Рус
Eng
Теннисистка Екатерина Макарова:

Теннисистка Екатерина Макарова:

25 сентября 2008, 00:00
Спорт
АНАСТАСИЯ ГРИЩЕНКО
Во время недавнего финального матча Кубка Федерации по теннису между женскими сборными Испании и России многие болельщики узнали новое имя. Это Екатерина МАКАРОВА, дебютировавшая в нашей команде благодаря значительному прогрессу, которого она добилась в последнее время. Кате всего 20 лет, а она уже занимает 60-ю строчк

– Катя, как вы сами оцениваете свой дебют в сборной?

– Мне очень понравилось быть частью коллектива. Вообще-то это не первые мои командные соревнования, раньше я играла похожие юниорские турниры. Но на Кубке Федерации своя уникальная атмосфера. Это и масса зрителей, и журналисты, и всеобщий ажиотаж. В новинку и то, что с нами работает большое количество специалистов. Тренеры, массажисты, спарринги и, конечно, Шамиль Анвярович Тарпищев. Я знаю, что были разговоры – мол, капитан заявил меня в сборную чисто номинально, что выступать я не буду. Но как видите, я очень быстро освоилась, и Тарпищев доверил мне сыграть в парной встрече, пусть она и не была решающей.

– А когда именно вам поступило приглашение от капитана команды?

– Во время Открытого первенства США в Нью-Йорке. Шамиль Анвярович позвонил моему тренеру, Евгении Александровне Манюковой, и поинтересовался, не хочу ли я сыграть за сборную. Естественно, я хотела! Глупо не соглашаться на такие предложения. А потом, когда мы уже вернулись в Москву, капитан сообщил, что точно берет меня в команду.

– Вы ведь, кстати, на US Open как раз выступили очень неплохо…

– Да, это правда, впечатления от турнира у меня остались самые положительные. Я очень довольна своей игрой в Нью-Йорке, там я обыграла Аню Чакветадзе и Катю Бычкову. Знаете, нелегко играть со своими подругами. Ведь этих девчонок я знаю с детства, мы вместе ездили и по российским, и по зарубежным соревнованиям. А на Открытом чемпионате США я могла пройти и дальше, но обидно проиграла китаянке На Ли. У меня была возможность «зацепиться», жаль, не удалось ею воспользоваться. Да и соперница здорово сыграла.

– Я заметила, что в Мадриде вы тренировались больше установленной нормы. Тренер сборной по физической подготовке даже волновалась за вас, говорила, мол, «перегружают девочку». Такой режим – это ваша или тренерская инициатива?

– Наверное, наша общая. Если нам надо поработать над какими-то элементами игры дополнительно, то мы не уходим с корта, пока не добьемся задуманного. Вообще тренеру я очень доверяю. С Евгенией Александровной мы работаем уже два года. У нас с ней отличное взаимопонимание, я бы даже сказала, мы интуитивно чувствуем друг друга. Кстати, до этого я 12 лет тренировалась в Лужниках у Ирины Григорьевны Гранатуровой, тоже известного специалиста.

– А родители ваши имеют отношение к спорту?

– Нет, никакого. Папа работает в банке, мама занимается домом и часто ездит со мной по турнирам. И в теннис я попала не по родительской инициативе, как это часто бывает, а по собственной. Когда мне было 5 лет, я пришла в теннисную секцию просто за компанию с подружкой. Она отзанималась буквально полгода, и ей все это быстро надоело. А мне – наоборот – нравилось. Тем более меня все время хвалили, и я решила: буду продолжать!

– Если вернуться к вашему дебюту в сборной – было ли вам комфортно в компании более именитых и опытных подруг? Есть ли в команде, как говорится, субординация?

– Нет. Мы все общаемся на равных. Да, Света Кузнецова – безусловный лидер. Но она не указывает мне, что делать и как себя вести. Света – замечательный человек, и общаться с ней – одно удовольствие. С другими девчонками я также в хороших отношениях. Вот у Лены Весниной до этого был повыше рейтинг, чем у меня, а сейчас из-за неудач в одиночных матчах она опустилась пониже. Но я не говорю, что мол, я третий номер в команде, а Лена – четвертый. Такого дележа у нас нет.

– Есть ли в теннисном мире человек, на которого вы равняетесь?

– Своим кумиром я считаю Настю Мыскину. Она никогда не была мощной, атлетически сложенной теннисисткой, а выигрывала за счет головы, умного тенниса. Именно такая игра и мне близка. Я тоже сильно не бью, стараюсь грамотно развести соперника, класть мячи по углам. Поэтому, думаю, могу сравнить себя со своим кумиром (смеется).

– На одном из предуимблдонским травяным турниром вы обыграли Веру Звонареву, которая стоит намного выше вас в рейтинге. Наверное, быстрые корты – ваши любимые?

– Да, это так, я предпочитаю хард, траву. На грунте чувствую себя менее уверенно. Но были в моей практике и удачные выступления на земляных кортах. А там, в Англии, я была в очень хорошей форме, у меня все получалось. Помогла и тренер, которая подготовила правильный план игры против Веры. Я сделала все, как учили. Вот и выиграла.

– Кого еще из элитных теннисисток планируете победить?

– Мне очень хочется сразиться с Леной Дементьевой. Я ей проиграла в прошлом году в Америке. Если бы справилась с китаянкой на нынешнем US Open, снова вышла бы на Лену. Но, надеюсь, мне еще представится случай взять у нее реванш. Еще очень хочу сыграть против Серены Уильямс, которая сейчас является первой ракетки мира, и с ее сестрой Винус. Очень хочется узнать, что это за «зверь» такой – сестры Уильямс (смеется)!

– Дементьева, кстати, как-то рассказывала, что при подготовке к решающим поединкам смотрит мужские матчи. Используете ли вы этот прием?

– Да, смотрю, но только с участием Роджера Федерера. Я его большая фанатка! Очень болела за него в Нью-Йорке и рада, что он выиграл. Роджер заслужил эту победу. И расстроилась, когда он проиграл на Олимпиаде, ведь Федерер так хотел золотой медали в одиночном разряде… Хорошо хоть в паре выиграл.

– А вы с ним знакомы? Можете подойти и попросить его сфотографироваться с вами?

– Нет, наверное, не смогу… Я скромная (улыбается). Даже на пресс-конференциях Кубка Федерации очень переживала. Боялась, что мне вопрос какой-нибудь зададут, и придется отвечать (смеется). Даже с девчонками консультировалась по поводу того, что говорить. Но, видимо, не заинтересовала журналистов, вопросов мне не задавали.

– Неужели переживали больше, чем во время первого выхода на корт в составе сборной?

– Представьте, да. Перед игрой я волновалась, но в меру, как это обычно бывает перед матчами. А на пресс-конференциях было тяжелее. Устала от них больше, чем от иного затяжного поединка.

– Спортсмены часто заранее готовят для себя в жизни «запасной аэродром», то есть думают, чем заняться после окончания карьеры. Вы уже размышляли на эту тему?

– Знаете, пока я все же сконцентрирована на теннисе. Вот когда достигну чего-то значительного в спорте, тогда буду думать, чем еще заниматься. Возможно, по примеру сестер Уильямс, стану дизайнером одежды. Или, как Настя Мыскина, пойду в журналистику. Пока же я поступила в физкультурный университет на заочное отделение. Постараюсь удачно совмещать учебу с теннисом.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter