Рус
Eng
Марат Сафин

Марат Сафин

15 марта 2006, 00:00
Спорт
Подготовил Андрей СИМОНЕНКО
Бывшая первая ракетка России Марат САФИН на турнире серии «Мастерс» в Индиан-Уэллсе дошел уже до четвертого круга, причем вчера он второй раз за последние две недели обыграл лучшего теннисиста России Николая Давыденко. На пресс-конференцию Сафин пришел в хорошем и весьма разговорчивом настроении.

– Марат, всем показалось, что Давыденко как-то особенно сильно нервничает, когда играет с вами…

– Я с вами согласен. Ему как номеру один в России не очень-то хочется встречаться на корте с соотечественником, который провел вне тенниса семь месяцев и которому нечего терять. Не хочется, а деваться некуда. Поэтому и нервничает.

– Но Николай уже говорил, что, несмотря на ваш нынешний рейтинг, считает вас очень серьезным противником, равным себе.

– Что ж, приятно слышать. Я тоже могу сказать, что позиция Давыденко в мировой классификации вполне отражает реальную силу его игры. Он очень крепкий теннисист. Никогда не проигрывает без борьбы, стабилен, может играть на всех типах кортов. Джентльмен, умеет крепко пожать руку даже после упорного матча, в котором он проиграл. Конечно, его стиль не выглядит зрелищным, но это если сравнивать с грандами вроде Агасси. Я бы еще так сказал: Давыденко просто не такой «раскрученный» теннисист, как те же Надаль или Налбандян. Но он не хуже. И я тоже нервничаю, когда играю против него.

– А вам-то что нервничать, ведь вы сами сказали, что терять уже нечего?

– Да есть, конечно, что терять. Я ведь амбициозный. Я слетел на 52-е место в рейтинге. Надо выбираться наверх, а то я просто не буду попадать в турниры. Не хочу ближайшие пять лет провести во второй полусотне. Если я буду постоянно проигрывать здесь в первом круге, там во втором, то люди перестанут воспринимать меня серьезно. Соперники перестанут меня бояться. Поэтому мне очень важно показать им, что я не разучился играть в теннис.

– Какая вам разница, что думают соперники? Вы ведь по своему личному опыту знаете, что способны побеждать кого угодно, если, конечно, играете в свой лучший теннис.

– Да, но свой лучший теннис я сейчас не могу показать просто так, по желанию. Умом-то я понимаю, что он вернется не сразу, после того, как пройдет какое-то время. А сердцем не хочется проигрывать уже сейчас. Мы все эгоисты, и я в том числе. Мы не хотим быть неудачниками.

– В один из моментов матча с Давыденко вы обратились к судье на линии с фразой, которая начиналась со слова «дорогуша». Что это значило?

– Я ему сказал: «Дорогуша, это очко для меня было важным». Ну а как иначе – счет 15:40, я подал «эйс», а он его «сожрал». Что мне было еще ему говорить?

– Расскажите, как вам жилось семь месяцев без тенниса. Сильно скучали по турнирам?

– Да, сильно. Почувствовал большое желание вернуться уже после первых двух месяцев «каникул». Отдыхать, конечно, приятно, но в какой-то момент начинаешь понимать, что теннис – это твоя жизнь и без нее никуда. Скучал, конечно, не только по соревнованиям и матчам, но и по всему остальному, что этот процесс окружает, вроде торжественных обедов. Без тенниса пришлось тяжело еще и потому, что люди начали нести всякую чушь... Мол, я не хочу возвращаться из-за того, что у меня куча денег. Или из-за того, что мне надоело играть. Захотелось доказать и себе, и всем остальным, что не надоело. Я действительно был травмирован и возвращаюсь.

– Но хоть какая-то польза в этом перерыве была?

– Несомненно. Я решил множество проблем, которые меня беспокоили вне моей карьеры. Теперь мне гораздо легче выступать, так как могу полностью сфокусировать внимание на теннисе. Я бы даже сказал так – это случилось со мной в очень нужный момент.

– А что случилось с вашей прической, Марат? Когда подстрижетесь?

– Все меня об этом спрашивают. Погодите, всему свое время. Мой папа уже лысый, дайте хоть мне поносить длинные волосы, а то другого шанса может и не быть.

– Женщинам-то как, нравится?

– Главное, что нравится мне самому.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter