Рус
Eng
Первая пятилетка сирийской войны: с кем соревнуется Россия

Первая пятилетка сирийской войны: с кем соревнуется Россия

4 октября , 11:09
В мире
Photo: DW.com
5 лет войны в Сирии
В 2015 году российская авиация и спецназ на стороне Башара Асада вступили в войну в Сирии. Прошло пять лет. Чего достигла Россия в сирийской кампании, какие цели она ставила перед собой и что из этого получилось? "Новые Известия" вместе с экспертами изучали геополитические расклады на Ближнем Востоке и в мире.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

2014 год стал для России водоразделом во взаимодействии с Западом. Отношения между американским президентом Бараком Обамой и Владимиром Путиным никогда не были близкими. В своих усилиях реанимировать сотрудничество между Россией и Америкой Обама ориентировался на Дмитрия Медведева, который на тот момент занимал пост президента. После прихода к власти Путина в 2012 году отношения разладились вконец. Однако европейские контакты, в силу многих обстоятельств, оставались у российской власти тесными, несмотря на разногласия по украинскому вопросу, по поводу расширения НАТО, несмотря на претензии по многочисленным нарушениям во время думских выборов 2011 года. Ситуация резко изменилась после Крыма и гибридной войны в Донбассе. Россия была исключена из G7, ее роль в международной политике была значительно урезана. На страну были наложены жесткие экономические санкции как Евросоюзом, так и США. Доступ на рынки технологий и капитала был перекрыт. Лазурный берег, Лондон, Майами и Нью-Йорк стали не такими приветливыми и гостеприимными для российской элиты. Был необходим путь, по которому Россия могла вернуться к благам западной цивилизации, не потеряв лица и не разочаровав население, поддержавшее руководство страны в создании «русского мира». Поэтому Сирия стала плацдармом, с которого Путин смог бы опять заставить с собой разговаривать лидеров Запада.

Европа, террористы и беженцы

По мнению некоторых европейских дипломатов, Европа неправильно оценила масштаб сирийского кризиса, посчитав его периферийным конфликтом. Бывший посол Франции в Дамаске Мишель Дюкло говорит, что сирийский конфликт стал катализатором необратимых процессов и событий в самой Европе. На европейские города обрушились теракты, совершаемые экстремистами из ИГИЛ (запрещена в РФ.- «НИ»). Европе пришлось открыть границы для миллионов беженцев, что вызвало рост националистических и антимигрантских настроений. Этим воспользовались ультраправые и популистские партии, которые резко нарастили электорат. Именно эти люди приветствовали российские самолеты, бомбившие сирийские города.

Беженцы в Европе
Photo:business-swiss.ch

Кризис с беженцами заставил европейских лидеров изменить свое отношение к правам человека. Население требовало от политиков безопасности. Теракты и мигранты рассматривались многими как угроза собственной жизни и благополучию. Пришлось, скрипя зубами, идти на поклон к автократам. Сначала была постыдная сделка с Турцией, когда Евросоюз платил Эрдогану за то, что сирийские беженцы оставались на турецкой территории и не двигались дальше в Европу. Дальше пришлось разговаривать с Россией, которая связывала ИГИЛ (запрещена в РФ) на сирийской территории и, тем самым, снижала риск терактов на европейском континенте. Кроме того, в самой Европе усилили свои позиции авторитарные правители.

Лагеря беженцев в Турции
Photo:https://aa.com.tr

"Пришло время новых авторитарных лидеров, с Путиным во главе колонны", - пишет Мишель Дюкло, имея в виду Виктора Орбана в Венгрии, Ярослава Качиньского в Польше и Маттео Сальвини в Италии. Санкции с России сняты не были, но диалог постепенно восстанавливался, в том числе, благодаря поддержке изнутри Евросоюза. Если в 2013 году европейцы требовали смещения Асада, жестоко подавлявшего выступления собственного народа и применявшего против него химическое оружие, то сегодня это требование уже не актуально. Столкнувшись с террором у себя дома и неприятием политики по отношению к беженцам, европейские политики предоставили России решить сирийскую проблему даже за счет того, что Асад останется у власти, как того требовал президент Путин.

Российские самолеты бомбят сирийские объекты
Photo:world.segodny.ua

«Но миром кончаются войны», - писал когда-то поэт. Сегодня наступил момент, когда Сирии нужны деньги на восстановление разрушенной страны. И выяснилось, что требования к Асаду не изменились – Запад настаивает на политических реформах и переговорах с оппозицией. Только тогда санкции с Режима в Дамаске могут быть сняты, и начнется финансирование.

Россия стала спасительницей Асада, но не Сирии.

Российский флаг в Сирии
Photo:twitter.com

- Россия победила в том плане, что там по-прежнему есть российский флаг. И это – главное достижение. Путин всё время стремится к тому, чтобы доказать, что Россия – великая держава, и у неё есть интересы на Ближнем Востоке. Какие – не понятно, - говорит политолог, руководитель научных исследований института "Диалог цивилизаций" Алексей Малашенко.

Америка

США возглавили международную коалицию в Сирии еще в 2014 году, поэтому взаимодействие в Россией было необходимо, чтобы избегать инцидентов.

Американские военные в Сирии
Photo:twitter.com

- Для американцев жизнь и здоровье военнослужащих – дело святое, и они скрепя сердце, пошли на выработку детального специального протокола, который исключал бы возможность недопонимания и столкновения между американцами и россиянами, - говорит военный эксперт Александр Гольц.

Photo:CNN

До ухода Барака Обамы на американском направлении царил арктический холод. С приходом к власти нового президента ситуация для России смягчается, несмотря на новые обвинения во вмешательстве в американские выборы. В конце декабря 2018 года новый президент США Дональд Трамп выполнил свое предвыборное обещание и объявил о начале вывода американских войск из Сирии. На тот момент американский контингент насчитывал 2-2,2 тысячи человек. После вывода части сухопутных войск объединенная коалиция разместила полторы тысячи военнослужащих на северо-востоке страны для охраны зоны безопасности для курдских формирований. Там же располагаются самые богатые сирийские нефтяные поля, которые охраняются и восстанавливаются американцами. Режим Асада доступа к ним не имеет.

США продолжают укреплять свои позиции на Ближнем Востоке. Половина американского экспорта вооружений в 2019 году пришлось на страны региона. В мае 2019 года президент Трамп лично продвинул сделку с Саудовской Аравией на 8 миллиардов долларов За пятилетку сирийской войны США увеличили на четверть экспорт вооружений. Россия такими успехами похвалится не может.

Бои в зоне Идлиба
Photo:twitter.com

Турция

Самые громкие инциденты сирийской кампании связаны с Турцией. После того, как турки сбили российский самолет в 2015 году, между Россией и Турцией было много мелких происшествий. Последнее, крупное случилось этой зимой, когда сирийская армия Асада начала наступление на Идлиб, в результате чего погибли 35 турецких военнослужащих. Анкара считает идлибский анклав своей зоной влияния. По условиям сочинских соглашений 2018 года, в Идлибе должна быть создана демилитаризованная зона, которую должны охранять турецкие военные части. Фактически раздел Сирии уже произошел, и Эрдоган Идлиб не отдаст. Однако и ссориться с Россией Турция не хочет.

- Москва - единственный игрок, способный в любой момент обуздать Дамаск и остановить реализацию враждебных планов Асада в отношении Турции. Турция также хочет сохранить тесные отношения с Россией из-за усиливающейся международной изоляции Анкары, особенно в вопросе взаимодействия с западными и ближневосточными странами, - отмечает профессор, специалист по Ближнему Востоку Джозеф Даэр.

Photo:https://aa.com.tr

Поэтому политические проблемы будут решаться переговорами, а военные – средствами гибридной войны.

Эксперты считают, что Турции пока не удалось стать главным игроком на Ближнем Востоке. Турция не определяет политические конструкции в регионе, поскольку не обладает достаточным для этого весом.

Встреча Владимира Путина и Реджепа Эрдогана
Photo:twitter.com

- Дойти до уровня решающего элемента на Ближнем Востоке и в Средиземноморье Эрдогану будет очень трудно. Ему не хватает политической гибкости и экономического бэкграунда. Его пассионарные решительные действия стали неожиданными для окружающих, пока игроки не мобилизовались, - говорит востоковед-арабист, старший преподаватель Школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики» Андрей Чупрыгин.

Тем не менее, несмотря на все сложности, российскому президенту лучше всего удается «разруливать» ситуации именно с Эрдоганом.

- Модель взаимоотношений Путина и Эрдогана импонирует им обоим, потому что она воспроизводит набор отношений сильных мира сего 19-го века, когда крупные державы собираются, чтобы решить судьбу малых, - замечает Александр Гольц.

После столкновений турецких военных и сирийской армии нынешней зимой Владимир Путин и Реджеп Эрдоган встречались лично, чтобы установить зону совместного патрулирования Идлиба. Такие встречи стали уже привычным делом.

- В геополитическом раскладе тоже ничего не изменилось: всё, что было, то и осталось. Меняется расклад сил: Турция то проигрывает, то выигрывает. Сейчас там две «великие державы» - Россия и Турция. Лет 25 тому назад вы могли себе такое представить? Там конкурируют две региональные державы. Не приведи господь, будет что-то в Карабахе. Но думаю, что Турции это не позволят, - говорит Алексей Малашенко.

Ближний Восток

Photo:www.greelane.com

Пять лет пребывания в Сирии укрепили позиции России на Ближнем Востоке. Эксперты замечают, что отношение к нашей стране улучшилось. Это заметно по общению и по соцсетям, говорит Андрей Чупрыгин.

- Тренд на то, чтобы занять место посредника в ближневосточных вопросах и потом проецировать это на Африку, это единственно разумная позиция, которую может занять Россия, эксплуатируя те успехи, которые были достигнуты в Сирии.

Россию сближает со многими арабскими странами схожесть политических систем, когда решения могут приниматься быстро, на основе личных договоренностей. Однако отсутствие институциональной базы может опрокинуть достигнутые результаты, предупреждает эксперт по Ближнему Востоку Дмитрий Фроловский. Асад не может проводить реальные реформы. Примирение воюющих сторон невозможно, особенно на фоне того, что курдов поддерживает Америка, суннитов – Турция, а Асада – Россия. Число конфликтов в регионе стремительно растет. Население нищает и радикализируется. Любой внешний игрок может оказаться в эпицентре сложных политических событий. Но дальше будет еще сложнее.

- Взрывной рост населения, диктатура и повсеместная коррупция, отсутствие работающих социальных лифтов, закат нефтяной эры, невосполнимая технологическая отсталость, обостряющаяся религиозная вражда и социально-экономические последствия изменения климата — эти факторы будут напрямую влиять на динамику развития Ближнего Востока уже в самое ближайшее будущее и принесут непосредственную угрозу для внешних сил внутри региона, включая Россию, - считает Дмитрий Фроловский.

Опоры для внешних сил в регионе нет ни у кого. Успехи иллюзорны и переменчивы, как мираж в пустыне. Поэтому ответ на вопрос, что принесла России сирийская кампания, у Алексея Малашенко очень короткий:

- Только флаг. Флаг как фактор, что мы великая международная держава. Мы присутствуем везде.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter