Рус
Eng
Востоковед Наталья Ульченко

Востоковед Наталья Ульченко
Новость

6 июня 2013, 00:00
В Турции вот уже почти неделю идут ожесточенные столкновения между демонстрантами и полицией. Тысячи турков требуют отставки премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана. Претензий к нему и к его умеренно-исламистской Партии справедливости и развития много, но главная из них – якобы имеющееся у сторонников премьера намерен

– Кто побеждает в ходе нынешнего противостояния в Турции? Можно ли сказать, что над Эрдоганом нависла угроза потери власти?

– Мне такое предположение кажется преждевременным. Напротив, похоже, протесты потихоньку выдыхаются. Что непонятно – так это какую стратегию в сложившихся условиях выберут турецкие власти. События могут развиваться по одному из двух сценариев: усиление репрессивности или учет, в той или иной степени, требований протестующих. Сейчас, как мне представляется, власти еще не определились, по какому сценарию действовать. С одной стороны, вице-премьер Бюлент Арынч приносит извинения всем участникам протестов, пострадавшим от неправомерных действий полиции, и говорит о том, что правительство будет отражать интересы всех, а не только тех, кто голосовал за правящую Партию справедливости и развития. С другой стороны, поступают новости об аресте антиправительственно настроенных блогеров в Измире, что с этим заявлением никак не вяжется.

– Какова причина нынешних волнений? Ведь не только из-за парка же тысячи человек вышли на улицы…

– В нынешних событиях много непонятного и даже, я бы сказала, загадочного. Пока можно констатировать то, что лежит на поверхности: конечно, экологический вопрос был только поводом, чтобы выплеснуть напряжение, накапливавшееся в обществе. Все, что делалось правительством Эрдогана, было слишком ориентировано на консервативный электорат и зачастую не учитывало чаяний и мнений оппонентов – сторонников республиканских традиций, европейских ценностей. Можно сказать, что произошло столкновение двух ментальностей, двух мировоззрений. Реформу образования (в частности, разрешение преподавать религиозные предметы в школах. – «НИ») или, допустим, ограничение на продажу алкоголя традиционалисты восприняли на ура, а тысячи турков, воспитанных в секулярном духе, – в штыки. На все это наложился ряд не очень удачных шагов правительства. Не совсем однозначно был воспринят в турецком обществе курс на расширение прав курдов и примирение с Курдской рабочей партией. Плюс очень многим в Турции не понравился курс Эрдогана в отношении Сирии, его слишком активная поддержка одной из сторон конфликта.

– То есть, проще говоря, турков испугала перспектива того, что их страна может быть втянута в абсолютно ненужную войну?

– Именно так. Можно сказать, что «сирийский фактор» является единственным внешним в нынешних событиях. Ни США, ни Евросоюз никакой роли в этих событиях не играют. Американцев Эрдоган скорее устраивает, чем не устраивает. Да, есть в его взаимоотношениях с США определенные трудности, но они успешно преодолеваются.

– Появилась ли в результате волнений в Турции какая-то новая политическая сила, которая будет говорить от имени протестующих?

– Я думаю, нет. Пока нет. Не исключаю, что такая сила появится.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter