Рус
Eng
Чемпион мира по фехтованию Алексей Черемисинов

Чемпион мира по фехтованию Алексей Черемисинов

31 июля 2014, 00:00
Спорт
Оксана ТОНКАЧЕЕВА
Россиянин Алексей ЧЕРЕМИСИНОВ добился исторической победы на завершившемся недавно в Казани чемпионате мира по фехтованию – 19 лет спустя вернул в страну титул лучшего рапириста планеты. В интервью «Новым Известиям» 29-летний москвич поделился эмоциями от выступления в Казани, рассказал о своем характере, о том, что ем

– Алексей, о вашем выступлении на домашнем чемпионате мира уже было сказано очень много, а сами что можете рассказать о своей победе?

– Я готовился к ней давно, с конца мая, когда стало ясно, что попадаю в команду. Можно сказать, целенаправленно шел к этому дню. Готовился в группе, вместе с остальными спортсменами, но и индивидуальные коррективы по ходу сезона, естественно, вносились. У нас такой вид спорта, где очень трудно что-либо прогнозировать, но у меня была надежда на то, что в этот раз все должно получиться. Самый тяжелый момент чемпионата – поединок 1/16 финала с Чэнь Хайвэем, чемпионом мира этого года среди юниоров. Я повел 10:5, но потом китаец сравнял счет. В тот момент я даже подумал: «Неужели сейчас все закончится?» Эта мысль встряхнула меня, придала дополнительных сил. Когда уже попал в финал, радовался, понимал, что теперь все зависит только от меня, что больше такого шанса может не быть. Эта медаль – огромный успех для меня. Знаете, это такое счастье – слышать гимн своей страны… Но я не один шел к этому успеху. Хочу поблагодарить моего первого тренера Льва Серафимовича Корешкова, которого уже нет с нами, Дмитрия Степановича Шевченко, с которым я работаю сейчас, а также команду итальянских тренеров. Очень многим людям надо сказать спасибо за то, что я выиграл.

– Крылья выросли от этой победы или, наоборот, чувство ответственности теперь будет придавливать?

– Нет, такие победы не могут придавливать. Эта победа немножко меня успокоила, наверное, так будет правильнее сказать. Я же очень хотел выиграть и теперь счастлив, что добился одной из самых долгожданных целей в своей спортивной карьере. Трудно даже представить, что это как-то негативно скажется на моих дальнейших выступлениях или тренировочном процессе. Ведь работать меньше, чем прежде, я точно не собираюсь.

– Главный тренер сборной Ильгар Мамедов сказал в одном из интервью, что теперь для того, чтобы хорошо выступить на Олимпиаде в Рио, нам нужно проиграть на чемпионате мира, который состоится через год в Москве. Вы с этим согласны?

– Не читал интервью, но думаю, что Ильгар Яшарович все-таки немножко другое имел в виду, когда говорил о предстоящем чемпионате мира. Что до меня, то я хотел бы и в Москве выступить достойно, и на Олимпиаде. Но не берусь делать никаких прогнозов. Помните пословицу: хочешь рассмешить Бога, расскажи о своих планах.

– Все специалисты отмечают, что в финале чемпионата мира вы провели бой не просто на «отлично», а показали суперфехтование. Удерживать эту планку на протяжении нескольких лет возможно?

– А почему нет? Несмотря на такой результат, считаю, что своего пика я пока еще все равно не достиг, мне есть куда расти. Конечно, сохранять лидирующие позиции в мировом рейтинге, показывать и результат, и отличное фехтование будет непросто. Для этого нужны и определенные качества, и огромное желание, и большой объем работы, но это возможно.

– Французский специалист Кристиан Бауэр уже не первый год работает с российскими саблистами, но до сих пор не все принимают его методы подготовки. Год назад, когда нашу команду по рапире возглавил итальянский тренер Стефано Чериони, вы не торопились давать оценку этому событию. А сейчас уже можно сделать какие-то выводы? Оправданно или нет было его назначение?

– Оправданно или не оправданно, судить не мне. Но могу сказать, что работать с Чериони мне лично и приятно, и интересно.

– Можно поподробнее?

– Казалось бы, мы занимаемся одним видом спорта, но человек пришел из другой среды, со своим видением не только фехтования, но и спорта, жизни вообще. Взглянуть на привычные вещи с другой стороны, по-моему, всегда интересно. Плюс Чериони – настоящий профессионал, о чем говорят результаты итальянской команды, которую он возглавлял в течение многих лет. У таких людей всегда есть чему поучиться.

– Бауэр, Чериони, Анджело Маццони… То, что сегодня в сборной России во всех видах оружия ключевые тренерские позиции занимают иностранные специалисты, вас не напрягает?

– Абсолютно. Если бы мне три года назад сказали, что у нас будет возможность узнать изнутри, как работают лидеры мирового фехтования, а итальянцы в рапире – выдающиеся люди, я бы, наверное, не поверил, что такое вообще возможно. Сейчас же – пожалуйста, смотри, учись, если есть желание. Мне нравится, что мы гораздо больше и качественнее стали работать над общефизической подготовкой, что очень важно. А вот видение техники фехтования у нас и у итальянцев разное, но так тебя никто и не заставляет все ломать и начинать хватать все подряд, без разбора. Я, например, беру на вооружение какие-то вещи, но только то, что могу «положить» на себя, что может реально оказаться для меня полезным. Что-то получается, что-то нет, но у нас идет творческий процесс, и мне это нравится. А техническая база все равно остается нашей, основанной на традициях еще советской школы фехтования. Мне кажется, одно из ключевых изменений, которые произошли с приходом Чериони, заключается в том, что он умеет создать хорошую рабочую атмосферу. Наверное, поэтому и в команде у нас атмосфера хорошая. Самое главное ведь в том, что люди хотят работать. Я, как и прежде, больше работаю со своим личным тренером, но у меня всегда есть возможность что-то обсудить со Стефано, посоветоваться. Конечно, он тоже внес в мою победу весомый вклад.

– Вы как-то заметили, что у вас тяжелый характер…

– Непростой скорее. Я слишком упрямый, как мне кажется.

– Можно представить, насколько тренеру с вами непросто.

– Да, общения типа «иди и делай без разговоров» со мной не получится. Как я сделаю то, чего не понимаю? Либо меня убедят, что это необходимо, либо ничего не будет. Но мы с тренером постоянно в диалоге. Я часто настаиваю на своем, и иногда у меня это даже получается. Знаете, когда выигрываешь, ты можешь позволить себе многое, а когда проигрываешь… В каких-то вещах, наверное, плохо иметь такой характер, а в чем-то он, наоборот, помогает.

– Вы по натуре больше командный игрок или все-таки считаете, что фехтование – вид спорта индивидуальный?

– Лично-командный. По-другому – никак. На самом деле здесь очень интересный симбиоз получается. С одной стороны, ты должен конкурировать с товарищами по команде, с другой – быть с ними единым целым. Я тут недавно читал, что, оказывается, две наши великие прыгуньи с шестом – Исинбаева и Феофанова, когда соперничали, не общались между собой. У нас подобного быть не должно в принципе, потому что эти чувства и на дорожке будут довлеть над остальными. Но в любом случае на поединок ты всегда один выходишь, пас тебе отдать некому, и свалить поражение не на кого…

– Почему часто складывается такая ситуация: после отличного выступления в личном турнире потом следует поражение в командном?

– Потому что там четыре человека фехтуют. Бывает, кому-то элементарно времени не хватает, чтобы восстановиться после личных боев. Хотя в Казани, например, я успел прийти в себя и считаю, что в целом провел командный турнир на высоком уровне. Корить себя по большому счету могу лишь за встречу с итальянцами, где дал слабину. А у Тимура Сафина не получилось, потому что желание победить зашкаливало. Так бывает: вроде уверен, и не без оснований, в собственных силах, хочешь доказать это всем, а получается только хуже. Я же видел, как Тимур переживал, проигрывая свои бои. Но многое только с опытом приходит. Надо просто пройти через это все, переварить.

– На Олимпиаде будете рады любой медали – командной или личной?

– Конечно. Только туда еще отобраться надо… Знаете, когда ты не один год с людьми связан, столько времени с ними проводишь, очень хочется большого общего счастья, одной общей победы. Это очень важно, поверьте. Вот я сейчас впервые ловлю себя на мысли, что ухожу в отпуск с чувством выполненного долга. На Европе был вторым и, естественно, никакого удовлетворения не испытывал. Но даже если бы первым стал в Страсбурге, а сейчас проиграл, все равно этого чувства не было бы. Хотя, с одной стороны, я доволен, но то, что мы командой проиграли в Казани… Этот червячок гложет.

– Сколько позволите себе отдохнуть?

– Сейчас как раз на эту тему с Павлом Анатольевичем (Колобков, в прошлом знаменитый российский фехтовальщик, сейчас заместитель министра спорта РФ. – «НИ») разговаривали. Он советовал долго не отдыхать. 8 сентября у нас начинается первый сбор, но к сбору тоже надо готовиться, так что выключить себя надолго не получится. Думаю, уже недельки через две перейду на мягкий тренировочный график. Ведь в следующем сезоне нужно будет олимпийские лицензии завоевывать…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter