Рус
Eng
Ирина Винер

Ирина Винер

22 июля 2008, 00:00
Спорт
Оксана ТОНКАЧЕЕВА
В воскресенье в Астане завершился один из заключительных предолимпийских отборочных стартов у представительниц художественной гимнастики – этап Кубка мира. На этой неделе в Иркутске состоится «Мемориал Оксаны Костиной», после чего главный тренер российской сборной Ирина ВИНЕР назовет имя второй участницы нашей олимпийс

– Ирина Александровна, видела ваших девочек в экипировочном центре, они пришли в восторг от новой олимпийской формы, которая им в самом деле очень идет. А вам она нравится?

– Очень. Я люблю белый цвет, это цвет лета, хорошего настроения. И дизайн очень красивый.

– Несмотря на всю нервотрепку, связанную с дисциплинарным расследованием, которое проводила Международная федерация гимнастики по отношению к вам, тоже выглядите, как всегда, замечательно…

– Это все «дети» мои виноваты. Я же всю жизнь нахожусь рядом с детьми, а у них чистая, светлая и честная аура. С ними я говорю все, что думаю, не обманываю ни себя, ни их, не мучаюсь потом, что сказала неправду. Ну и работа, конечно, спасает. У меня со здоровьем начинаются большие проблемы, если я дома сижу. Поэтому система «белка в колесе» играет в моей жизни очень большую роль. Остановилось колесо – сдохла белка. Трудно, конечно, но честно. А когда честно, то спокойно спишь по ночам.

– Но тренерское сердце, как и материнское, не может без тревоги. Тем более очередные Игры на носу…

– Только одна проблема беспокоит, чтобы дети были все здоровы. Чтобы Бог не отвернулся от нас, а так… В моей жизни это не первая Олимпиада. Я знаю, как нужно готовиться к ней. Ничего не надо загадывать, потому что конкуренция очень серьезная, а просто грамотно, внимательно и спокойно работать. Поэтому настроение у меня сейчас нормальное. Этот цикл олимпийский гораздо более спокойный, чем прошлый. В Афинах, помните, было тяжело потому, что нужно было доказывать после скандала с Кабаевой и Чащиной (они были обвинены в употреблении запрещенного препарата фуросемид. – «НИ»), что все это просто ошибка, и на мастерстве двух великих гимнасток она никак не скажется. Алина и Ира после того, как вернулись, должны были стать олимпийскими чемпионками. Не получилось бы, никто бы, наверное, не осудил. Потому что вернуться после дисквалификации и выступать на прежнем уровне в нашем виде спорта – уже подвиг. Но мы во всей этой истории хотели поставить большой восклицательный знак вместо жирной точки. Поэтому было очень трудно, а сейчас, слава Богу, более спокойная обстановка, и я счастлива. Результаты в течение года у девочек были хорошие, все последние соревнования выиграла Женя Канаева. Сейчас Капранова и Сесина разыграют вторую путевку между собой, и мы уедем в Токио на последний сбор. Собирались сразу лететь в Китай, но там, как нам сообщили, сейчас не очень хорошая экологическая обстановка. А у девочек режим – они мало едят, много пьют, поэтому их здоровьем не хочется рисковать.

– Сколько они тренируются сейчас?

– В обычном режиме – три тренировки в день.

– Судейство в Пекине в отношении сборной России будет более жестким?

– Ну как вам сказать… Чем выше хочешь подняться, тем больше усилий нужно прикладывать. И тем больше с тебя спрос. Это нормально. Я не удивлюсь, если в Пекине сложится именно такая ситуация. Мы и работать должны, исходя из этого.

– То, что Женя Канаева, о которой сейчас все говорят, ворвалась в элиту так стремительно, для вас неожиданность?

– А вы знаете, у меня в жизни не бывает неожиданностей. Я и по жизни всегда иду, зная об этом. Вот была первая ученица Венера Зарипова. Так имя Венера – это фамилия Винер только без буквы «а». Потом пошли одна за другой девочки с созвучными именами – Амина, Янина, Алина (Зарипова, Батыршина, Кабаева. – «НИ»)... У Кабаевой и Канаевой в одну букву разница. Это все говорит о чем-то, и нужно только внимательно следить за рукой, как говорится. Женя уже в прошлом году великолепно выступила на чемпионате Европы, выиграла «ленту», но сейчас у нее наступил такой расцвет, когда она из просто девушки превратилась в красавицу. А мы вот в этот пигмалион, в эту статую красивую сумели вдохнуть душу, и она ожила. Дай Бог, чтобы сумела Женя показать всю свою женственность, всю нежность и красоту на Олимпийских играх.

– Не могу не спросить о Кабаевой. Она закончила со спортом официально?

– Об Алине трудно что-то говорить официально. По своим данным она могла бы до моего возраста тренироваться и выступать. Подождем. Я не хочу ее провожать. Можно было бы сейчас собрать народ, сделать концерт и сказать: до свидания, Алина! Не так давно я ей это предложила, но она как отрезала: «Провожать меня не надо!» Мне это очень хорошо засело в голову, и теперь, когда подходит очередной турнир и я думаю, что хорошо бы проводить Кабаеву, вспоминаю ее голос и оставляю эту идею. Так что пока не будем.

– В конце июля у вас юбилей. Какой бы вы хотели получить подарок?

– Я не думаю о юбилее. Как-то так получается, что часто после юбилея все куда-то исчезают… Но если нужно будет его отметить, мы сделаем концерт во славу художественной гимнастики и России. Больше ничего. И только после Олимпиады. А подарок… Лучший подарок для меня – это мои дети. Алина, Ира, Ляйсан Утяшева… Посмотрите, они и после гимнастики крепко стоят на ногах.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter