Рус
Eng
Светлана Журова

Светлана Журова

25 января 2006, 00:00
Спорт
Оксана ТОНКАЧЕЕВА
Выиграв чемпионат мира по спринтерскому многоборью за три недели до начала Олимпийских игр, Светлана ЖУРОВА подняла настроение всем – и себе, и Союзу конькобежцев России, и руководителям нашего спорта, и, разумеется, болельщикам. Теперь мы можем рассчитывать еще на две золотые медали (на дистанциях 500 и 1000 м). А меж

– Света, вы ведь, помню, и прошлый сезон, словно на крыльях, начинали. Почему потом мысли об уходе появились?

– Меня с президентской стипендии (15 тысяч рублей в месяц. – «НИ») сняли. А на три тысячи в месяц с маленьким сыном разве проживешь? Понимала, что нужно чем-то другим заняться. А то торчишь-торчишь на сборах, семью не видишь, на тренировках пашешь, а ради чего? Вот и решила: наверное, пришла пора что-то менять в своей жизни.

– А почему стипендию вдруг перестали платить? Она же всем, кто в российскую сборную входит, полагается?

– Я результатов в прошлом сезоне не показывала. Но не потому, что халтурила. Просто не успела набрать форму после родов. Тренироваться начала, когда сыну девять месяцев было, только-только кормить бросила. Лишний вес, усталость, возраст… Все это против меня работало и, естественно, на сроках восстановления сказалось.

– Но вы все-таки решили взять себя в руки и всем все доказать? Проявили характер?

– Характер потом пригодился. Сначала мне просто по-человечески помогли. Наша прославленная Лидия Скобликова (шестикратная олимпийская чемпионка по конькобежному спорту. – «НИ») и один чиновник из Росспорта по фамилии Авдеев к Фетисову пошли и напрямую мою проблему решили. Как я могла после этого закончить? Нужно было оправдывать надежды. Ну а потом все само собой стало получаться. На чемпионате страны прошлой весной я уже неплохие результаты показала, и меня это тоже здорово подстегнуло.

– Ваш тренер Владимир Филиппов признался недавно, что за пятнадцать лет совместной работы никогда не видел вас на таком подъеме…

– Уверенность в себе очень многое значит. Когда видишь, что у тебя начинает что-то получаться, когда весь этот пот и слезы наконец-то в результат идут, – совсем другие ощущения появляются. Ведь в подготовке моей по большому счету ничего не изменилось. Вот разве что на другие лезвия коньков перешла. Они более жесткие, на поворотах лучше держат, не боишься упасть.

– Верили, что так удачно выступите в Херенвене?

– Надеялась. Ведь до этого я победила на этапе Кубка мира в Инцеле, и та победа очень много мне дала в психологическом плане. Я и соперницам напомнила о себе, и приз от организаторов – «Золотые коньки», о котором давно-давно мечтала, получила.

– Вы уже бежали в Турине на олимпийском катке. Как ощущения?

– Толком не поняла. Когда мы бежали, там еще стены красили, пыль на льду оседала… Вообще все вроде прилично. Организаторы обещали, что на катке и где только можно, даже в туалетах, будут установлены видеокамеры, чтобы никто не смог допинг принять.

– До Олимпиады еще планируете где-то выступать?

– На последнем этапе Кубка мира в Италии, в самом конце января.

– Когда едешь на свои третьи Игры, что-то еще может удивить?

– Знаете, для меня эта Олимпиада будет особенной не потому, что она третья и последняя. И даже не потому, что я от нее многого жду. Просто за меня будет болеть двухлетний сын, это, поверьте, уже немало…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter