Рус
Eng
Руководитель программ АДЦ «Мемориал» Стефания Кулаева

Руководитель программ АДЦ «Мемориал» Стефания Кулаева
Новость

31 марта 2016, 00:00
Вчера в Красноярске ОМОНу штурмом пришлось брать дом богатой цыганки, которая оказалась торговкой наркотиками. Об этом сообщило в среду краевое управление Госнаркоконтроля. Это уже не первый за месяц скандал с цыганами. О том, как живет этот народ в России, рассказала «НИ» руководитель программ Антидискриминационного ц

– Можно ли оценить количество цыган в России?

– Существуют разные оценки. Перепись населения дает меньше 200 тысяч. Но это неверные оценки, потому что мы проводили опросы в таборах – туда переписчики не ходили. По нашим оценкам, в стране около полумиллиона цыган. Некоторые насчитывают и до полутора миллионов, но этим сведениям я не очень доверяю, потому что не понимаю, на чем они основаны.

– По статистике Федерального агентства по делам национальностей, власти не имеют данных о занятости 82% цыган. Какой образ жизни обычно ведут цыгане в России?

– Это очень разные группы. Те, которые сейчас на слуху, – это котляры, молдавские цыгане, они живут в таборах. Мы в основном встречаем русских цыган, или рома, – они живут в деревнях, держат лошадей, занимаются сельским хозяйством. Родственные им группы – польские и белорусские рома. Они живут отдельно, не стремясь собираться таборами. Иные традиции у крымских цыган, которых почему-то всех называют по фамилии Оглы. Есть еще влахи, потомки балканских цыган, – в Астрахани они занимают целые улицы и кварталы. Мы пытались работать со страшной историей гибели ребенка в таборе цыган-мадьяров – там была маргинальная группа, люди дошли до крайнего обнищания.

– Многие цыган недолюбливают и опасаются…

– Есть отдельные случаи криминала – они бывают у всех народов. Если смотреть статистику, то количество людей, у которых есть проблемы с законом, – значительно меньше 10%. Бывают мелкие кражи, в основном среди мадьяр. Бывает распространение наркотиков, но это редко наркобароны, как любят представлять, а, как правило, нищие люди.

– Недавно произошел нашумевший случай, когда жители табора атаковали сотрудников газовой службы, которые приехали ликвидировать незаконную врезку. Почему была такая сильная реакция?

– Я знаю тот табор больше десяти лет, и дико было наблюдать за происходящим. Цыгане здесь очень спокойные люди, они больше полувека живут, и таких инцидентов не было. Когда появляется какая-то проблема, то решать ее выходит барон с помощью переговоров. Поэтому очень странно, что женщины начали «бузить». Тем более что, судя по материалам СМИ, их было немного – около двадцати. А в таборе – три тысячи человек. Почему они так сделали? Либо им кто-то со стороны дал такой «добрый» совет, либо они пришли в отчаяние, потому что испугались, что их дома могут снести. Цыгане появились тут в 60-х годах, после реабилитации депортированных народов. Людей тогда просто распихивали по разным районам страны – вот земля, живи как хочешь.

– Дают ли в случае сноса незаконных построек людям крышу над головой?

– Закон прямо обязывает власти предоставлять жилье, и для таких случаев предусмотрен маневренный фонд. Однако я никогда не слышала о его использовании в отношении цыганских семей – даже многодетных. Кто-то снимает потом дачные домики, непригодные для жизни зимой. Кто-то оказывается на улице. Была у нас одна счастливая история в Тюмени, когда бизнесмен, который покупал землю с «самостроем» для торгового центра, сам построил в другом месте коттеджи и переселил туда оставшихся без жилья цыган.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter