Рус
Eng
Светлана Ишмуратова:

Светлана Ишмуратова:

25 февраля 2009, 00:00
Спорт
ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА
Шесть медалей – две золотые, одну серебряную и три бронзовые – завоевали российские биатлонисты на завершившемся в корейском Пхенчхане чемпионате мира. На фоне известных событий этот, казалось бы, вполне достойный результат все равно оставляет у болельщиков чувство разочарования. А вот о том, как оценивают выступление

– Светлана, рискну предположить, что горький привкус от этого чемпионата остался и у вас…

– Конечно, лучше могли бы выступить. Особенно мужчины наши медалей недобрали. В той же эстафете, например, за первое-второе места трудно было бороться – норвежцы и немцы объективно были сильнее, а вот за третье – вполне. Ольга Зайцева (на фото), считаю, просто спасла команду! Только благодаря ее медалям мы заняли третье место в общекомандном зачете. Оля Медведцева – молодец. Прекрасно отработала в эстафете. Она сейчас на огромной загрузке бежит, после спринта еле живая была. Звонила мне из Пхенчхана, так у нее только одно впечатление: как же, говорит, я устала… И в то же время со шведкой Олофссон так здорово на своем этапе боролась!.. Наши молодые девочки должны молиться на них, на двух наших, как мы говорим, «старушечек», которые, по сути, и обеспечили победу в эстафетной гонке.

– Что, на ваш взгляд, случилось с недавним, казалось бы, железным лидером сборной Светланой Слепцовой?

– Будем считать, что она просто не успела восстановиться к чемпионату после болезни. Причем как физически, так и психологически.

– В целом наша команда удар выдержала, но допинговая тема, которая встряхнула весь биатлон, увы, никуда не делась. Хотя уже высказываются опасения, что эта проблема тихо уйдет на задний план…

– Не думаю. Нам просто не дадут закрыть на нее глаза ни болельщики, ни Международная федерация биатлона. На Западе реакция на тех, кого заподозрили в употреблении допинга, в отличие от нас совершенно другая. И если мы сейчас у себя в этом вопросе порядок не наведем, значит, и отношение на международных стартах к нам будет соответствующее. И все спорные моменты, как, например, с неправильным прохождением трассы Бьорндаленом, так и будут не в нашу пользу разрешаться.

– Когда этот инцидент случился, вы пообещали, что обязательно обсудите его с президентом Международной федерации биатлона Андерсом Бессебергом лично…

– Да, и от своих намерений не отказываюсь. На днях полечу в Уфу, где стартует чемпионат Европы, и обязательно с ним поговорю. Хочу обсудить и допинговые вопросы. Спросить, например, почему так поздно пришло уведомление о наших положительных пробах. Поговорить о том, как вообще сделать информацию о допинг-анализах спортсменов более прозрачной. Чтобы человек мог сдать тест, увидеть его результат в том же Интернете и быть спокойным. Потому что неведение порождает слухи, нервирует и спортсменов, и болельщиков, и тренеров. И, как мы видим, ничем хорошим это не заканчивается. Но при этом, повторю, нам надо у себя тоже во всем разобраться.

– В первую очередь в чем?

– Как получилось, что до команды допустили людей, которые даже близко не должны к ней подходить. А они ходят, предлагают какие-то сомнительные препараты… Ведь и спортсменов понять можно: они вкалывают с утра до вечера, и тут появляется дяденька, который волшебное снадобье предлагает, – мол, сила от него, и безвреден… Понимаете, вся жизнь спортивная направлена на достижение результата. И если что-то этому может посодействовать, то почему бы не попробовать. Есть те, которые откажутся, но есть и те, которые согласятся. А там уже как по цепочке – одному помогло, и пошло… На самом деле это ведь проблема не только биатлона, а многих команд, связанных с циклическими видами спорта. И эти люди-«доставалы» крутятся в спорте. Понятно, что просто так в сборную не попадешь, значит, просачиваются через кого-то, через персонал, по наводке. Самое страшное в том, что уже и в юношеском спорте проблема допинга стоит очень остро. Объяснение находится быстро: тренеры хотят заработать, потому что за хороший результат и зарплата больше полагается. Страшно становится…

– Так, может быть, и систему премирования стоит поменять? У нас очень большие призовые за олимпийские победы. Есть мнение, что это в какой-то степени тоже толкает спортсменов на «подвиги»…

– Если бы наши спортсмены получали столько же, сколько их зарубежные коллеги получают от спонсоров в течение всей карьеры… Но у нас же все по-другому работает, разово, если можно так сказать. Всю жизнь и все здоровье в спорте кладем, и сейчас, слава Богу, хоть на таблетки, на лечение после спорта можно заработать. И дело не только в травмах. Мы, биатлонисты, хоть и на ковриках, но на холодной земле постоянно лежим. Хронических заболеваний, чего уж там, достаточно… Вознаграждения спортсменов ни в коем случае нельзя лишать. Хотя, конечно, 15 тысяч рублей, которые пожизненно получают наши олимпийские чемпионы, сегодня уже не тот вес имеют, что четыре года назад. А ведь серебряные и бронзовые призеры вообще ничего не получают.

– Еще одна проблема, которую уже озвучил новый президент отечественной федерации биатлона Михаил Прохоров, – необходимость перестройки всей системы работы этой организации. В самом деле нужно все менять?

– Свежую кровь в тренерский состав нужно вливать однозначно. Тот же Валерий Медведцев, считаю, реальную помощь мог бы оказать женской команде. Сама знаю, как он умеет к результату подводить – вроде мягко, тактично, что для женщины очень важно, но очень грамотно. Отсутствие резерва – еще одна наша проблема. Вроде и есть неплохие девчонки, но разрыв между основным составом и юниорским огромный. И самое печальное, что психологически дебютантки не могут эту дистанцию преодолеть. Нужно не бояться выпускать их на взрослые старты, пусть растут, пусть учатся, опыта набирают.

– Светлана, до Олимпиады ровно год...

– Олимпиада как лицом, так и спиной может к нам повернуться. Вот Оля Зайцева говорит, что когда стреляла на последнем рубеже в эстафете, ветер стих, а стала уходить со стрельбища, так ее прямо накрыло ветрищем… Биатлон – вид спорта, где многое зависит от удачи. Ну и, конечно, работать с резервом нужно, не жалея сил. Даже за год, я уверена, при грамотном подходе можно подготовить сильных спортсменок. Другое дело, кто возьмется? Это же большая ответственность…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter