Рус
Eng
Мы и они: английский наемник оценил действия ЧВК "Вагнер" в Сирии

Мы и они: английский наемник оценил действия ЧВК "Вагнер" в Сирии

2 марта, 15:20В мире
"По сути мы работали телохранителями в зоне конфликта, тогда как русские ведут полноценные боевые действия", считает Тайрус Маккуин

Подробности того, как воюют бойцы частных военных компаний, и в том числе российской ЧВК «Вагнер», рассказал ВВС бывший боец ЧВК, эксперт по вопросам безопасности Тайрус Маккуин.

Из Сирии постоянно приходят сообщения о гибели сотрудников ЧВК из России. Русская служба ВВС выяснила, что только в сентябре 2017 года погибли по меньшей мере 54 бойца. А число погибших во время возможно разгрома ЧВК «Вагнер» разнится от полутора десятков до нескольких сотен. Однако, ЧВК не всегда принимают участие в боевых действиях. Тайрус Маккуин несколько лет работал в различных ЧВК. Иногда, по его словам, эти компании просто осуществляют функции вооруженной охраны объектов или людей.

В компании, на которую работал Маккуин в Ираке, он обеспечивал безопасность старших офицеров инженерных войск США, когда они ехали в неспокойные районы. Или, к примеру, безопасность британской дипмиссии в Багдаде. Чтобы получить там серьезный контракт, нужно иметь лицензию телохранителя:

«По сути мы работали телохранителями в зоне конфликта. Наше главное отличие от военных в том, что мы никогда не вели наступательных операций. Да, иногда мы открывали огонь, но делали это только для того, чтобы защитить от нападения наших клиентов, себя или охраняемый объект...»

Но есть и такие ЧВК, которые занимаются делами, которыми не хочет заниматься армия. В США есть ЧВК, которые набирают людей с сомнительной биографией, как к примеру компании Blackwater в Ираке. К ним на службу приходят вчерашние шерифы американской полиции, получают в руки автоматы, и им сносит голову: они начинюта стрелять по поводу и без. Хотя эксперт и не помнит случаев, когда Blackwater проводили наступательные операции.

Русские, по его мнению, ведут себя по-другому: в Сирии ЧВК «Вагнер» по сути ведет боевые действия. Вполне возможно, что в Сирии или Ираке орудуют и американские ЧВК, активно участвующие в боевых действиях.

Эксперт поясняет, что сотрудники частных военных компаний всегда получают больше солдат регулярных армий. Чаще всего они при этом еще и лучше экипированы. К примеру, в начале 2000-х, когда спрос на услуги ЧВК был высок, иногда бойцы получали по 120 тыс. евро в год. Потом стало появляться все больше и больше ЧВК. Становилось и больше желающих заработать. В итоге зарплаты начали падать.

«Я слышал, что русские воюют за 5 тыс. долларов в месяц, - говорит Маккуин. - Я бы за такие деньги на войну не поехал...»

По словам эксперта, у сотрудников ЧВК больше свободы, чем у военных: «Попал ты, например, в засаду. Отстрелялся и поехал дальше. Ничего никому можешь и не докладывать. Тогда как военные обычно работают в составе некой группы с четкой иерархией. Рядовые, младшие командиры, офицеры. Почти у каждого есть рации, у кого-то на шлеме обычно стоит видеокамера. Не доложить об огневом контакте не получится.»

В ЧВК все по-другому, в группе из 5-10 человек нет никакой официальной иерархии, только один старший, которому платят больше за принятие решений на поле боя. И он не обязан был отчитываться наверх о каждом шаге или выстреле. Поэтому бойцы из ЧВК чаще всего находятся вне закона. Например, в Ираке сотрудники Blackwater не подчинялись иракским законам на основании постановления переходного правительства Ирака.

Но у этой медали, по словам Маккуина, есть и обратная сторона. Прав у сотрудников ЧВК нет практически никаких, а стало быть и защиты в случае проблем тоже. Исключение составляют случаи, когда они работают по государственному контракту. Все сотрудники ЧВК застрахованы. Если человека убили, его тело доставляют на базу ЧВК в зоне конфликта. И потом самолетом ЧВК или самолетом страховой компании погибшего привозят домой. Семье выплачивают компенсацию, как прописано в контракте погибшего. Компенсацию платит страховая компания.

Важно, что по словам эксперта, погибшие сотрудники ЧВК не учитываются как военные потери. Отчасти поэтому разные государства используют услуги ЧВК.

Обычно у ЧВК есть свои врачи или санитары на поле боя. Они оказывают первую медицинскую помощь, стабилизируют состояние раненого. Потом его самолетом везут домой. Если же ЧВК работало по государственному контракту, то помощь могут оказывать представители армии.

Обычно отношения бойцлв ЧВК и регулярной армии очень хорошие. Большинство сотрудников ЧВК - это бывшие солдаты регулярных армий, они отлично знают, что такое жизнь в погонах. В свою очередь, многие действующие военные с интересом смотрят на сотрудников ЧВК. Ведь это может быть продолжением их карьеры.

И хотя между ними не существует протоколов взаимодействия, военные и частники часто помогают друг другу, к примеру, выбраться из засады.

Хотя иногда бывает, что на просьбы о помощи никто не отзывается, - добавляет эксперт, поскольку армии нужно решать свои проблемы или нельзя обнаруживать себя.

Конечно, бойцы ЧВК не получают никаких боевых наград - медалей или орденов за свою работу, им не положены даже бонусы за хорошее выполнение задания - только ранее оговоренная зарплата.

Маккуин отрицает существование какой-либо разницы между ЧВК Америки или Англии и российскими: «Мы пришли в Ирак и разнесли страну. Там мы уж точно не вели себя лучше, чем сейчас русские ведут себя в Сирии. Да, вагнеровцы сейчас открыто воюют в Сирии. Обычно сотрудники ЧВК такого не делают. Но такое развитие ситуации меня не удивляет. Наверняка их примеру последуют или уже следуют ЧВК из других стран...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter