Рус
Eng
Всё не просто: Ирландия способна сильно притормозить Brexit

Всё не просто: Ирландия способна сильно притормозить Brexit

5 августа 2019, 11:25В мире
Выход Великобритании из ЕС без сделки может привести к тому, что Ирландия и Северная Ирландия захотят создать единое государство

К числу зримых парадоксов современного мира относится то, что сейчас апологетом суверенной от Евросоюза британской идентификации выступает премьер Борис Джонсон с левито-еврейскими и турецкими корнями, а общие интересы оппонирующего ирландского католического сообщества отстаивает премьер Лео Варадкар индийского происхождения.

Евгений Бень

Ирландский лидер Лео Варадкар заявил, что выход Великобритании из ЕС без сделки приведет к тому, что многие жители Северной Ирландии начнут задумываться об объединении c Ирландией в единое государство. Он напомнил: «Ирландия и Великобритания вступали в ЕС вместе».

Варадкар отметил: «Соглашение страстной пятницы [1998 года] и система европейских законов позволили достичь мира в Ольстере, устранить противоречия, имевшиеся между двумя [католической и протестантской] общинами. Brexit фундаментально изменит эту ситуацию, и, разумеется, люди задумаются о будущем».

Белфастское соглашение (Соглашение страстной пятницы) – договоренности о политическом урегулировании конфликта в Северной Ирландии, предусматривавшие создание автономных органов власти и обусловившие ряд мер, касающихся различных аспектов североирландского конфликта – от разоружения военизированных группировок до избрания Североирландской ассамблеи, обладающей законодательными полномочиями, и формирования Исполнительного комитета в составе 12 министров, делегированных и от протестантов, и от католиков в региональное правительство.

При этом Северная Ирландия – единственный регион Соединенного королевства, который конституционно (в соответствии с Соглашением 1998 года) имеет право на обретение государственной независимости путем общенародного референдума.

Отправной же точкой для сворачивания гражданской войны было одновременное вступление Великобритании и Республики Ирландия в Европейское сообщество в 1973 году. Теперь, когда Лондон рвется из Евросоюза, потребовалось предотвратить восстановление жесткой границы и возврат кровавых противоречий в Северной Ирландии между местными католиками-националистами и протестантами-юнионистами – сторонниками Соединенного королевства.

В непринятом британским парламентом прошлогоднем проекте Соглашения с ЕС о выходе предложен посыл, направленный на то, чтобы избежать жесткой границы между Северной Ирландией и Ирландией. Он получил название «бэкстоп» («тормозная колодка»). По «бэкстопу», если в переходный период (до 1 июля 2020 года) прозрачная граница между Ирландской Республикой и Северной Ирландией не будет отстроена, то Великобритания окажется связана таможенным союзом (а Северная Ирландия еще и правилами общего рынка) с Евросоюзом, пока обе стороны не придут к согласию. Иными словами, исходя из позиции Брюсселя, пока вопрос с зоной свободной торговли Северной Ирландии с Ирландией при наличии регулируемой, но не жесткой, границы не разрешится, Brexit обречен оставаться в большей степени декларацией о намерениях, чем реальностью.

Запутанность ситуации

Как проинформировала канцелярия главы британского правительства, Борис Джонсон переговорил на той неделе с Лео Варадкаром и пообещал ему не допустить после Brexit появления пограничной и таможенной инфраструктуры на британо-ирландской границе. Однако Джонсон дал понять Варадкару, что «Великобритания покинет ЕС 31 октября несмотря ни на что», но он все-таки надеется на новую сделку с Брюсселем, и в такой сделке не будет места «бэкстопу».

Еще во время своей предвыборной кампании Джонсон пообещал скорректировать проект Соглашения о выходе страны из Евросоюза и исключить из него механизм «бэкстопа», но до сих не представил новых вариантов решения этого спорного вопроса. Дублин же стоит на том, что сделка по Brexit, согласованная Лондоном и Брюсселем, не подлежит пересмотру.

Запутанность складывающейся британо-ирландской ситуации красноречиво отражает и позиция США. С одной стороны, американский президент Дональд Трамп требует от Лондона жесткого разрыва с ЕС, а 27 июля Джонсон и Трамп договорились начать переговоры по Соглашению о свободной торговле между странами сразу же после реализации Brexit.С другой стороны, как сейчас сообщила газета The Guardian, Конгресс США может проголосовать против заключения Соглашения о свободной торговле с Великобританией, если Соединенное королевство в процессе выхода страны из Евросоюза пересмотрит Белфастское соглашение, которое регулирует отношения между югом и севером Ирландии.

Только что правительство Великобритании выделило дополнительные 2,6 млрд долларов для подготовки королевства к процедуре выхода из состава Евросоюза. 1,22 млрд долларов из них получат власти в регионах на поддержку оперативной готовности различных служб к процедуре. Понятно, что львиная доля вливаний в регионы в данном случае придется на Северную Ирландию.

Ирландский тормоз

Даже при всей решительности нового британского премьера Бориса Джонсона Брюссель категорически отказывает в пересмотре октябрьского проекта Соглашения 2018 года. Неясность со статусом Северной Ирландии – это, пожалуй, то главное, что привело британский парламент к отказу ратифицировать предложенную сделку по Brexit.

Туманность в раскладах с британско-ирландской границей – и есть первейший фактор, разогревший политический кризис в Великобритании. Пересечь эту границу можно в 275-и местах, контрольно-пропускные пункты отсутствуют. Обе страны входили в ЕС, и граница открыта. К тому же действует договор середины 1950-х годов между Соединенным королевством и Ирландией о свободном перемещении физических лиц. По Соглашению же 1998 года границу вообще де-факто упразднили.

Большинство католиков Северной Ирландии наряду с британским имеют и ирландское гражданство. Ежедневно 30 тыс. человек ездят из Ирландии в Британию и наоборот. Экономики обеих стран многосторонне связаны: от единого рынка электричества до охраны окружающей среды. Ирландия занимает 5-е место в экспорте Британии (5% товаров и услуг). Британия на 2-м месте в списке импортеров Ирландии (13,8%). Ирландия – важный потребитель экспорта Северной Ирландии (37%). Высказывавшаяся поначалу робкая британская надежда на то, что Ирландия вслед за ней выйдет из ЕС, оказалась несбыточной.

Ирландии же нужна свободная торговля с Северной Ирландией в привычных рамках ЕС. Демократическая юнионистская партия (ДЮП), представляющая в Северной Ирландии интересы протестантов, будучи союзником тори, на данном этапе обреченных идти навстречу ДЮП в Палате общин, категорически против придания Северной Ирландии статуса, отличного от остальной Великобритании. Правящие в Великобритании консерваторы и сами тоже не готовы подстраивать территорию под торговлю с Ирландией, а значит сохранить в отношениях с ней торговое регулирование Евросоюза.

Получается, что ход размежевания с ЕС в части границы с Ирландией ставит под угрозу конституционную и экономическую целостность Соединенного королевства. Тем более, что параллельно нарастают сепаратистские настроения в Эдинбурге, где первый министр Никола Стерджен в условиях надвигающегося выхода Британии из Евросоюза всё больше настаивает на повторном референдуме о государственном суверенитете Шотландии, юридическая сила которого противоречит британской конституции.

В рамках переговоров между Великобританией и ЕС по вопросам Brexit поступало предложение, согласно которому на границе с Ирландией появится специальная буферная зона. При этом Северная Ирландия, будет иметь совместный статус как в Великобритании, так и в ЕС, но такой компромиссный вариант оказался неприемлем для британской Палаты общин.

Альтернативное тому вероятное создание «специальной экономической зоны» шириной в 16 км, на которой местные торговцы смогут работать по ирландским правилам, потребует от Лондона огромных вложений и организационных усилий и тоже не вызывает оптимизма в Дублине, который хотел бы сохранить зону свободной торговли на всей территории Северной Ирландии. Между тем значительное количество протестантов, проживающих в Северной Ирландии наряду с католическим большинством, неизменно поддерживают нахождение региона в составе Соединенного королевства.

Взгляд из глубины

К числу зримых парадоксов современного мира относится то, что сейчас главным апологетом суверенной от Евросоюза британской государственной идентификации выступает премьер королевства Борис Джонсон с левито-еврейскими и турецкими корнями, а общие интересы ирландского католического сообщества отстаивает премьер Лео Варадкар индийского происхождения.

Неодолимость силы бескомпромиссного ирландского духа выражена еще в средневековом эпосе под обобщающим названием – ирландские саги. В Великобритании и в Северной Ирландии общепринято трактуют изображенные на «Ольстерском знамени» в сердцевине креста шестиконечную звезду Давида и руку Господа, привычную для иудеев, как исторический знак шести графств и старинный символ Ольстера. Тем не менее, по одному из преданий, ирландский этнос формировался на пересечении кельтских племен с каким-то из израилевых колен.

Так это или не совсем так, но наверняка разрешение особого витка северно-ирландского кризиса, простимулированного Brexit, потребует от нового премьер-министра Великобритании беспрецедентной изворотливости. И что из всего этого может выйти, покажет ближайшее время.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter