Рус
Eng

Антон Красовский: по темпам эпидемии ВИЧ мы одна из худших стран в мире

Антон Красовский: по темпам эпидемии ВИЧ мы одна из худших стран в мире

Антон Красовский: по темпам эпидемии ВИЧ мы одна из худших стран в мире

30 ноября 2018, 12:13
Общество
Фото: RFE/RL
Журналист и директор фонда "СПИД.Центр" Антон Красовский комментирует противоречивую статистику по темпам распространения ВИЧ в России, опубликованную накануне Всемирного дня борьбы со СПИДом 1 декабря. По его данным ситуация по профилактике ВИЧ в России сравнима только с самыми отсталыми странами.

Глава Роспотребнадзора Анна Попова сообщила, что России удалось остановить распространение заболеваемости ВИЧ-инфекцией и получить отрицательные цифры прироста по результатам 10 месяцев этого года, - сообщает РИА "Новости". - По ее словам, темп прироста заболеваемостью ВИЧ снизился с 13% в 2013 году до минус двух процентов в 2018 году.

Как следует из доклада ВОЗ, опубликованного в среду, в 2017 году в Европейском регионе ВОЗ было зарегистрировано 159 420 новых случаев ВИЧ-инфекции (20 на 100000 населения). При этом самые высокие показатели на 100 тысяч населения якобы наблюдались в Российской Федерации (71,1), Украине (37), Белоруссии (26,1) и Республике Молдова (20,6), а самые низкие – в Боснии и Герцеговине (0,3), Словакии (1,3) и Словении (1,9)

"В день борьбы со СПИДом информационные агентства дали нам бесконечное количество поводов, - говорит Антон Красовский в эфире радиостанции "Эхо Москвы". - Смотрите, как все вышло. ТАСС с утра выдал информацию, что Россия - худшая страна в Европе. О, боже, какая новость. Правда. Вы удивлены, дорогие слушатели. И так забеспокоились все государственные чиновники, что сам ТАСС выдал информацию, что начали каким-то образом искать место, где бы это все опровергнуть.

Удивительная женщина Попова, новый Онищенко. Она решила использовать платформу РИА-новостей для того, чтобы всё это опровергнуть, рассказать о том, как она победила СПИД в России. На самом деле о чем идёт. Действительно темпы выявленного прироста в этом году начали сокращаться относительно, например, 5-6-летней давности. Это знаете, почему произошло, дорогие друзья? Потому что начали выявлять. То есть 5-6 лет назад вообще никого не тестировали. А потом, когда решили тестировать, с каждым годом эти новые случаи участились. И вообще эпидемия растёт.

Там сейчас разногласия цифр, например Институт гигиены дает за первые 10 месяцев 70 тысяч новых случаев, а реальное статистическое учреждение, Федеральный центр по борьбе со СПИДом, учреждение, которое получает действительно все документы со всей страны, говорит про цифру 85 тысяч 410 случаев за первые 10 месяцев. Это только те граждане России, не считая анонимных тестов и не считая иностранцев. В случае с мировой практикой это программа "Спектрум", которую использует программа по борьбе со СПИДом и ВИЧ во всём мире. Называется ЮНЭЙДС. И вот этот «Спектрум» показывает в России сейчас полтора миллиона людей, живущих с ВИЧ.

Эта цифра подтверждается и математическими анализами моего товарища Григория Дмитриевича Каминского, выдающегося эпидемиолога, который проводил собственное исследование на примере Щелковского района. Это уже больше, чем 1% от всего населения. Мы действительно худшая страна в Европе по многим показателям. К сожалению, хуже, чем даже Украина в два раза по новым случаям. Потому что Украина, так случилось, полностью соответствует всем тем рекомендациям и требованиям, которые сейчас предъявляют к странам, в которых бушует ВИЧ. Всемирная организация здравоохранения и ЮНЭЙДС. И только Россия одна-единственная как страна, которая против всех этих рекомендаций.

Но давай всё-таки вернёмся к реальным цифрам. Вот эти 100 тысяч прироста ежегодно на 144,5 миллиона населения — что это: плохо или хорошо. И мы говорим: мы худшая страна в Европе. Нет, друзья мои, мы не худшая страна в Европе, мы в реальности одна из худших стран в мире. Мы точно хуже, чем худшая страна в Евразии. Вот, например, в Индии в прошлом году было 80 тысяч новых случаев на полтора миллиарда населения. Очень сложная страна, бедная, именно там произрастает максимальное количество опиума, именно там огромное количество героиновых потребителей. Очень странные представления о сексе, о традиционных семьях, вы знаете там по 18 детей, там женщина может рожать от нескольких мужчин. И 80 тысяч всего в Индии. В Бразилии — это крупнейшая страна на Южноамериканском континенте, больше по населению, чем Россия. И вот там 48 всего лишь тысяч новых случаев.

Потому что Бразилия включилась вот в этом программу ЮНЭЙДС удивительное совершенно распространение антиретровирусной терапии, новых нормальных подходов. Поголовный секс-просвет в школах. Кто же хуже нас? Конечно, всегда хуже нас Южно-Африканская республика, там вообще 17% населения живет с ВИЧ. И в прошлом году - 270 тысяч новых случаев. Для ЮАР это немного, поверьте, то есть были годы, когда был и миллион новых случаев за год. Снижается невероятными темпами распространение ВИЧ в Южно-Африканской республике, несмотря на все усилия. В ЮАР 4,5 миллиона из них находятся на антиретровирусной терапии, это крупнейшая в мире программа по антиретровирусной терапии в принципе.

Мозамбик — там 17% населения живет с ВИЧ, 130 тысяч новых случаев в этом году. Страна гораздо меньше, там в районе 30 миллионов живет. Но она вообще довольно дикая эта страна.

И я вам так скажу, главный показатель - надо мерить не от общей популяции, то есть не надо говорить про детишек двухлетних, про бабушек 90-летних, не нужно, забудьте про них. Есть категория - люди от 14 до 49 лет. По этой аудитории продают рекламу нормальные телевизионные каналы. Вот в этой аудитории в России сейчас 1,2 распространение. Чтобы вы понимали, для примера в Демократической Республике Конго, это там, откуда этот вирус вообще пошел, он в Киншасе появился в 20-е годы XX века - 0,9 внутри этой аудитории.

И мы сейчас говорим о мире, в котором люди не то что не умеют читать и писать, они иногда даже не умеют членораздельно разговаривать. Это люди, которые до сих пор живут первобытнообщинными коммунами. Это люди, традиционные ценности которых, например, как в Ботсване заключаются в том, что девочка становится женщиной не когда выходит замуж, а когда рожает ребенка. Поэтому убедить девочку в том, что она должна пользоваться презервативами – невозможно. Это люди, где как в Южно-Африканской Республике содержат по 6-7-8 жен, имея возможность их прокормить. И знаете, как они их прокармливают? Они им пополняют счет мобильного телефона. Это люди, где действительно живут дикие племена и до сих пор, как в Центральноафриканской республике, едят горилл. Мы вот об этом говорим. И мы сравниваем себя с этими людьми. Так вот мы четвёртое место сейчас в мире по распространению. Мы хуже, чем Конго, мы хуже, чем Замбия, мы хуже чем Ботсвана, мы хуже, чем вообще большинство стран южнее Сахары. Нет хуже России сейчас по распространению вируса иммунодефицита человека, учитывая образованность населения, грамотность населения, умение читать.

Хуже нас нет, не надо поэтому, пожалуйста, себя сравнивать с Норвегией, Исландией, Португалией. Знаете, что в Норвегии, например, в прошлом году было 700 новых случаев. Штук. 700 на всю Норвегию. И это всё мигранты. А во Франции, огромной стране там 40 миллионов человек или 45 миллионов во Франции живет, было 5 тысяч новых случаев. И тоже это всё мигранты. Если вы посмотрите доклады на научных конференциях, вы увидите, что все, как правило, все эти новые случаи распространены в кантонах, где находится Марсель и Париж. Вот что такое ВИЧ-инфекция сейчас.

На протяжении десятилетий в России к борьбе с ВИЧ-инфекцией подходили одинаковым методом - мы никогда не позволим здесь делать так, как вы делаете в своей Гейропе. У нас никогда не будет позволено раздавать презервативы и даже более того, мы никогда не позволим в школах рассказывать 16-летним парням о том, что существуют презервативы. Мы их лучше научим стрелять. Мы никогда не разрешим наркопотребителям заместительную терапию. Мы никогда не позволим в нашей стране проводить никакие мероприятия, связанные со снижением вреда для наркопотребителей. Мы никогда не позволим никаких психотерапевтических и ресоциализирующих программ для наркопотребителей, кроме одной - пристегивания его к батарее. И пытками пытаясь излечить его от этой страшной болезни. И более того - мы никогда не признаем в действительности наркопотребление болезнью. Именно поэтому в России 11% человек, содержащихся в местах лишения свободы, живут с ВИЧ. В колониях и тюрьмах. Почему? Потому что все это 11% сидят по 228-й статье. Это инъекционные наркопотребители, это никакие не торговцы, никакие не дилеры, а обычные мальчики и девочки, которых берут с иглой. И у них нет взятки для мента, и они оказываются на 7-8 лет в колонии.

А вас не смущает, что вы делаете 20 лет одно и то же, а ситуация становится только хуже? Может быть, надо сделать по-другому, может быть, надо предложить что-то другое. И, может быть, надо услышать вот всё мировое врачебное сообщество от США до буквально вот этой Демократической Республики Конго, где люди едят горилл. И всё равно там цифры ниже, чем у нас. В позапрошлом году Южно-Африканская республика, это не самая богатая страна на планете, потратила 3 млрд. рэндов, это 200 миллионов долларов на закупку за государственный счёт презервативов мужских и женских. Для Африки это очень важно. Которые специально бесплатно раздавались в аудитории 15-24. То есть, на 70 миллионов долларов в год страна покупала презервативы для детей, потому что дети являются главным потребителем этого продукта. И наша задача - уберечь детей от инфицирования. Это понимает Южно-Африканская республика. Я позавчера сказал об этом в своём докладе на научно-практической конференции, какую проводил Минздрав. Заместитель министра Краевой тут же выступил с заявлением, что мы никогда не будем этого делать, потому что в нашей стране, видимо, он имеет в виду в отличие от всего мира, существует понятие - асоциальное поведение. Существует понятие - нормы морали.

А в такой стране как Россия, где как мы видим сейчас по цифрам прирост максимальный из возможных, надо сделать всё, чтобы люди имели возможность тестироваться самостоятельно, чтобы одноразовый слюновой тест, которым они могли протестироваться, был на каждом шагу и стоил бы 3 копейки. Это задача государства. Задача государства — сделать так, чтобы в школах и в институтах буквально стояли кондоматы. Чтобы люди могли бесплатно взять себе пачку презервативов, а не смотреть на неё на кассе в супермаркете по 849 рублей как за упаковку презервативов Durex".

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter