Рус
Eng
Михаил Федотов

Михаил Федотов

4 апреля 2005, 00:00
В мире
Во имя Отца

Последние дни минувшей недели прошли под знаком кончины Папы Иоанна Павла II. Свежие новости из Ватикана были непременной составляющей новостных программ телевидения и радио. Напряжение нагнетали то и дело появлявшиеся и почти тут же опровергавшиеся сообщения об «остановке сердца» римского первосвященника, о «прямой линии на кардиограмме», о начавшейся агонии... В субботу утром продавщица в овощном магазине, посетовав, что у них нет радио, спросила меня: «Не слышали, как там Папа?» Нет, она нисколько не походила на ревностную католичку. Более того, уверен, что она очень далека от размышлений по поводу отношений между Римско-католической и Русской Православной церквями и ей нет никакого дела до расхождений между конфессиями по вопросам христианского вероучения. Для нее римский понтифик был тем согбенным стариком с трясущимися руками и невнятной дикцией, который, несмотря на возраст и тяжелые недуги, продолжал колесить по всему миру, чтобы благословлять людей на добрые дела и призывать их к терпимости. «Не мир, но меч» – эти слова Спасителя в устах Иоанна Павла II звучали совершенно по-новому, и его «мечом» был свет истины, а не оружие крестоносцев, кстати, за вольные и невольные злодеяния которых Папа просил прощения и у православных, и у мусульман, и у иудеев. Он вообще на удивление часто просил прощения у других за то зло, которого не совершал и которое было содеяно за почти два тысячелетия его предшественниками, или по их воле, или их именем. Если покаяние – кратчайший путь к спасению, то он прошел этот путь от начала и до конца. И за себя, и за всех нас.

Впрочем, не исключаю, что для любознательной продавщицы из овощного Римский Папа был просто одним из самых популярных героев бесконечного сериала телевизионных новостей. Помню, как в начале девяностых ко мне в Министерство печати обращались из Московской патриархии, чтобы выразить недоумение главы РПЦ по поводу «неумеренно широкого освещения российским телевидением зарубежных визитов Иоанна Павла II, что особенно прискорбно на фоне откровенного невнимания к пастырским поездкам Патриарха Московского и всея Руси Алексия II». Действительно, видеоинформации иностранных агентств о деятельности главы Ватикана было много, она была красочной, живой, интересной, и наши государственные телекомпании без каких-либо задних мыслей с удовольствием включали ее в обзоры зарубежных новостей. В то же время внутренняя жизнь РПЦ освещалась на наших экранах крайне скудно. Думаю, что виноваты в этом были обе стороны. Однако «сигнал» был услышан, и уже следующая поездка главы РПЦ в какой-то из регионов без труда попала в новостные программы РТР. Нельзя сказать, что сюжет отличался оригинальностью, но «галочка» была поставлена. И хотя теперь подобных сюжетов полным-полно, однако по-прежнему мы ловим кадры из жизни Иоанна Павла II – бесконечно далекого от нас (ведь в России католиков очень мало) и в то же время бесконечно родного человека, для которого и вправду не было «ни эллина, ни иудея».

Как сообщил Ватикан, непосредственно перед кончиной Иоанн Павел II смотрел на заполненную скорбящими огромную площадь святого Петра; он поднял руку и послал последнее благословение. Допускаю, что это апокриф и последние мгновения земной жизни Кароля Войтылы были связаны не с духовными актами, а с медицинскими процедурами. Но уверен, что в любом случае в сердце своем он послал это благословение. Городу и миру. Тем народам, на землях которых он побывал, и тем, к которым его не допустили. Значит, и нам с вами.




Прощание с понтификом
Без Папы

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter