Рус
Eng

Борис Макаренко: в Мексике пришел "новый Чавес"?

Борис Макаренко: в Мексике пришел "новый Чавес"?

2 июля 2018, 19:51
В мире
Фото: Agencia de Noticias ANDES / wikimedia.org
На прошедших выборах в Мексике президентом страны избран кандидат от левого оппозиционного блока "Вместе мы будем творить историю" Андрес Мануэль Лопес Обрадор. Политолог Борис Макаренко размышляет, может ли он стать "новым Чавесом", а Мексика - "второй Венесуэлой".

«С третьей попытки Андрес Мануэль Лопес Обрадор стал президентом Мексики, - пишет Борис Макаренко в телеграм-канале Bunin & Co. - 12 лет назад он уступил победителю 0,56% - и именно с того времени начал затяжной штурм власти. Названия партий и коалиций, которые Обрадор представлял менялись как в калейдоскопе. Он – еще до 2006 – ушел из доминантной Институциональной революционной партии (ИРП)«влево», а на нынешних выборах шел от коалиции левоцентристского «Движения возрождения» МОРЕНА с левой (с маоистским прошлым) Партией Труда и евангелической консервативной ПЕС, под девизом «Творим историю вместе».

Странный союз объединяет неприятие истеблишмента и стремление к переменам. Союз оказался успешным по двум причинам: первая – откровенный провал политики действующего президента Пеньи Ньето и его партии (той самой ИРП, в которой начинал и Обрадор), небывалый размах коррупции и преступности. Преемник Ньето Хосе Меаде набрал вчера всего 14% голосов, а представитель второй по силе мексиканской Партии национального действия Рикардо Анайя – 24%. Антиистеблишментая коалиция принесла Обрадору 52,5% - такого отрыва от преследователей победители выборов в Мексике не знали уже давно. И отсюда вторая причина: популистская харизма самого Обрадора, бешеная энергетика его кампании, сила обличительного пафоса и, да, некоторая «всеядность» - готовность к размашистым обещаниям.

В лидеры кампании он вышел сразу, но год назад его рейтинги едва превышали 30%, а ко дню выборов выросли до 49% - реальный результат оказался еще выше. Выборы – в мексиканской традиции – в очередной раз оказались грязными. До трети избирателей в опросах признавались, что получали «подарки» от кандидатов, старая «традиция» ИРП, много десятилетий правившей страной (но и кандидаты коалиции Обрадора были «не без греха»). В день выборов было убито как минимум двое активистов коалиции Обрадора, немало жалоб на нарушения в разных провинциях страны.

Помогла ли Обрадору его яростная критика президента Трампа? С одной стороны, вроде нет: как отмечали обозреватели, в Мексике против Трампа были все кандидаты. Но с другой стороны, именно эмоциональный и харизматичный Обрадор начал эту критику первым – сразу после победы Трампа и был наиболее убедителен. Если бы Трамп начал строительство стены на границе с Мексикой, Обрадор обещал устроить демонстрацию людей в белых одеждах на всем протяжении границы, протестуя против нарушения прав человека.

Многие и в Мексике, и в США предрекают Мексике при новом президенте опасный популизм, едва ли не «венесуэлизацию», повторение феномена Уго Чавеса. Будущее покажет, но все же Обрадор слишком опытный политик с богатым опытом коалиционного строительства. Он знает пределы возможного. К власти в Мехико пришел очень интересный политический лидер».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter