Рус
Eng
Старая жертва

Старая жертва

30 октября 2012, 00:00
Общество
Зинаида МИШИНА, Надежда КРАСИЛОВА, Анастасия МАЛЬЦЕВА, Маргарита АЛЕХИНА, Дарья БЕГОУЛОВА
На днях мэр Москвы Сергей Собянин объявил, что за последние два года количество торговых палаток в городе сократилось почти в два раза: с 14,5 тыс. до 8,5. По его словам, ликвидированы были объекты «хаотичной торговли»: торговые ряды у остановок общественного транспорта, станций метро, на привокзальных площадях, в парк

В 2010 году Сергей Собянин после объезда Москвы уволил глав Тверского и Пресненского районов. Причиной градоначальник назвал обилие неопрятных ларьков и торговых киосков у метро. Уже на следующий день владельцы ларьков и палаток по всей Москве начали получать от управ требования закрыть точку и вывезти киоск. А еще через пару дней начался массовый снос неугодных ларьков. Случаи сноса киосков были зафиксированы практически во всех округах Москвы.

Но время шло, и ситуацию на нижних этажах чиновничьей власти Москвы начали постепенно спускать на тормозах. Например, как убедились корреспонденты «НИ», сейчас у метро Тушинская стоят целые ряды ларьков, окружающие Тушинский рынок. Там торгуют цветами, пирожками с горячим чаем, табачной и алкогольной продукцией. Сзади находится общественный туалет, запах которого распространяется вокруг. На входе в переход располагаются азиатские продавцы различных товаров и бездомные. Возле Курского вокзала пара ларьков стоят прямо на дороге. Сложная ситуация складывается и в районе станции метро «Белорусская», где в настоящее время ведутся строительные работы: из-за нелегальных торговцев возникает проблема движения пешеходов. В числе других проблемных точек, по наблюдению наших корреспондентов – Триумфальная площадь, Клементовский переулок, район Китай-города и Новокузнецкая улица.

Около небольшого стеклянного ларька рядом со станцией метро «Южная» каждый вечер выстраивается очередь из 15–20 человек. В основном это мужчины, некоторые явно бомжеватого вида. В витрине, кроме скромного ассортимента продуктов, выставлены бутылки пива. «У тебя денег хватит, или мне добавить? – спрашивает молодой парень в капюшоне своего старшего товарища. «Я думал ты сегодня угощаешь», – удивляется спутник. Договорившись, мужчины, отходят от окошка торопливо, неся в руках что-то явно напоминающее по форме бутылки. Тут же рядом на лавочке возле фонтана устраиваются посиделки. К мужской компании присоединяется дама, она также приходит не с пустыми руками. Такие вечеринки, нередко перерастаемые в скандалы, длятся иногда до утра. Причем шум доносится до ближайших двух жилых домов.

Поистине жуткое впечатление оставляет площадка перед входом в метро «Выхино» со стороны примыкающего рынка. Территории самого рынка торговцам оказалось явно мало: киоски, мягко говоря, непрезентабельного вида ютятся едва ли не в несколько этажей перед самым входом в туннель, ведущий к метро. Торгуют в палатках в основном «гости столицы». Главным образом продается съестное, но спешащие на работу горожане редко отваживаются ЭТО купить. Впрочем, «спешить» в метро очень сложно, так как приходится лавировать между едва ли не сотней торговцев-коробейников с раннего утра и до позднего вечера оккупирующих подход к станции «Выхино» и располагающихся аккурат под баннером, напоминающим о штрафах за несанкционированную торговлю с рук. Особенно вызывающе вся эта картина смотрится, когда рядом прохаживается «ничего не замечающий» страж порядка.

Одной из причин недовольства москвичей по поводу ларьков мэр Собянин назвал пробки, которые образуются у придорожных палаток. Сейчас из-за обилия уличных палаток автомобилист может остановиться практически на каждом углу, чтобы купить себе что-нибудь, подтверждает в разговоре с «НИ» президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин. Тем автовладельцам, кто проезжает мимо, это порой сильно мешает, так как у этих торговых точек водители часто останавливаются с нарушением правил стоянки. Вокруг киосков организуются стихийные парковки, которые создают помеху движению, согласился в беседе с «НИ» председатель Общероссийского общественного движения «Движение автомобилистов России» Виктор Похмелкин.

Другая причина нелюбви москвичей к палаткам – мусор и антисанитария, которая создает благоприятные условия для насекомых, привлекает грызунов – разносчиков заразы. «К санитарному состоянию территорий у палаток можно относиться только негативно», – заявил «НИ» сопредседатель группы «Экозащита» Владимир Сливяк. По его мнению, власти должны не только ликвидировать источник мусора, но и обеспечить должный санитарный надзор: «Нужно выписывать штрафы, регулировать торговлю. Этого никто не делает», – считает эколог.

От несанкционированной торговли страдают не только покупатели, но и законопослушные предприниматели, а бюджет терпит миллионные убытки. Чаще всего стихийные рынки образуются вокруг легально работающих точек. Вечером нелегальные торговцы разъезжаются, оставляя после себя кучи грязи и мусора. А за уборку прилегающей территории ответствен официально работающий предприниматель, так что любая проверка оштрафует его. Так, в 2011-м глава Ассоциации производителей мясомолочной продукции, владелец сети палаток, торгующих молоком, Валерий Зайцев участвовал в аукционах, где разыгрывались права на размещение палаток. За каждую из них в течение трех лет в среднем законопослушный предприниматель платил в среднем 1,5 миллиона рублей налога. То есть по 500 тысяч в год. При этом вокруг легальных торговых точек со временем возникали «паразиты»: торговцы монтировали палатки по соседству, подключали электричество от троллейбусных проводов и работали, не платя ни рубля в казну. По словам Валерия Зайцева, при этом они сильно демпинговали – снижали цену на свои товары, отбивая покупателей у легальных ларьков.

Ликвидация палаток – один из наиболее эффективных методов борьбы с распространением алкогольной и никотиновой зависимости, уверен руководитель медицинских программ фонда «Нет алкоголизму и наркомании» Сергей Полятыкин. «По своим пациентам мы знаем, что основные места приобретения алкоголя и табака – это именно палатки. Устранение палаток существенно затруднит к ним доступ и, безусловно, положительно повлияет на здоровье людей», – рассказал «НИ» нарколог. Кроме того, по словам Сергея Полятыкина, у продавцов палаток куда меньше вероятность быть оштрафованными за продажу запрещенной продукции несовершеннолетним, чем у продавцов супермаркетов. Поэтому подростки в большинстве случаев приобретают сигареты и пиво именно там. «Есть противники такого метода борьбы с алкоголизмом и наркоманией, которые говорят, что в случае ликвидации палаток работу потеряют 40 тысяч человек. Но ведь Москва испытывает недостаток в 170 тысячах низкоквалифицированных работников! Так что уволенные продавцы могут еще и выиграть», – предположил в беседе с «НИ» г-н Полятыкин.

Закрытие нестационарных торговых точек действительно существенно не скажется на занятости, подтвердила «НИ» директор Центра миграционных исследований Жанна Зайончковская. «Скорее всего, торговля из палаток будет перемещена в крытые помещения. Владельцы ларьков ведь не хотят банкротиться», – прогнозирует г-жа Зайончковская. По данным нашей собеседницы, в нестационарной торговле заняты около 20% приезжих из бывшего СНГ, и в большинстве случаев это легальные мигранты: «Они ведь на виду и открыты для контроля». Во многих случаях снос палаток действительно хорошо сказался и на внешнем облике Москвы, и на удобстве горожан, считает г-жа Зайончковская. С потребительской точки зрения безопасными можно считать только те из ларьков, которые торгуют готовым товаром, рассказал «НИ» глава Союза потребителей России Петр Шелищ. По его словам, ситуация с точками питания «гораздо сложнее», хотя «сетевые фастфуды контролируются Роспотребнадзором, и с ними проблемы возникают редко».

КАК В СТОЛИЦЕ ПЫТАЛИСЬ УПОРЯДОЧИТЬ УЛИЧНУЮ ТОРГОВЛЮ

Ограничить в Москве уличную торговлю власти пытались еще с начала 1990-х годов. В октябре 1992 года мэр Юрий Лужков издал постановление о запрете торговли спиртными напитками в палатках. Впрочем, после кратковременного исчезновения водка и другие спиртные напитки вновь появились в ларьках. В первой половине 1990-х годов мэр Лужков неоднократно запрещал уличную торговлю с рук зеленью, овощами и фруктами, однако борьба сводилась к милицейским облавам на продавцов. В конце 1990-х уличную торговлю начали ограничивать под предлогом борьбы с терроризмом. Правда, достижения свелись к тому, что часть палаток удалось отодвинуть подальше от станций метрополитена. В 2007 году Юрий Лужков поручил Департаменту потребительского рынка и услуг совместно с префектурами округов сократить число киосков и ларьков, но та кампания привела к тому, что множество палаток стали работать нелегально под прикрытием районных чиновников. Кроме того, многие стационарные киоски превратились в автофургоны. Следующий раунд битвы с ларьками начал новый мэр Москвы Сергей Собянин вскоре после вступления в должность осенью 2010 года. Была разработана постоянная схема размещения торговых палаток, и те ларьки, которые не попали в эту схему, ликвидировали. Москомархитектура также разработала основной дизайн ларьков для различных зон города. По задумке чиновников, новый вид ларьков должен сменить разнородные павильоны, которые портят внешний облик столичных улиц.
Андрей КАРЕВ

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter