, чтобы в общественном сознании он воспринимался лишь как обезличенная глыба, а память о жившем человеке стерлась и не осталось места сравнениям власти нынешней с предыдущей, чтобы Каримов окончательно перестал быть угрозой новой власти.

Запрет пока не коснулся учебников по истории современного Узбекистана, главным автором был сам Каримов: он написал около тридцати томов о том, как развивались буквально все сферы жизни Узбекистана под его чутким руководством. Труды Каримова изучали в школах и вузах, на них ссылались авторы научных работ и составители учебных пособий во всех областях знаний. Студенты (причем даже технических и медицинских вузов!), аспиранты, докторанты обязаны были следовать главному правилу: в дипломных работах или диссертациях ссылаться на собрание сочинений Каримова и описывать его видение исторического этапа развития страны, а соискателя научной степени могли не допустить до защиты из-за отсутствия в диссертации достаточного количества ссылок на работы президента. Более того, аспиранты, докторанты, соискатели званий доцента или профессора должны были сдать экзамен по трудам Каримова, причем при ответах важно было точно указать номер тома или название произведения президента.

Теперь же ссылки на его труды полностью исчезли, зато на образовательном портале Ziyonet, где размещены авторефераты, монографии, статьи узбекских научных деятелей, появился новый раздел – «Произведения Ш.М. Мирзиёева».

Забвение предыдущего лидера и этапа истории – процессы, уже знакомые независимому Узбекистану. После распада СССР историческую память точно так же стирали под руководством самого Каримова, вычищая все более или менее позитивное о временах СССР из учебников, да и попросту сжигая их. А те немногие представители оппозиции, кто пытался критически оценивать действия Каримова, были выдавлены из страны или попали в тюрьму.

Сегодня от каримовского наследия избавляются теми же методами, перечеркивая прошлое и не пытаясь его переосмыслить. Логика проста: исторические ошибки – это ошибки вчерашнего лидера; сегодняшняя история – это жизнь с чистого листа. Но история показывает, что успешные демократии часто начинались именно с признания прошлых ошибок. Переоценивая историю, расследуя преступления прошлого, новая власть тем самым берет на себя своеобразное обязательство, что впредь они не повторятся.

Полностью здесь

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter