Рус
Eng

«Первым делом накормить!»: 31 января 1943 года сдался в плен фельдмаршал Паулюс

«Первым делом накормить!»: 31 января 1943 года сдался в плен фельдмаршал Паулюс
«Первым делом накормить!»: 31 января 1943 года сдался в плен фельдмаршал Паулюс
31 января 2021, 18:24Общество
При капитуляции Паулюс смог предъявить только свою солдатскую книжку, так как приказ Гитлера о своем производстве в фельдмаршалы он получил лишь накануне по радио

В этот день, 31 января 1943 года на фронтах Второй мировой войны произошло весьма значимое событие: бойцы 64-й армии в Сталинграде взяли в плен командующего 6-й армией генерал-фельдмаршала Паулюса и весь его штаб. Паблик «История в 1 фотографии» рассказывает, как это произошло:

«К концу января 1943 года 6-ая армия была раздавлена, Паулюс лишился танков, боеприпасов и горючего. К 22 января был занят последний аэродром. 23 января с поднятыми руками из здания бывшей тюрьмы НКВД вышел командир 4-го армейского корпуса генерал Макс Карл Пфеффер, вместе с остатками своей 297-й дивизии капитулировал генерал Мориц фон Дреббер, в парадной форме при всех регалиях сдался командир 295-й дивизии генерал Отто Корфес.

Местонахождение Паулюса по-прежнему оставалось неизвестным, ходили слухи о том, что ему удалось выбраться из окружения. 30-го января была перехвачена радиограмма о присвоении Паулюсу звания фельдмаршала. В радиограмме Гитлер ненавязчиво намекал: "Ещё ни один немецкий фельдмаршал не попадал в плен". Наконец, разведка донесла, что немецкие приказы поступают из здания Центрального универмага. Там Паулюса и нашли.

Британский журналист Александр Верт: 31 января фельдмаршал Паулюс наконец сдался в своем штабе, помещавшемся в подвале универмага. Позднее, попав в Сталинград, я услышал о том, как все это происходило, от человека, захватившего Паулюса в плен, - белокурого, курносого, со смешливой физиономией старшего лейтенанта Федора Михайловича Ильченко, которого, казалось, никому и в голову бы не пришло называть иначе как Федей. Федя весь так и кипел от возбуждения, рассказывая свою историю.

31 января, на следующий день после десятой годовщины прихода Гитлера к власти (Гитлер в этот день не выступил со своей традиционной речью), советские соединения со всех сторон приближались к центру Сталинграда. Немцы, замерзшие, голодные, еще продолжали сопротивляться.

После мощной артиллерийской подготовки части 64-й армии, наступавшие с запада, захватили сначала всю площадь перед зданием универмага, а затем начали окружать само здание. Время от времени в бой вступали также огнеметы.

По словам Ильченко, днем он узнал от трех захваченных в плен немецких офицеров, что Паулюс находится в здании универмага. «Тогда мы начали обстреливать здание из артиллерийских орудий (моя часть занимала противоположную сторону улицы, как раз напротив бокового входа в универмаг), и, как только в него начали попадать снаряды, из дверей выскочил представитель генерал-майора Раске и начал махать мне рукой.

Это было очень рискованно, но я все же пересек улицу и подошел к нему. Тогда немецкий офицер вызвал переводчика, и тот сказал мне: «Наш главный начальник хочет говорить с вашим главным начальником». На это я ему заявил: «Ну, у нашего главного начальника других дел много. Его тут нет. Придется вам иметь дело со мной».

Тем временем наши продолжали обстреливать здание с другой стороны площади. Я позвал своих, и ко мне присоединилось двенадцать бойцов и два офицера. Все они, конечно, были вооружены, и немецкий офицер сказал: «Нет, наш командир просит, чтобы вошли только один или двое из вас». А я ему: «Нет уж, дудки. Один я не пойду». В конце концов решили, что нас будет трое.

И вот мы втроем входим в подвал. Сейчас-то он пуст, но вы бы видели его тогда! Он был буквально набит солдатами - их тут были сотни. Хуже, чем в трамвае! Все они были грязные, голодные, а уж воняло от них! Вид у всех был страшно перепуганный. Они сбежались сюда, чтобы укрыться от минометного огня».

Ильченко и двух других бойцов привели к генерал-майору Раске и начальнику штаба Паулюса генерал-лейтенанту Шмидту. Раске сказал, что от имени Паулюса переговоры о капитуляции будут вести они, ибо Паулюс «со вчерашнего дня не отвечает ни на какие вопросы». Все это было, по словам Ильченко, несколько странно - он никак не мог решить, кто же тут главный. То ли Паулюс передал свои полномочия Раске, то ли он просто хочет избежать личного участия в капитуляции, или, может быть, между Паулюсом и остальными возникли какие-нибудь разногласия? Нет, вряд ли, так как Раске и Шмидт то и дело заходили в комнату к Паулюсу, видимо, чтобы переговорить с ним о предстоящей капитуляции. Возможно, Паулюс просто не желал лично вести переговоры с каким-то простым советским старшим лейтенантом.

Однако, в конце концов, Ильченко ввели в комнату Паулюса. «Он лежал на железной койке, - рассказывал Ильченко, - в мундире, небритый, и вид у него, прямо скажем, был невеселый. «Ну, - сказал я, - конец». Он этак печально на меня посмотрел и кивнул. Когда мы вышли в соседнюю комнату - а коридор, заметьте, все еще был забит солдатами, - Раске сказал мне: «У меня к вам просьба. Обеспечьте, чтобы его увезли отсюда в приличном автомобиле и под надежной охраной, а то красноармейцы еще убьют его, как какого-нибудь бродягу». Ильченко рассмеялся. «Я сказал: «Ладно».

На самом деле, кроме лейтенанта Ильченко при аресте Паулюса в подвале сталинградского универмага присутствовал и более крупный начальник – генерал-майор Иван Андреевич Ласкин, начштаба 64-й армии.

Генерал Ласкин И. А.: Я назвал себя, объявил его пленником, потребовал сдать личное оружие. Паулюс подошел крупным шагом, приветствовал меня поднятием правой руки, представился. Заявил на плохом русском языке, что он, генерал-фельдмаршал германской армии, сдается в плен Красной армии. Сообщил, что в фельдмаршалы произведен вчера, новой формы не имеет. Добавил с горечью, что теперь она вряд ли понадобится.

Я предъявил наши ультимативные требования о капитуляции, потребовал отдать такой приказ войскам северной группы, а также сообщить, какие последние указания давал Гитлер 6-й армии и войскам группы «Дон».

Паулюс ответил, что его армия рассечена на две изолированные группировки. С северной группой связи нет, у нее свой командующий генерал-лейтенант Штреккер. Южной командует генерал-майор Росске. Вопрос о капитуляции должен решаться с командующим каждой группы войск в отдельности. В последних распоряжениях фюрер требовал продолжать сопротивление и ждать подхода группы Манштейна.

Паулюс обратился с просьбой, чтобы пленным генералам и офицерам оставили их форму, личное холодное оружие и разместили отдельно от солдат. Я заявил, что рассмотрим этот вопрос позднее.

– Вы можете припомнить, как фельдмаршал держался?

– В разговоре со мной Паулюс держался спокойно, даже достойно. Его речь и движения были ровными.

На этом первый разговор с Паулюсом был закончен. Ему и генералу Шмидту было предложено следовать за нами. Когда мы выбрались из подвала во внутренний двор универмага, то увидели, что наши бойцы уже обезоружили охрану немецкого штаба. Двор был заполнен нашими бойцами. Они ликовали, бросали вверх шапки, кричали «ура».

– Куда повезли плененного фельдмаршала?

– На нашей эмке мы повезли его в штаб 64-й армии, в село Бекетовка. В первой машине Паулюс ехать не захотел – кругом было много мин. Тогда впереди пошла полуторка, в нее посадили пленного генерала Шмидта. Потом уже следовала легковая машина, где были я и Паулюс. Еще в одном грузовике ехал адъютант командующего полковник Адам.

По дороге красноармейцы конвоировали группы пленных немцев. Еще совсем недавно завоеватели, бравые вояки, сейчас они имели жалкий вид сброда. Я приказал водителю замедлить ход возле одной такой группы. Видя печальное зрелище, которое представляла его бывшая армия, Паулюс горестно поник головой:

– Это ужасно…

В полдень мы были в Бекетовке, возле домика, где размещался штаб армии. В штабе я доложил командарму генерал-лейтенанту Шумилову, что боевое задание по принятию капитуляции южной группировки немецких войск и пленению командующего немецкой 6-й армии выполнено.

– Что далее происходило в штабе?

– Войдя в комнату, Паулюс вскинул в приветствии правую руку вперед и вверх и по-русски доложил:

– Фельдмаршал германской армии Паулюс сдался Красной армии в плен.

Генерал Шумилов потребовал предъявить документы, удостоверяющие его личность. Паулюс ответил, что может предъявить только свою солдатскую книжку. Приказ фюрера о производстве его в фельдмаршалы он получил лишь накануне по радио. Шмидт подтвердил этот факт.

Генерал Шумилов сообщил Паулюсу и Шмидту, что советское командование гарантирует им жизнь, личную безопасность, а также сохранность мундира и орденов. Состоялась официальная беседа с пленными. О содержании ее было доложено командующему Донским фронтом генерал-полковнику Рокоссовскому. Тот приказал накормить пленного фельдмаршала, а затем отправить в штаб фронта.

В мемуарах адъютанта Паулюса В. Адама указывается, что при знакомстве Михаил Степанович Шумилов назвал пленного командующего 6-й армией «фон Паулюсом», на что последний указал, что не является дворянином…»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter