Рус
Eng
«Мы близки к катастрофе»

«Мы близки к катастрофе»

6 июля 2015, 00:00
В мире
Георгий СТЕПАНОВ
Накануне воскресного референдума в Греции аналитики задавались вопросом: что ждет эту страну и еврозону, если греки скажут «нет» предложениям международных кредиторов. Иной исход голосования с точки зрения международных последствий заботил наблюдателей куда в меньшей степени. Прогнозы сыпались как из рога изобилия, и п

Весьма мрачный сценарий нарисовал греческий политолог Стасис Каливас: если его соотечественники отвергнут условия кредиторов, «возникнет ситуация, при которой у банков закончатся наличные средства, и банковскую систему Греции ждет коллапс». В результате людям придется жить на оставшиеся у них наличные, и, поскольку импорт товаров прекратится, они столкнутся с острым дефицитом продуктов питания. Правительство премьера Ципраса будет вынуждено оплачивать счета долговыми обязательствами, а когда 20 июля подойдет срок выплаты очередного платежа ЕЦБ, банкротство страны обеспечено, убежден эксперт. Затем, по словам Каливаса, неизбежно начнутся протесты и беспорядки.

Что касается того, как дефолт Греции отразится на еврозоне, то тут аналитики в большинстве своем воздерживаются от суровых пророчеств. К исключениям можно отнести мнение итальянского экономиста Томы Пикетти, опубликованное в газете La Repubblica: «Выход одной страны сделает более хрупким весь комплекс еврозоны. Мы близки к катастрофе. Grexit (так называют выход Греции из еврозоны. – «НИ») означает открытие ящика Пандоры. Это драматическая и историческая ошибка».

Председатель совета директоров банка Societe Generale Фредерик Удеа уверен: еврозона выдержит не только греческий кризис, но и справится с другими потенциальными проблемами. Среди таковых эксперт называет совокупный госдолг Испании, Франции и Италии, составляющий примерно 5,2 трлн. евро (у Греции, напомним, 320 млрд. евро), а также дефицит бюджета у этих трех стран в размере от 3 до 5,8% ВВП. С 2003 года итальянцам и французам ни разу не удалось свести баланс: расходы всегда превышали доходы. Еще один негативный момент – слабый рост экономики. Италия последние три года находится в рецессии, Испания показывает отрицательную динамику, Франция с 2011 года демонстрирует минимальный рост – 0,2–0,7%.

Чтобы разорвать порочный круг, необходимо сокращать расходы и стимулировать экономический рост. Но, как показывает опыт Греции, это не всегда оказывается возможным. Ко всему прочему, есть риск подорвать собственную экономику, поскольку политика бюджетной экономии и «затягивания поясов» ведет к снижению потребительской активности и сокращению рабочих мест, прежде всего, в госсекторе.

При любых обстоятельствах, считают эксперты, Grexit не приведет к «эффекту домино», неуправляемого распада еврозоны можно не опасаться. Но Grexit, похоже, окончательно убедит вкладчиков в том, что пора изымать деньги из банков периферийных стран еврозоны (Португалии, например) и переводить их в надежную Германию. Европа способна сохранить евро, имея в арсенале резервы ЕЦБ. Последний может возобновить масштабную скупку суверенных облигаций, чтобы предотвратить повышение их доходности, и предложить периферийным банкам любые объемы ликвидности, чтобы те пережили отток с депозитов.

«На наш взгляд, в ближайшей перспективе риски развития масштабного долгового кризиса в странах юга еврозоны невысоки, поскольку высокий уровень долга относительно ВВП и бюджетный дефицит не являются обязательным условием для повышения риска дефолта», – отмечает Илья Фролов из аналитической службы «Промсвязьбанка». По его мнению, Греция – это особый случай, ситуация вокруг нее во многом связана с политическими обстоятельствами, с позицией популистов из партии СИРИЗА, победивших на недавних парламентских выборах и сформировавших правительство.

На российской экономике вероятный Grexit, судя по всему, скажется незначительно. «Рубль относительно изолирован от воздействия этого фактора. По нашим прогнозам, курс рубля к доллару к концу года будет на отметке 60», – говорит Том Левинсон из Sberbank CIB.

Если Греция все же покинет еврозону, важнейшими партнерами Афин вполне могут стать Россия и Таможенный союз. Москва уже согласовала строительство газопровода через Грецию, хотя инвестируемые в этот проект 2 млрд. евро – не такая уж значительная сумма в масштабах страны. Кроме того, в случае выхода Греции из еврозоны Россия, по всей вероятности, автоматически отменит запрет на ввоз греческой сельхозпродукции, в обмен пролоббировав, к примеру, рублевые расчеты за газ.

«Для России Grexit не будет иметь особых последствий, – сказал «НИ» старший научный сотрудник Института экономической политики им Гайдара Сергей Жаворонков. – Греция – это всего лишь 2% экономики еврозоны. Пострадает по сути одна Греция, которая упорно не желает выплачивать долги и сокращать госрасходы. Напомню, что при сопоставимом с Россией душевом ВВП у нас средняя пенсия составляет 200 евро, а в Греции минимальная – 300 евро. Там огромный госсектор, который, по сути, грабит всю страну и в котором зарплаты существенно выше, чем в частном секторе».

По словам собеседника «НИ», следует ожидать удара по ряду европейских банков, которые активно кредитовали Грецию. В то же время Старому Свету в целом нечего опасаться: «Наличие огромного европейского стабилизационного фонда, превышающего 1 трлн. евро, в принципе позволяет решать любые проблемы на периферии континента. Однако греческий прецедент показывает, что нужно жить по средствам и что госдолг должен сокращаться, а не увеличиваться».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter