Рус
Eng
Польша не хочет признавать своей вины в изгнании и уничтожении евреев

Польша не хочет признавать своей вины в изгнании и уничтожении евреев

1 февраля 2018, 17:17В мире
Нижняя палата польского парламента уже одобрила закон, наказывающий тремя годами тюрьмы за употребление таких фраз, как «польские лагеря смерти».

Дурной пример заразителен: хотя поляки и недолюбливают Россию, которая владела их страной почти целый век, но прилежно копируют то дурное, что делает их восточный сосед.

К примеру, Россия не торопится покаяться на государственном уровне за преступления большевиков и прежде всего – Сталина. Более того, она запрещает к показу фильм, высмеивающий эту людоедскую эпоху.

Туда же и Польша. Она со дня на день примет закон, который вводит наказания за утверждения о том, что Польша несёт какую-либо ответственность за преступления против человечности, совершенные нацистской Германией на её территории в годы Второй мировой войны. Правительство Польши утверждает, что закон призван прекратить обвинения в нацистских преступлениях, которые звучат в адрес поляков или государства. Законопроект, уже одобренный нижней палатой парламента, предусматривает наказание в виде тюремного заключения сроком до трёх лет за использование таких фраз, как «польские лагеря смерти».

Против этого закона выступил уже не только Израиль, но и Америка: сегодня Госдепартамент США призвал Польшу пересмотреть проект закона.

Обеспокоены откровенно популистским, а ля Россия шагом и в самой Польше. На днях на сайте Ciekawostki Historyczne, посвящённом истории этой страны появился материал польского философа Даниэлы Волос с весьма показательным заголовком «Три погрома, за которые нам должно быть стыдно».

Вот только несколько цитат оттуда, переведенных журналом «Лехаим»:

«Они насиловали, убивали, вырывали золотые коронки, разбивали головки маленьких детей о стены. Это не преступления фашистов, не дело рук большевиков, не рейд банд УПА. Так поляки расправлялись с еврейскими соседями на рубеже июня и июля 1941 года. Немцам даже не приходилось за ними надзирать или особенно их побуждать».

«Погромы соседей, говоря в общем, — это спонтанные нападения местного населения на евреев, лишь отчасти «направляемые» нацистами. Они часто происходили на территориях, с которых отступила Красная Армия, незадолго до или сразу после вступления немецкой армии».

«Многие из погромов, совершенных в Польше, по‑прежнему покрывает завеса молчания. На каждом шагу встречаются люди, которые отрицают эти преступления или, по крайней мере, приуменьшают их масштабы».

«Почему это происходит? Для этого есть много причин. Существует психологический барьер, не позволяющий признать, что некоторые поляки одобряли или даже осуществляли антиеврейскую политику нацистов. Стыд. Нежелание наказать преступников».

«Лишь незначительный процент поляков, обвиняемых в преступлениях против евреев, был признан виновным, а приговоры в большинстве случаев были символическими. И обвинительных приговоров было намного меньше, чем оправдательных. Суды не спешили признавать, что не только немцы были в Польше палачами евреев...».

«О жестокости поляков лучше всего свидетельствует тот факт, что местный юденрат обратился к немцам, дислоцированным в соседнем Осовце, за помощью и защитой от охваченных безумием местных жителей. Командир форта Осовец прибыл на место и приговорил к смерти 17 из 70 обвиняемых поляков. Но не за убийства евреев, а за грабёж их имущества, которое формально считалось собственностью Третьего рейха...»

Нет сомнений, что полякам хорошо бы брать пример с другого своего соседа, с того, что не на востоке, а на западе, с Германии, которая как известно покаялась за преступления Гитлера. А уж эти преступления были куда многочисленнее польских.

И тем не менее, у немцев нашлись силы преодолеть пресловутый «психологический барьер».

Тем более, что члену Евросоюза, коим является Польша, члену этого уникального межгосударственного объединения, который основан на принципах безусловного равенства, в том числе и этнического, более чем странно фактически признаваться в собственном зверином антисемитизме. Причём не в прошлом, а именно в настоящем. А он в Польше никуда не делся.

Об этом свидетельствует пост в ФБ журналиста Анастасии Мироновой, которую невозможно заподозрить в нелюбви к Польше и полякам:

«Везде публикуют данные о вкладе поляков в Холокост.

Я очень люблю Польшу. Я знаю польский, бывала в Польше, была замужем за поляком. И я также знаю, что Польша - страна антисемитская. Бытовой антисемизм и в целом ксенофобия там очень сильны. Но это всё как бы лирика. Вот цифры: В 1921-1937 гг. из Польши эмигрировали 400 тыс. евреев. Еще за несколько дней до вторжения немцев евреи из Польши уезжали пароходами. В целом после войны выжило 250 тыс. польских евреев, это вместе с вернувшимися. Из них 150 тысяч покинули страну в 1945-1948 гг. В 1949-1951 гг. из Польши уехали 30 тыс. евреев. В 1950-х в Польшу приехало из СССР 18 тыс. евреев. Далее: в 1956-м страну покинули 51 тыс. евреев. Осталось около 30 тыс. К 1967-му году в закрытой коммунистической стране их было уже около 17 тысяч. Куда делись остальные? Март 1968-го, апофеоз антисемитской кампании в Польше. В Варшаве шли демонстрации с лозунгами Sionisci do Siamu! - люди путали Сион с Сиамом. Только в марте 1968 года из Польши выслали 15 тыс. евреев. Осталось две. У поляков принято писать, что послевоенная волна антисемизма была вызвана сталинизмом. Вот только Сталин умер за 15 лет до самой массовой послевоенной антиеврейской акции в мире - марта 1968-го. В 2007 или 2008 году я решила посмотреть, сколько евреев живёт в Польше. Оказалось - около 4000. В Варшаве и других городах стоят целые кварталы пустых домов - тех евреев, что были убиты в Холокост или высланы позже. Польша блюдет святость собственности, наследники сохранили права на это имущество, но возвращаться в Польшу они не хотят...».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter