Рус
Eng

ФСБ: экс-полковник Максименко вводил в заблуждение Бастрыкина

ФСБ: экс-полковник Максименко вводил в заблуждение Бастрыкина
ФСБ: экс-полковник Максименко вводил в заблуждение Бастрыкина
31 июля 2017, 10:30Общество
Бывший глава ГУМВиСБ СКР Михаил Максименко, обвиняемый в получении взятки от криминального авторитета, также обвиняется в подтасовке данных, введении в заблуждение своего начальника, главы СК РФ Александра Бастрыкина и раскрытии информации о ходе расследования уголовных дел.

Напомним, что экс-полковник Максименко вместе с руководителем УСБ Александром Ламоновым, его заместителем Денисом Богородецким и первым заместителем руководителя ГСУ СКР по Москве Денисом Никандровым обвиняются следователями ФСБ в получении взятки в размере €500 тыс. от вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодой). Вместе с этим Максименко также вменяются в вину еще два преступных эпизода — получение денег от авторитетного бизнесмена из Санкт-Петербурга Бадри Шенгелии и известного девелопера Дмитрия Смычковского. Об этом сообщает "Коммерсант".

По версии ФСБ, Бадри Шенгелия был заинтересован в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников петербургской полиции. В декабре 2014 года в отношении коммерсанта проводились следственные мероприятия, в том числе обыск его машины. По заявлению Шенгелии, в ходе обыска были похищены дорогие наручные часы марки Hublot. С целью наказать обидчиков, Шенгелия, как считает следствие, обратился к своему знакомому Михаилу Максименко, передав ему в октябре 2015 года в одном из петербургских отелей $50 тыс. По данным следствия, это была плата за незаконные действия полковника Максименко.

По версии ФСБ, в начале 2015 года Максименко договорился с начальником 17-го отдела регионального управления собственной безопасности ГУСБ МВД полковником Юрием Тимченко, а также его подчиненным, старшим оперуполномоченным подполковником Виталием Федосовым. По договоренности с полковником Максименко, они передали материалы проверки инцидента с господином Шенгелией во второе следственное управление ГСУ СКР, расположенное в Санкт-Петербурге. В апреле того же года следователями были составлены рапорты об обнаружении в действиях полицейских признаков превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ). Позже материалы дела передали для проверки в ГСУ СКР по Санкт-Петербургу. При этом, следователи несколько раз отказывались возбуждать уголовное дело по довольно туманным обстоятельствам.

В июне того же года, полковник Максименко подготовил на имя председателя СКР Александра Бастрыкина докладную записку, в которую внес, по данным ФСБ, ложную информацию о том, что прокуратура якобы отменяла постановления о возбуждении дела. В записке Максименко предлагал инициировать в отношении несговорчивых петербургских коллег проведение служебной проверки. Она была проведена, но без привлечения сотрудников управления процессуального контроля СКР, что является обязательным условием в соответствии с указанием того же Александра Бастрыкина. В ходе проверки не было выявлено фактов вынесения незаконных или необоснованных процессуальных решений, но, по инициативе Михаила Максименко, материалы были переданы из Санкт-Петербурга в ГСУ СКР в Москву и вручены с сопроводительным письмом лично и. о. руководителя ГСУ. При этом документы якобы не были зарегистрированы в установленном порядке, а проверка по ним велась с нарушением сроков.

Уголовное дело отношении "неустановленных сотрудников" ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти все же было возбуждено осенью 2015 года. Но уже через две недели заместитель генпрокурора России отменил постановление о возбуждении, а его решение чуть позже было закреплено постановлением генпрокурора Юрия Чайки.

При этом отмечается, что Бадри Шенгелию при этом признали взяткодателем и возбудили в его отношении дело (ст. 291 УК РФ). Также подчеркивается, что полицейские из ГУСБ Тимченко и Федосов также оказались под следствием, но по другим основаниям.

Ранее "Коммерсант" писал, что Тимченко - выходец из ГИБДД, дослужившийся до начальника отдела ГУСБ, контролировавшего деятельность полиции на территории Северо-Западного федерального округа, был арестован в декабре прошлого года. Его обвинили в вымогательстве взятки в 100 млн руб. у коммерсантов, которых заподозрили в крупной неуплате налогов. В феврале 2017 года был задержан также подполковник Федосов, которому обвинили в мошенническом хищении более 100 тыс. руб. из средств, выделенных на оплату труда агентов. Недавно его приговорили к условному сроку. Свою вину Федосов полностью признал.

Еще один преступный эпизод в деле Максименко касается его связей с крупным застройщиком Дмитрием Смычковским, который по версии следствия, передал в конце 2015 года в качестве взятки руководящему сотруднику СКР Jeep Wrangler. Даже не новая, такая машина оценивается, по некоторым данным, более чем в 2,5 млн руб. За это полковник якобы оказывал строителю "общее покровительство" и сообщал о ходе расследования интересующих того уголовных дел.

По информации источников "Коммерсанта", Максименко проверяют по целому ряду возможных преступлений. В том числе, о возможном получении взятки в виде щенка редкой и дорогой породы кане-корсо. Эту собаку полковник якобы отвез своей супруге, проживающей в Санкт-Петербурге. Кроме того, по неподтвержденной информации, изучаются данные о возможной покупке квартиры Михаилом Максименко и Денисом Никандровым в качестве подарка для некоей сотрудницы центрального аппарата СКР. Вместе с этим, среди бывших коллег Максименко ходят слухи о том, что ведется проверка по постройке им некоего дорогостоящего коттеджа.

Защита Максименко данные сведения не комментировала.

Однако адвокат Ольга Лукманова, представляющая интересы Александра Ламонова, заявила, что ее подзащитный, обращавшийся ранее с открытым письмом к президенту Владимиру Путину, продолжает настаивать на своей невиновности. От дальнейших комментариев госпожа Лукманова воздержалась, сославшись на данную ею ранее подписку о неразглашении данных предварительного следствия.

По некоторым данным, остальные фигуранты скандального дела отказываются признать свою вину и не дают показаний, ссылаясь на статью 51 Конституции. При этом они обжалуют все решения следствия и судов, утверждая, что их уголовное дело должен расследовать именно СКР, а отнюдь не ФСБ, которой оно было поручено заместителем генпрокурора России Виктором Гринем.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter