Рус
Eng
«Сейчас они лежат в одной палате»

«Сейчас они лежат в одной палате»
Новость

31 августа 2015, 00:00
Сотрудников ульяновского СИЗО-1, где в субботу при пожаре погибли четверо заключенных, наградят. Об этом заявил вчера пресс-секретарь правительства Ульяновской области Игорь Жарков. Погибших подследственных, по его словам, похоронят за госсчет. Между тем следователи и общественники продолжают разбираться в причинах тра

Руководство Ульяновской области высоко оценило действия сотрудников ФСИН, которые «моментально отреагировали на этот пожар и объявили тревогу», заявил вчера пресс-секретарь областной администрации Игорь Жарков. «Те сотрудники ФСИН, кто проявил мужество и сработал оперативно, будут представлены к различным наградам и поощрениям… Такая информация прозвучала на заседании комиссии по ЧС в правительстве региона», – заявил г-н Жарков. По его словам, «если бы не оперативные действия сотрудников ФСИН, то пострадавших и погибших могло бы быть больше. Они быстро вывели тех людей, которые находились в нижних этажах на верхние. Фактически их спасли».

По словам Жаркова, четверым погибшим заключенным организуют похороны за государственный счет, поскольку «они все не имеют близких родственников».

К вчерашнему вечеру в больнице оставались восемь пострадавших при пожаре, у которых были диагностированы ожоги дыхательных путей и отравление продуктами горения. По словам министра здравоохранения Ульяновской области Павла Дегтяря, их состояние было стабильным, угрозы жизни не было. Среди пострадавших от пожара – пятеро заключенных и трое сотрудников СИЗО.

В причинах возгорания продолжают разбираться следователи, областные чиновники и общественники. В администрации региона вчера выдвинули версию, что возгорание мог спровоцировать ремонт в здании: «Сегодня стало известно, что строительно-монтажные работы велись в этот день в следственном изоляторе, на первом этаже. Прозвучала такая версия, что это могло привести к возгоранию. Но сказать сейчас однозначно, что стало причиной, никто не может. Нужно дождаться экспертиз от следственных органов. Сейчас там работает следственная бригада, работают дознаватели от МЧС», – заявил пресс-секретарь Жарков.

«Мне позвонили сразу, ОНК подключилась немедленно, уже вчера мои коллеги там ходили, говорили с людьми. По их данным, произошло замыкание. Ситуация внештатная, здание дореволюционной постройки. Мы неоднократно ставили вопрос, в том числе и начальнику УФСИН, о том, что надо строить новое здание, выносить учреждение за пределы города, в актах это всё отражали. Мы там были две недели назад и как раз написали акт. Замечания были именно по ремонту», – рассказала «НИ» глава региональной Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Ольга Баханова.

«Я был в здании вчера вечером, вместе с уполномоченным по правам человека в Ульяновской области Крутилиной Людмилой Александровной. Действительно, проводка. Возгорание произошло в карцерном помещении, что называется, для буйных. В тот момент там никого не было. Стены обиты кожзаменителем, синтетическим материалом, поэтому огонь распространился очень быстро. И сразу пошел угарный газ, поэтому сотрудники и отравились. Потом пошло по этажам», – рассказал «НИ» член областной ОНК Сергей Фомин. На вопрос о том, насколько такая обивка стен соответствовала нормам пожарной безопасности, собеседник «НИ» ответить затруднился: «Это не мне решать, у нас есть МЧС».

Региональные правозащитники также отмечают слаженные действия работников администрации. «Сотрудники, я видел своими глазами, бегали все черные, вытаскивали людей. Это не так легко, когда идет угарный газ. Если бы не дежурный, который вовремя среагировал и вызвал МЧС, все было бы намного хуже, – заявил Сергей Фомин. – Некоторые попали в реанимацию. Сейчас лежат все вместе, в одной палате – и те, кто сидел, и те, кто помогал им выходить».

Тем временем никакими сведениями о том, кто именно погиб при пожаре, члены ОНК не располагают. «У меня такой информации нет – имена, кем они были… Это все будет официально озвучено», – заявил «НИ» Сергей Фомин. На недостаток информации о происшествии жалуются и родственники подследственных, продолжающих находиться в СИЗО-1 Ульяновска. Так, пользовательница ресурса Gulagu.net, представившаяся Еленой, пишет: «Сейчас утро воскресенья, до сих пор никакой горячей линии не открыто, никакой официальной информации нет о погибших и потерпевших, у меня в СИЗО находится несовершеннолетний мальчик, ему только исполнилось 15 лет, здоровье очень слабое, и я не могу никакой информации получить от сотрудников СИЗО». По сведениям женщины, «люди вчера кричали из окон СИЗО, звали о помощи, затем у СИЗО обесточили свет, заключенные задыхались в закрытых камерах, спустя энное время около 30–60 минут начали оказывать первую помощь». Комментарий «анонимного источника», также опубликованный на Gulagu.net создателем ресурса Владимиром Осечкиным, свидетельствует, что «автомобили «Скорой помощи» не запустили в СИЗО, врачей не допустили в карцеры и помещения изолятора, погибших и пострадавших сотрудники СИЗО выносили к ним на носилках спустя какое-то время... Возможно, если бы врачей пустили в СИЗО, количество погибших было бы меньше...».

Члены региональной ОНК в беседе с «НИ» эти сведения опровергают; официальный комментарий от регионального управления ФСИН же пока только один и крайне лаконичный: это сообщение на официальном сайте ведомства о возгорании и о том, что «пострадавшим и родственникам погибших будет оказана материальная помощь».

Ситуацию с расследованием пожара контролируют в Совете по правам человека РФ, Общественной палате РФ и Госдуме. Глава СПЧ Михаил Федотов заявил вчера, что в ближайшее время учреждение посетит группа правозащитников, члены комитета ГД по безопасности намерены обсудить происшествие на ближайшем заседании и уже обратились в прокуратуру, а члены ОП РФ выдвинули гипотезу, что заключенных погубило отсутствие в здании плана эвакуации, и предложили провести проверки безопасности во всех местах принудительного содержания.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter