Рус
Eng
Битва за Идлиб: как российские «Буки» воевали против турецких беспилотников

Битва за Идлиб: как российские «Буки» воевали против турецких беспилотников

11 марта , 12:00Технологии
Судя по всему, потери турецкой армии были весьма болезненными - она лишилась примерно половины парка своих основных ударных машин

Виктор Кузовков

Отголоски сражения за Идлиб ещё долго будут долетать до слуха экспертов и обычных читателей СМИ. Кажется, закончились массовые боевые столкновения, мы больше не ожидаем внезапного взятия или падения того или иного населенного пункта, информации о новых убитых или пленных с обеих сторон, но именно сейчас пришло время анализа поступающей информации, касающейся потерь сторон и эффективности применения ими разных типов оружия.

Именно такими данными поделилась на днях сирийская сторона. В докладе, опубликованном Минобороны Сирии, приведены данные об использовании в конфликте зенитно-ракетных комплексов «Бук-М2Э» против турецких войск. И данные эти весьма впечатляют, хотя тут, конечно, нужно сделать поправку на то, что ЗРК использовались против не самых сложных целей.

Итак, согласно опубликованной информации, всего комплексами «Бук-М2Э» было осуществлено 25 пусков ракет по турецким беспилотникам. В результате было сбито 20 целей, ещё 2 было повреждено, и лишь три пуска признаны неудачными (промах).

О достоверности этой информации скажем чуть ниже, пока же отметим, что сирийские военные работали в «эконом-режиме», используя на каждую цель лишь по одной ракете. Это отличается от стандартной схемы, когда на каждую воздушную цель используется по 2 зенитные ракеты – вторая нужна лишь для страховки, добирая как раз уцелевшую цель. Такая, классическая, схема уничтожает почти 100% целей, во всяком случае, когда речь заходит об объектах, похожих на турецкие беспилотники «Anka» и «Bayraktar». Но двукратно возрастающий расход боеприпасов (не очень дешевых, надо сказать) вполне мог показаться сирийскому командованию излишним, поэтому и был отдан приказ экономить ракеты.

Для понимания того, что же представляет из себя комплекс «Бук-М2Э», немного справочной информации.

Упомянутый ЗРК является довольно современной модификацией семейства «Бук». Точнее, базовый вариант «Бук-М2» был разработан ещё в далеком 1988 году, но тогда, из-за известных проблем, в серию он не пошел. Вернулись к нему лишь в нулевых, когда он был адаптирован под современную элементную базу, модифицирован и поступил на вооружение российской армии.

Индекс «Э» в названии означает «экспортный». В данном случае мы имеем дело именно с экспортной модификацией, которая может быть не хуже собственной, но параметры работы которой, во избежание утечки информации о собственных средствах ПВО, отличаются от стоящих на вооружении российской армии.

В 2013 году коллектив, работавший над созданием комплекса «Бук-М2Э», был удостоен премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники за 2012 год. Вероятно, именно эту дату и стоит считать официальным днем рождения ЗРК «Бук-М2Э». Как видим, разработка довольно свежая, что и показали действия сирийской армии в Идлибе. Да, для российской армии уже разработан комплекс «Бук-М3», но его экспортных поставок, кажется, пока не было.

Сирия стала первым иностранным покупателем «Бук-М2Э», ещё в 2011 году закупив у России 18 комплексов. И как мы можем убедиться, за это время сирийские военные смогли очень неплохо освоить данный тип ЗРК.

Комплекс «Бук-М2Э» относится к зенитно-ракетным системам средней дальности. Заявленные характеристики перехвата следующие: максимальная дальность 45 км., минимальная 3 км., высота поражения целей варьируется от 0,015 км до 25 км. Количество сопровождаемых целей – 24. Скорость целей: 1100 метров в секунду (на встречных курсах), 300-400 метров в секунду на догонном курсе.

Комплекс может работать по стандартным аэродинамическим целям, по низколетящим целям разных типов (крылатая ракета, вертолет, беспилотник), по некоторым типам баллистических ракет и по ракетам «Воздух-поверхность» разных типов, в частности, по антирадарным ракетам. Также он может обстреливать надводные высокоскоростные цели типа катер или десантный корабль, а кроме того, пригоден для ударов по наземным радиоконтрастным целям.

Изюминкой «Бук-М2Э» является радиолокатор подсвета и наведения, вынесенный в антенный пост, поднимаемый на высоту 21 метр. Именно он позволяет более эффективно бороться с низколетящими целями противника, удаляя радиогоризонт и, в определенных условиях, позволяя комплексу действовать из-за укрытий и рельефа местности.

ЗРК вооружен ракетами 9М317. К её особенностям относится полуактивная головка самонаведения. Это означается, что сама она не излучает сигнал, сканирующий цель, а способна лишь принимать отраженный от цели сигнал, излучаемый радиолокатором наведения. Такую схему можно назвать единственной существенной слабостью ЗРК: полуактивные ГСН могут потерять цель, если она скрылась в рельефе местности, и даже вынесенный высоко вверх антенный пост не всегда способен решить эту проблему. В остальном ракету считают одним из чемпионов по соотношению «цена-качество», и в условиях равнинной местности её применение, как мы и видим сейчас, весьма эффективно.

Исходя из характеристик «Бук-М2Э» мы можем сказать, что озвученные сирийскими военными цифры вполне справедливы. Более того: примерная точность поражения турецких беспилотников составила около 80%, что несколько ниже заявленных производителем цифр. То есть, сирийцы ещё поскромничали, могли, при желании, и больше сбитых указать в отчете. А значит, доверие к представленным цифрам только возрастает.

Если так, то мы можем констатировать довольно серьезные потери у турецкой стороны. Если ещё несколько дней назад речь шла примерно о 13-ти сбитых турецких беспилотниках, а именно о шести типа «Bayraktar» и семи «Anka», то сейчас эти цифры требуют серьезного пересмотра. Тем более, что в деле были и другие ЗРК российского производства, в частности, «Панцирь-С1» и «Шилка». Если учесть, что Турция имела всего 25 тяжелых ударных беспилотников типа «Anka», можно предположить, что её потери были весьма болезненными и она лишилась примерно половины парка своих основных ударных машин.

Словно в отместку, президент Турции Эрдоган заявил, что турецкая армия уничтожила в Идлибе 8 сирийских ЗРПК «Панцирь-С1» российского производства. И вот с достоверностью этой информации уже не все так однозначно.

В пресс-службе Минобороны России опровергли эти цифры, заявив, что большая часть комплексов «Панцирь-С1», стоящих на вооружении сирийской армии, сосредоточены в районе Дамаска и занимаются исключительно обороной столицы. Было озвучено буквально следующее:

«Подразделения сирийских вооружённых сил в районе зоны деэскалации «Идлиб» прикрывали всего четыре ЗРПК «Панцирь». В результате массированных атак турецких ударных БПЛА получили повреждения два сирийских ЗРПК «Панцирь»».

Нет, мы не будем развивать миф о неуязвимости ЗРПК «Панцирь-С1», пусть этим занимаются менее компетентные товарищи. Но всё-таки предположим, что информация Минобороны России верна: скорее всего, в Идлибе «Панцири» действовали в связке с комплексами «Бук-М2Э», прикрывая их от возможных ракетных атак противника. Да, в таких условиях, находясь на переднем крае атаки вероятного противника, они наверняка могли и пропустить какую-то часть ударов – для этого достаточно просто разрядить ЗРПК достаточно большим количеством пусков высокоточного оружия, и потом добить ракетой или снарядом.

Весьма вероятно, кстати, что упомянутые два «Панциря» были повреждены именно огнём турецких артиллерийских батарей, целеуказание которым как раз и давали беспилотники. Артиллерийская батарея, да ещё и стреляющая высокоточными боеприпасами, является весьма грозной силой, и полностью гарантировать поражение всего одним ЗРПК всех снарядов, летящих в него, не может никто.

В пользу этой версии говорит и то, что, по словам представителей российского Минобороны, два ЗРПК «Панцирь-С1» всего лишь повреждены и сейчас «завершается их восстановление». Такое возможно при достаточно близком разрыве артиллерийского снаряда, когда мобильный ЗРПК оказывается под фугасным и осколочным воздействием взрыва. А это как раз очень похоже на работу высокоточных натовских боеприпасов, которые все-таки имеют некоторое круговое отклонение и, при наведении по GPS, могут не успевать за перемещающимся зенитным ракетно-пушечным комплексом.

Этот момент важен, поскольку при прямом попадании артиллерийского снаряда калибром 155 мм, восстанавливать было бы просто нечего. А в случае применения по «панцирям» высокоточных авиационных ракет, наводимых по лазерному лучу, мы имели бы дело именно с прямыми попаданиями и фактической ремонтонепригодностью пораженных целей этого типа.

Гораздо правдоподобнее выглядит предположение, что заявление Реджепа Эрдогана предназначено исключительно для внутреннего использования, для того, чтобы как-то скрасить горький привкус, оставшийся у миллионов турок по итогам московских переговоров. Что, конечно же, можно понять. Но нам уж точно тиражировать не стоит….

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter